Коротко

Новости

Подробно

7

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Калашный ряд

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 32

Ижевский машиностроительный завод, выпускающий автоматы Калашникова, еще год назад был на грани разорения. Но летом 2013 года "Ростехнологии" присоединили к "Ижмашу" более благополучного конкурента — Ижевский механический завод. Оружейный дуэт надеется возродить славу "калашей". Если прежде не развалится под грузом финансовых проблем.


Текст: Юлиана Петрова


"Приехав на работу в Ижевск, я пожалел, что не захватил с собой свой бронежилет",— вспоминает генеральный директор НПО "Ижмаш" (ныне ОАО "Концерн Калашников") Константин Бусыгин. 48-летний Бусыгин, прежде возглавлявший управу Солнцевского района Москвы, был назначен на должность в декабре 2012 года госкорпорацией "Ростехнологии" ("Ростех"), которой принадлежит "Ижмаш". Задача у Бусыгина глобальная — объединить на базе НПО несколько оружейных предприятий: Ижевский механический завод, Вятско-Полянский "Молот" и несколько других. Холдинг под названием "Концерн Калашников" должен к 2020 году войти в топ-20 машиностроительных предприятий России с оборотом 30 млрд руб., то есть за семь лет ему предстоит вырасти вчетверо.

Но пока Константин Бусыгин, четвертый по счету гендиректор Ижевского завода с 2011 года, занят текущими проблемами, которые безопаснее решать в бронежилете.

Занимательная экономика


Ижевский машиностроительный завод ("Ижмаш") производит автоматы Калашникова различных модификаций, автоматы Никонова, снайперскую винтовку Драгунова (СВД), пистолет-пулемет "Бизон", спортивные и охотничьи винтовки, а также авиационные пушки и снаряды. Главный продукт "Ижмаша", конечно, "калаш" (АК). Он надежен, прост в обращении и дешев. Отпускная цена экспортного "калаша" составляет $800; самые дешевые американские и европейские аналоги дороже минимум вдвое. АК — наиболее популярное оружие на планете. За все годы в мире было продано около 100 млн единиц разных модификаций АК. Для сравнения: автоматических винтовок M-16 (ближайших конкурентов АК) американской Colt Defense в мире насчитывается 16 млн штук.

Пять поколений

7,62-мм автомат Калашникова был принят на вооружение в СССР в 1949 году. АК является эталоном надежности и простоты обслуживания. Недостатки — невысокая кучность, большая масса и сильная отдача. На основе 7,62-мм АК создано семейство оружия различных калибров: 7,62 мм НАТО, 5,45 мм и 5,56 мм НАТО. Поколения: АК, АКМ (модернизированный АК 1947 года, принят на вооружение в 1959 году), АК-74 (АК калибра 5,45 мм, 1974 год), "сотая серия" (АК 101-105, экспортные версии АК-74М под разные калибры), АК-12 (калибр 5,45 мм). Усовершенствования АК-12: повышенная кучность, улучшенная эргономика, планки Пикатинни для установки дополнительных устройств.



Производство "калашей" и ружей очень прибыльно: по экспортным военным автоматам и винтовкам валовая рентабельность у "Ижмаша" достигает 75%, по гражданским спортивным и охотничьим ружьям маржа превышает 40%. Тем не менее пять последних лет "Ижмаш" работает с убытками и обременен непомерными долгами. Так, в 2010 году при выручке 2,57 млрд руб. у группы был убыток 1,6 млрд руб., а долговая нагрузка достигла 14 млрд руб.

Одна из причин — отсутствие госзаказа. Во времена СССР Ижевский машзавод выпускал ежегодно сотни тысяч автоматов Калашникова для армии, а также для стран СЭВ, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока. Рекорд был достигнут в конце 1980-х: 660 тыс. штук в год.

В цехах трудились почти 10 тыс. человек (сейчас остались 4,1 тыс.). Но в 1990-е Минобороны практически свернуло закупки стрелкового оружия, и у "Ижмаша" начались трудности. Загрузка производства упала всего до 10%, а на его содержание уходили гигантские суммы — 500 млн руб. в год (30-40% выручки).

