Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Рабочий и уборщица

Юлия Ларина — о том, что обсуждалось на круглом столе по теме «Нужно ли бороться с трудовой миграцией?»

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Экономика России без приезжих не обойдется. А скоро нам и этих мигрантов не хватит


Юлия Ларина


История с Бирюлево — это следствие провальной миграционной политики и коррупции. Об этом говорили на прошлой неделе на круглом столе по теме "Нужно ли бороться с трудовой миграцией?", проведенном сетью "Миграция и право" правозащитного центра "Мемориал". Ни представители ФМС, ни Министерства труда на мероприятие правозащитников не пришли, хотя были приглашены.

Тайна вкладов


В этой сфере нет точных цифр. Попробуем хотя бы подобрать точные слова.

Каков вклад мигрантов в российскую экономику?

— От 17 до 27 процентов (по разным исследованиям) работодателей в России нанимают мигрантов (это без учета тех, которые предпочитают не светиться в социологических исследованиях),— говорит заведующая лабораторией анализа прогнозирования миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, директор Центра миграционных исследований Жанна Зайончковская.— Мигранты занимают в России около 10 процентов рынка труда. Около половины работает в малом бизнесе. По грубым оценкам экономистов, мигрантами создается 8-9 процентов ВВП.

Каков "банковский вклад" мигрантов?

— В прошлом году, по данным Центробанка, был переведен за рубеж 21 млрд долларов (фактически же переводится раза в три больше — 60 млрд долларов в год),— считает президент фонда "Миграция XXI век" Вячеслав Поставнин.— По сравнению с прошлым годом денежных переводов стало больше на 20 процентов. У нас квоты на выдачу разрешений на работу не меняются уже несколько лет. И нам все время говорят, что число нелегальных мигрантов у нас не меняется — 3-5 млн. Но число денежных переводов растет. Что, у мигрантов так сильно увеличивается зарплата? Нет, это увеличивается количество мигрантов.

Если мигранты отсылают на родину от 10 до 30 процентов заработанного, то можно прикинуть, сколько они тратят здесь на еду, одежду, съем квартиры... Кто-то зарабатывает на этом.

Трудный труд


Мало кто из мигрантов работает 8 часов в день, они все перерабатывают.

— Почему бизнесу интересны трудовые мигранты? — говорит представитель уполномоченного при президенте РФ по вопросам защиты прав предпринимателей в сфере миграционной политики и трудового законодательства Антон Степанов.— Не потому, что можно меньше платить. В первую очередь потому, что они могут работать в субботу, в воскресенье, во вторую, третью смены. Это экономически намного более целесообразно, чем меньше платить. Фонд оплаты труда составляет 10-15 процентов. А вот использование механизмов, аренда и так далее — экономически дороже.

Но все-таки заметим, что и платят приезжим меньше.

— Перерабатывают и мигранты, и россияне,— утверждает координатор направления "Труд и миграция" Центра социально-трудовых прав Анна Моргунова.— Зарплату на руки и те и другие получают примерно одинаковую. Но если мы разделим эту зарплату на количество часов, которые работают россияне и мигранты, то увидим, что процентов на 20-30 часовая оплата мигрантов меньше.

Этот центр совместно с Центром экономических и региональных исследований проанализировал трудовые отношения на одинаковых рабочих местах, где трудятся и иностранцы, и россияне (опрошено 1500 человек). По данным исследования, примерно 40 процентов мигрантов и 20 процентов россиян работают на основе устной договоренности (это еще не опрашивали тех, кто не владеет русским языком). Конкуренцию за некачественные рабочие места выигрывают мигранты. Они готовы работать в худших условиях — с нарушением техники безопасности, без выдачи средств защиты.

Человек и беззаконие


В сфере, связанной с миграцией, переход границы дозволенного — обычное явление. Фонд "Миграция XXI век" оценивает рынок коррупционных услуг в этой сфере в сумму около 30 млрд долларов в год. Потери бюджета из-за нелегальной миграции тоже огромны. Чтобы не перегружать читателя цифрами, скажем, что, по данным того же фонда, потери от недособранных налогов сопоставимы с двумя бюджетами Минздрава.

Рынок фальшивых документов работает без выходных и перерыва на обед. Участники круглого стола принесли с собой флаер, который раздавали у метро. На нем было напечатано: "Юридическое сопровождение в ФМС: разрешение на работу, регистрация РФ и СНГ, патент, загранпаспорт, гражданство". Один участник круглого стола прямо тут же набрал указанный номер, представился мигрантом из Грузии и узнал, что фирма готова сделать разрешение на работу за 20-30 тысяч рублей. Этим участником был руководитель правозащитной организации "Восход", член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Евгений Бобров. Некоторое время назад он обратился в подобную фирму, заплатил 750 рублей и зарегистрировал в так называемой резиновой квартире (где регистрируют мигрантов десятками) главу ФМС Константина Ромодановского.

— Полгода об этом рассказывали в прессе, в сентябре возбудили уголовное дело по факту изготовления такого документа,— говорит Евгений Бобров.— Через месяц после возбуждения дела я позвонил в ту же фирму и заказал регистрацию на Владимира Колокольцева (глава МВД.— "О") и Светлану Ганнушкину (руководитель сети "Миграция и право".— "О"). Через некоторое время звонит мне тот же самый курьер с того же телефона и говорит, что все готово.

Обученье — свет


Нравится нам или нет, но без мигрантов нам не обойтись. На круглом столе говорилось о том, что до 2030 года количество российских пенсионеров увеличится на 8 млн. Молодых не хватает для замещения тех, кто выходит на пенсию. А до 2030 года из-за демографической ямы мы потеряем еще 10 млн людей трудоспособного возраста. До тех пор трудовых ресурсов Таджикистана и Узбекистана нам хватит, а дальше придется искать в других странах. Хотя, может, и раньше не хватит.

— Я был в Таджикистане,— рассказывает уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский.— Там открывают курсы по обучению мигрантов для работы за границей. На первом месте по востребованности китайский язык, на втором — английский, а русский — на третьем. Например, приходит заказ из Индии: они хотят получить из Таджикистана 20 тысяч семейных пар, которые будут управлять жилыми помещениями. Представители Индии сами за свой счет создают в Таджикистане что-то вроде ПТУ, где мужчин обучают электрике, женщин — как обращаться с бытовой техникой. Через некоторое время поток мигрантов переориентируется туда.

России тоже нужно обучать мигрантов в странах исхода.

— За последние десять лет произошло резкое снижение образовательного уровня трудовой миграции,— полагает Жанна Зайончковская.— Неквалифицированных работников — примерно половина. Доля мигрантов, имеющих высшее и среднее профессиональное образование, например, в потоке из Таджикистана 20 процентов, в потоке из Узбекистана чуть выше.

Правда, у неквалифицированной миграции тоже, оказывается, есть свои достоинства: она создает условия для карьеры местной молодежи, которая освобождена от неквалифицированного труда. Так что уже можно ставить символический памятник миграции — "Рабочему и уборщице".

Правозащитники обсуждали множество мер, которые могут изменить ситуацию в этой сфере и уменьшить возможности для коррупции: упрощение законодательства, снятие административных барьеров, амнистия как для законопослушных трудовых мигрантов (кто хочет уехать — отпустить), так и для работодателей (допустим, платная, за некую госпошлину)... В общем, проблемы надо устранять не на овощебазе, а в законодательной базе.

Комментарии
Профиль пользователя