"Решение Нобелевского комитета не согласуется с логикой и здравым смыслом"

Эксперт о присуждении премии мира Организации по запрещению химического оружия

О факте вручения объявил председатель Нобелевского комитета Турбьерн Ягланд на пресс-конференции в Осло. По его словам, награда была присуждена организации за ее заслуги в содействии ООН по уничтожению химического оружия в Сирии. Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов обсудил ситуацию с ведущей Татьяной Ильиной.

Фото: REUTERS/Michel Kooren, Reuters

— Организация по запрещению химического оружия ранее не значилась в числе фаворитов. Однако буквально несколько часов назад норвежское телевидение сообщило, что именно она является фаворитом. Как вы считаете, это неожиданное решение?

— Да, действительно, это решение Нобелевского комитета выглядит, по меньшей мере, странно. Поскольку эта Организация по запрещению химического оружия не значилась в числе кандидатов. И главное, эта организация является механизмом для реализации решений по запрещению, по уничтожению химического оружия. Она не может никак быть инициатором или субъектом, который дает какие-то заключения по решению тех или иных проблем. Здесь, конечно, это выглядит, по крайней мере, странно.

То, что главным инициатором уничтожения химического оружия в Сирии являлся российский президент, общепризнано даже со стороны наших западных партнеров. Поэтому, конечно, это решение неадекватно. Хотя сам факт того, что момент запрещения и уничтожения химического оружия в Сирии представляется как шаг в сторону мирного решения сирийского кризиса, – это является позитивным моментом. Но конкретное решение Нобелевского комитета, конечно, вызывает недоумение.

— Вы не согласны с этим решением?

— Оно странное. Оно не согласуется с логикой и здравым смыслом. Как может быть нобелевским лауреатом организация, механизм, который осуществляет, реализует решения, принятые другими субъектами?

— Это сполнитель фактически, да. А вот еще в четверг фаворитом на присуждение премии считалась молодая пакистанская правозащитница Малала Юсуфзай. Как вы считаете, возможно, она была бы более заслуженным лауреатом этой премии?

— Да, конечно, она тоже могла быть в числе претендентов и фаворитов, но я все-таки отдал бы пальму первенства нашему российскому президенту. Поскольку и президент, и российский МИД сделали невозможным военный удар по Сирии, а фактически, и начало войны не только против Сирии, но этот военный удар предполагал расширение этого конфликта на весь регион. Удар дестабилизировал бы ситуацию и в Сирии, и в регионе, и во всем мире. Поэтому премия мира естественным образом и по логике вещей должна была бы быть присуждена тем, кто инициировал этот мирный процесс.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...