Чтобы выжить, "Ижмаш" наладил выпуск гражданского оружия на базе военных образцов, самыми популярными стали охотничьи ружья и карабины "Сайга" на базе АК и карабины "Тигр" на основе СВД. В 2006-2007 годах "Ижмаш" поддержали на плаву несколько крупных военных заказов из Ливии, Венесуэлы, Азербайджана и Турции, а также заказы МВД (на МВД до сих пор приходится 80% всего госзаказа "Ижмаша"). Но этих денег едва хватало на содержание огромных производственных мощностей.

Однако главный ущерб причинили "Ижмашу" постоянные злоупотребления руководителей. Еще в 1990-х генеральный директор Ижевского машиностроительного завода Владимир Гродецкий провел реструктуризацию завода, выделив из него несколько дочерних производств. Тогда это было необходимо, чтобы отделить дееспособные производства от гибнущего автомобильного завода "ИжАвто", позднее проданного группе СОК, а теперь принадлежащего АвтоВАЗу. Но со временем вокруг "Ижмаша" расплодились десятки юридических лиц-прилипал — разные посреднические фирмы, через которые с завода ежегодно выводились по 200-500 млн руб.

"В группе "Ижмаш" было 146 юрлиц, созданных бывшими директорами, их родственниками и друзьями. Я должен был все эти концы обрезать",— говорит Бусыгин. Как тут не опасаться за свою жизнь. Впрочем, реальных покушений на директора не было, хотя страсти кипели нешуточные.

Парад реформаторов


При подъезде к "Ижмашу" бросается в глаза бело-розовое монументальное здание с башней — это бывший главный корпус, визитная карточка Ижевского завода. Но здание давно заброшено: окна выбиты, на крыше растут кусты. Бусыгин успел отремонтировать только здание заводоуправления и залатать протекающие крыши в производственных корпусах. Они никогда не ремонтировались: не было денег.

В 2010-м попытку выяснить, куда делись деньги, предприняла корпорация "Ростех", которой "Ижмаш" принадлежит с 2008 года. Посланные "Ростехом" аудиторы обнаружили, что имущество "Ижмаша" распылено по сотне юрлиц, обремененных искусственно созданными взаимными обязательствами, и что совокупные активы группы "Ижмаш" оказались даже меньше суммарного уставного капитала. В 2011-м генеральный директор Владимир Гродецкий был уволен, против него возбудили уголовное дело по статье 159 УК (мошенничество). А на его место "Ростех" назначил 35-летнего Вадима Кузюка, выходца из Boston Consulting Group. "Решительный, с хорошим бизнес-образованием, но плохо разбирающийся в оружейной специфике",— так отзывались о нем заводчане.

70 тыс. руб. стоит в оружейном салоне-магазине при "Ижмаше" карабин "Тигр-05" на базе СВД. "Сайга-20К" дешевле: 26,9 тыс. руб. "Калаш" АК-74М продается за 11,8 тыс. руб.



Вадим Кузюк инициировал техническое банкротство предприятий группы, чтобы выкупить их имущество с торгов на новую компанию — НПО "Ижмаш", а мелкие фирмы ликвидировать. Однако начать все с чистого листа не удалось. Дело в том, что выкупать оборудование и здания НПО "Ижмаш" должно было на кредит Сбербанка 2,1 млрд руб. Погасить эту ссуду НПО "Ижмаш" предполагало после получения госзаказа Минобороны на поставку ракет "Вихрь-1" для вертолетов. Но произошло непредвиденное: Кузюк не сработался с менеджером "Ижмаша" Андреем Гоголевым, которому удалось "выбить" заказ на "Вихри" в Минобороны. Гоголев ушел с завода, и "Ижмаш" остался без заказа. Кредит Сбербанка повис на НПО "Ижмаш". В середине 2012-го "Ростехнологии" перебросили Кузюка на другое оборонное предприятие.

