Коротко

Новости

Подробно

Фото: Фото из личного архива Д. Губина

"Очевидно лишь то, что преступником без решения суда никого называть нельзя"

от

Прокуратура оценит эффективность мер по исполнению миграционного законодательства. Соответствующее поручение после событий в районе Западное Бирюлево дал генеральный прокурор Юрий Чайка. Обозреватель журнала "Огонек" Дмитрий Губин призывает не торопиться с выводами.


В нашей стране во время обострения национального вопроса в публичных высказываниях лучше переходить на английский язык. Почему? Потому что в английском есть замечательное слово "allegedly" –– "предположительно", "якобы". В свое время на работе в BBC в Лондоне мне пришлось выучить это слово первым, потому что на журфаке МГУ меня ему не учили. "Allegedly" –– одно из самых употребительных слов в англоязычной прессе. И одновременно одно из самых спасительных, причем для всех разом сторон. Это нам неплохо бы у англичан перенять.

Ведь у нас слишком мало информации о произошедшем в Западном Бирюлево. То есть мы знаем достоверно, что молодой человек по имени Егор Щербаков, к сожалению, погиб. Кажется, от ножевой раны. Возможно, нанесенной лицом с неславянской внешностью. После чего несколько сотен молодых людей били витрины торгового центра, вендерные автоматы, перевернули минимум одну машину и направились в сторону овощной базы, наибольшее число сотрудников которой, в их представлении, были приезжими из других республик. Полиция и ОМОН пытались остановить действия толпы, в которой, предположительно, были не только местные жители, но и представители фанатских группировок. По официальной информации, было задержано свыше 300 человек.

Вот это все, что нам известно, а поэтому в связи со смертью Егора Щербакова у меня как журналиста есть масса вопросов. Но я не собираюсь покупаться на быстрые ответы типа "его убил продавец шаурмы, это все знают", потому что эта версия исчезла так же быстро, как появилась. И пока у меня не будет убедительной информации о происходящем, я воздержусь от выводов и, тем более, от призывов типа призыва ужесточить миграционную политику или "демонстративно наказать преступника, чтобы тем, кто не уважает нормы общежития в русских городах, неповадно было", –– как это предложил один из служителей церкви.

Все наше знание о событиях в Бирюлево пока что по сути своей allegedly, предположительно. А очевидно лишь то, что подозрение не есть обвинение, обвинение не есть осуждение, а преступником без решения суда никого называть нельзя. Даже если кипят страсти, даже особенно если они кипят.


Комментарии
Профиль пользователя