В течение полугода должность директора временно занимал Александр Косов, бывший заместитель Кузюка. Он запомнился своими неудачными попытками усовершенствовать производство. Срок изготовления оружия от закупки комплектующих до получения готового изделия — пять месяцев, Косов волевым решением сократил его до восьми недель. И в 2012-м впервые за всю свою историю завод сорвал выполнение госзаказа из-за нехватки комплектующих (срок поставки отдельных деталей по-прежнему превышал два месяца). Производство остановилось, зарплаты рабочих составляли 5-10 тыс. руб., а численность персонала за 2012 год сократилась с 5,3 тыс. до 4,1 тыс. человек. Новый этап начался в декабре 2012 года, когда завод возглавил Константин Бусыгин, друг вице-премьера Дмитрия Рогозина.

Дробовик в супермаркете


В фойе лучшей гостиницы Ижевска Park Inn заместитель генерального директора НПО "Ижмаш" по маркетингу и продажам гражданской продукции Павел Колегов оживленно беседует с двумя американцами: идут переговоры с руководителями компании Russian Weapons (RWS) о совместной сборке в США карабинов и ружей "Сайга". Необходимые инвестиции в проект — 2,5 млрд руб. ($80 млн). Потенциальный заказчик на готовую продукцию уже есть — сеть Walmart, которая готова закупать по 200 тыс. штук "Сайги" в год, говорит Колесов. Рекламным лицом "Калашникова" в США может стать киноактер Стивен Сигал. Параллельно Константин Бусыгин ведет переговоры о сборке "Сайги" на сербском заводе Zastava. Пошлина за ввоз оружейных комплектов в Сербии составляет всего 7%, в других странах Европы — 30%. Так дешевле войти на рынок Европы или США, нежели из России, объясняет Бусыгин.

Очень правильный ход, говорит Максим Попенкер, эксперт по стрелковому оружию и редактор портала World.guns.ru. Сборка в Америке позволит повысить маржинальность продаж на 50% за счет сокращения числа посредников и таможенных платежей, а также обойти ограничения соглашения Гор — Черномырдин, запрещающего поставку в США многих видов оружия из России. В США рынок гражданского стрелкового оружия составляет $5 млрд в год (в 10 раз больше, чем в России), ежегодно население приобретает по 5-7 млн "стволов". "Ижмаш" последовал примеру болгарского завода "Арсенал", который примерно 10 лет назад начал собирать в Штатах гражданские версии "калашей", а сегодня входит в пятерку крупнейших производителей охотничьих карабинов в США.

Российский рынок гораздо меньше американского, но проблем здесь больше. По словам Бусыгина, прежде каждый "ствол" проходил через троих-пятерых посредников, наценки достигали 300%, но завод от этой прибыли ничего не получал и никак не влиял на конечную цену. В результате в рознице ижевские ружья были даже дороже турецких и итальянских аналогов. Российский рынок гражданского оружия заняли импортеры, говорит Бусыгин. Сегодня, по оценкам "Ижмаша", завод занимает 8% рынка гражданского оружия в РФ, турецким производителям принадлежит 18%. "Зайдите в московские магазины: в лучшем случае вы увидите там одно ружье из Ижевска",— сетует Бусыгин.

Новое руководство прекратило продажи через посредников. Однако "Ижмаш" пока не может диктовать условия крупным дилерам: у него нет ни региональных складов, ни собственной службы перевозки оружия в магазины. Сейчас у "Ижмаша" четыре дилера: "Ижевский арсенал", "Ижевские ружья", "Темп" и "Байкал". Все они созданы выходцами с "Ижмаша". Завод уже открыл в Москве торговый дом со складом на 10 тыс. "стволов". Вскоре у "Ижмаша" появится и собственная логистическая компания, которая будет доставлять ружья с московского склада напрямую в розничные сети; по словам Бусыгина, уже есть договоренность с сетью "Кольчуга".

Позиции "Ижмаша" в переговорах с дилерами должны улучшиться и благодаря объединению с "Ижмехом", который выпускает в год более 400 тыс. единиц классических спортивных и охотничьих ружей. Для сравнения: в 2012 году "Ижмаш" выпустил 30 тыс. гражданских "стволов". Многие вообще считают, что слияние нужно было делать не на базе умирающего "Ижмаша", а на базе более крупного и прибыльного "Ижмеха" (его выручка в 2012-м составила 3,3 млрд руб. против 1,2 млрд руб. у НПО "Ижмаш").

"Человек с ресурсом"


Ижевцы ликуют: в 2013-м впервые за долгие годы Минобороны объявило тендер на закупку для армии новых автоматов. "Ижмаш" предложил военным свою новинку — АК-12. В случае успеха портфель заказов "Ижмаша" расширится на 50 тыс. "стволов" в год. Впрочем, победа "калаша" пока под вопросом. Комиссии не понравилось, что АК-12 разработан только под калибр 5,45 мм, а под калибр 7,62 мм завод предложил автомат предыдущего поколения — АК-103-3. Конкурент же — завод им. Дегтярева — представил автоматы обоих калибров на единой новой платформе. Критики сразу заговорили о том, что "калаши" не соответствуют современному техническому уровню. Сейчас автоматы обоих заводов проходят испытания. Однако Игорь Коротченко, директор Центра анализа мировой торговли оружием, не сомневается, что именно "калаши" будут приняты на вооружение. Заводчане тоже в этом уверены, потому что новый директор — "человек с ресурсом". Ему удалось то, что не вышло у его предшественников: получить трехлетний, на 13 млрд руб., заказ Минобороны на подвесные ракеты "Вихрь-1" для "Акул" и "Аллигаторов".

Но рынок "калашей" и дробовиков не резиновый. В стратегическом плане Бусыгину нужно найти новые идеи для роста. Самым перспективным продуктом представляются подвесные ракеты и снаряды (так называемая высокоточная техника). Их выпускает и "Ижмаш", и "Ижмех". Высокоточная техника перспективнее стрелкового оружия, говорит ведущий эксперт отдела спецпроектов НПО "Ижмаш" Александр Столов. Ракеты стоят дорого (десятки тысяч долларов за установку "Вихрь-1"), причем сами ракеты и снаряды — это расходные материалы, их нужно много. Эксперт предполагает, что к 2020 году объем закупок российских ракет и снарядов достигнет 20 млрд руб. в год.

Новый источник роста Бусыгин усмотрел в программе утилизации негодного или устаревшего оружия, на которую Минобороны ежегодно выделяет "Ижмашу" сотни миллионов рублей. "Я был в шоке, когда столкнулся с утилизацией,— вспоминает Бусыгин.— Когда-то АК произвели, положили на армейский склад, потом десятилетиями охраняли, а теперь Минобороны платит нам деньги, чтобы мы эти автоматы уничтожили. Не лучше ли разобрать их, отремонтировать и перепродать, скажем, в Африку?". Масштабы поражают. На складах Минобороны скопилось 17 млн "стволов", из них около 7 млн "калашей", значительная часть из них никогда не использовалась. И Бусыгин выступил с предложением: забрать у Минобороны старые "калаши", а взамен предоставить новые АК, в соотношении один новый "ствол" за три-пять старых.

Две зоны


Просторный цех "Ижмаша", где выпускаются детали, разделен на две зоны. В одной, многолюдной, стоят 70 стареньких фрезерных и токарных станков. Каждый обслуживает рабочий, в основном это женщины. В другой, безлюдной, зоне высятся короба 40 современных станков с ЧПУ, закупленных в 2006-2007 годах. "Старые" хороши для массового производства одинаковых изделий, объясняют корреспонденту СФ мастера.

На новых станках лучше делать небольшие партии постоянно меняющейся номенклатуры. Сборочный цех сейчас способен выпускать в среднем 8 тыс. изделий в месяц.

"Сейчас мы можем продать вдвое-втрое больше продукции, нежели производим",— говорит Павел Колегов. Не хватает современных станков. При Бусыгине их не прибавилось. Завод рассчитывал на 1,85 млрд руб. из федерального бюджета на модернизацию, но деньги пока не поступили. Планирование и учет производства ведется по старинке, никаких ERP-систем и складского учета по штрихкодам. "На "Ижмехе" вообще амбарные книги",— смеется Бусыгин.

В 2013 году "Ижмаш" выпустит 90 тыс. "стволов", это на 30% больше, чем в 2012-м (около 70 тыс.). Главное, что удалось сделать, говорит Бусыгин,— повысить объемы производства и определиться с приоритетами. Сначала госзаказ, потом "гражданка", а раньше производили ту продукцию, за которую быстрее платили. Чтобы с "Ижмаша" не разбежались ценные производственные кадры, людям на 60% повысили зарплаты: сегодня средняя зарплата по заводу составляет 20 тыс. руб.

Сейчас "Концерн Калашников" просит у "Ростеха" 3,65 млрд руб. "Активы основных предприятий группы — "Концерна Ижмаш" и "Ижевского оружейного завода" пока не выкуплены",— поясняет Бусыгин. НПО "Ижмаш" формально арендует у них производственные площади.

1 млрд руб.. Такой убыток показало НПО "Ижмаш" в первом полугодии 2013 года. Управленческие расходы выросли в четыре раза по сравнению с первым полугодием 2012-го, фонд оплаты труда — в пять раз



Футболка, водка, автомат


В любом ресторане Ижевска посетителям подадут фирменный удмуртский напиток — водку "Калашников", которую разливает Глазовский ЛВЗ. Отчисления от продаж водки получает семья легендарного конструктора Михаила Калашникова. В 2013 году 94-летний Калашников безвозмездно передал права на использование своего имени компании НПО "Ижмаш" (кроме категории ликеро-водочной продукции). Концерн хочет управлять брэндом и зарабатывать на всемирно известном имени.

Патентоведы "Ижмаша" пьют валерьянку: нужно запатентовать узлы АК-12 и зарегистрировать права на брэнд "Калашников" в основных странах в основных товарных группах (оружие, одежда, сувениры и несколько других товаров).

Клоны "калашей" выпускают 33 завода в мире, крупнейшими считаются болгарский "Арсенал" и китайский Norinco. Большинство получили лицензии на АК-47 и АК-74 еще в советское время, сроки действия разрешений истекли много лет назад. Конструкция АК давно стала общеизвестной — делай не хочу аналоги "калаша". Из тех, кто уже выпускает клоны "калашей", платить за брэнд вряд ли кто-то захочет, полагает гендиректор компании "НБК Групп" Альберт Айгинин (консультант "Концерна Калашников"). Но зарабатывать на новых лицензионных производствах вполне реально. Заводы "калашей" строятся в Венесуэле, действуют в Азербайджане и других странах.

Бусыгин ожидает большего: "Раньше, когда "Ижмаш" пытался истребовать лицензионные платежи, на Западе нам отвечали: вы какое отношение имеете к автоматам Калашникова? Где доказательства? А сейчас нам имя дал сам Михаил Тимофеевич Калашников.

Мы на законных основаниях будем предъявлять свои требования всем нарушителям. Пусть по копеечке, но платят".

ОАО "Концерн Калашников"

Состав "Концерна Калашников": НПО "Ижмаш" (головная компания), ОАО "Ижевский механический завод", ОАО "Молот", ОАО "НИТИ Прогресс", ОАО "КБАЛ им. Кошкина". Совокупная выручка предприятий в 2012 году — 9,83 млрд руб., кредиторская задолженность — 15,1 млрд руб. (в том числе 2,85 млрд кредитов), чистый убыток — 177 млн руб. Доля военной продукции в выручке — 39%, доля экспорта — 34,5%, среднесписочная численность сотрудников — 17 тыс. человек.



Эксперт


Игорь Коротченко, директор Центра анализа мировой торговли оружием, полковник запаса:

— Все оружейные стрелковые активы объединены в одних руках под единым брэндом — для отрасли это новая ситуация. То, что у предприятий "Калашникова" сейчас большие убытки, не главное. Основное, о чем сейчас должна болеть голова у руководства,— не как покрыть убытки, а как получить гособоронзаказ и увеличить экспорт. Если "Калашников" примет меры по защите своего брэнда, у него появятся хорошие экспортные контракты. Объемы продаж автоматов Калашникова могут составить 4 млрд руб. в год. У "Рособоронэкспорта" есть свои возможности убедить клиентов, что нужно отказаться от контрафакта и перейти на закупки подлинной продукции.

Комментарии
Профиль пользователя