Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

Полоса риска

"Республика Башкортостан". Приложение от , стр. 12

Ущерб, который понесли сельхозтоваропроизводители в Башкирии из–за засухи 2013 года, оценивается в сумму около 3,2 млрд рублей. Для большинства из них страхование пока не является приоритетом из–за дороговизны, а многим крупным страховщикам невыгодно работать в этой области из–за непрозрачности и нерентабельности. Но эксперты все–таки видят тенденции к постепенному развитию этого вида страхования.


Как сообщили в министерстве сельского хозяйства республики, в связи с возникшими в мае–июле 2013 года засушливыми условиями были созданы оперативный штаб по снижению масштабов ущерба от засухи и комиссия по мониторингу за состоянием сельскохозяйственных культур. Районные комиссии провели актирование полей, также на места выезжали специалисты Минсельхоза и Россельхозцентра для контроля правильности оценки гибели посевов от засухи. На основании обследования полей сельскохозяйственных культур в районах республики, а также опираясь на данные Башгидромета, опасные агрометеорологические условия были зафиксированы в 39 районах республики и одном городском округе. Особенно сложная ситуация в районах Зауралья, некоторых районах севера и севера–востока. Всего по республике зерновые культуры погибли на площади более 314,7 тыс. га, кормовые культуры — на 37,0 тыс. га, технические культуры — на 10,1 тыс. га, всего 362 тыс. га. Ущерб, который уже понесли аграрии, по оценке минсельхоза, составил около 3,2 млрд рублей.

До недавнего времени государство выделяло огромные средства регионам, пострадавшим от засухи. В 2009 году сумма господдержки России составила 250 млн руб., в 2010 году она была уже в 18 раз больше — 4,6 млрд руб. Но в связи с тем, что государство не намерено постоянно выплачивать компенсации в таком объеме, в последнее время руководство страны активно поддерживает вопросы развития агрострахования, что давно является нормой для зарубежных аграриев. Российский агропром также постепенно к этому приходит. Поэтому теперь с каждым годом безвозмездных выплат при масштабных страховых событиях, таких как засуха, будет все меньше и меньше.

С 1 января этого года вступили в силу изменения в законодательстве об агростраховании. В чем–то они ужесточили требования, в чем–то вводят послабления для аграриев. Например, одна из главных проблем в части агрострахования — это установление факта гибели. Теперь новым законом предусмотрена независимая агроэкспертиза. В случае, если эксперт подтверждает факт гибели урожая и определяет размер потерь — получить возмещение ущерба будет намного легче. Независимая экспертиза будет работать и при возникновении разногласий между страховщиком и производителем.

В 2013 году вступили в силу разработанные Минсельхозом России новые правила субсидирования по договорам сельхозстрахования, которые определяют условия предоставления субсидий на возмещение 50% страховой премии, начисленной по договору, и содержат ряд новых положений. Однако в настоящее время страхование сельскохозяйственных рисков в России все еще не стало эффективным инструментом финансовой защиты отрасли. Министерство сельского хозяйства Башкирии подписало в сентябре 2013 года соглашение с ОАО СК «Альянс» о стратегическом партнерстве. В его рамках планируется уделить внимание разработке программ по страхованию сельскохозяйственных рисков. Директор по агрострахованию СК «Альянс» Юрий Воловик на церемонии подписания заявил журналистам, что существующие нормативные документы «не идеальны на сегодня», и что сам инструмент взаимодействия между страховщиками и аграриями нужно совершенствовать. При этом компания, по его словам, считает возможным увеличить число страховых договоров в несколько раз. Но сделать это и выполнить в случае необходимости обязательства сможет только компания, понимающая и принимающая тот факт, что «заработать на рынке агрострахования сейчас очень сложно. Важно завоевать доверие аграриев и научить их классическому страхованию».

Сухие цифры


Застрахованных площадей, по данным Минсельхоза Башкирии, становится больше. Если в 2010 году было застраховано около 2% посевных площадей, то в 2011 году — почти 5%, в 2012 году — уже 6%, в 2013 году 8% (268,9 тыс. га). При этом аграрии в 2012 году застраховали урожай на общую сумму 1,9 млрд рублей, а в 2013 году — на 2,8 млрд рублей. Но этот рост, как считают эксперты, нельзя назвать определяющим. В 2012 году площади Башкирии были застрахованы на 117 млн руб. из них 95 млн рублей — средства из федерального бюджета, 22 млн — из бюджета республики.

После определения масштабов ущерба республиканские власти имели право объявить ЧС и обратиться в Правительство Российской Федерации с просьбой о выделении средств из федерального бюджета для возмещения ущерба пострадавшим сельхозтоваропроизводителям. В конце августа 2013 года документы, обосновывающие ущерб от засухи, были представлены на экспертизу в Минсельхоз России, и сейчас ожидается решение по результатам этой проверки.

Андеррайтер по страхованию ответственности Приволжского регионального центра «АльфаСтрахование» Арина Камаева отмечает, что в 2013 году от засухи и суховея пострадали практически все районы Башкирии. «Посевы в нынешнем году в республике пострадали не только от аномальной жары. В Буздякском районе режим ЧС был введен из–за прошедшего здесь ливневого дождя с сильным ветром и большим количеством града, в результате чего сельскохозяйственным угодьям был нанесен значительный ущерб. Сейчас сложно оценить ущерб, причиненный АПК Башкирии. Полную картину о размере ущерба можно будет увидеть после того, как сельхозтоваропроизводители республики предоставят в соответствующие подразделения Росстата сведений о сборе урожая сельскохозяйственных культур»,— говорит эксперт. По ее данным, в Башкортостане количество договоров агрострахования, заключенных в первой половине 2013 года, сократилось на 16,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Начальник управления сельскохозяйственного страхования ОСАО «Россия» Ирина Берлай отмечает, что Башкортостан входит в число наиболее пострадавших от засухи районов России вместе с Татарстаном и Кировской областью. «Но нужно понимать, что это оценка с учетом упущенной выгоды. Оценки страховщиков будут намного скромнее, т.к. мы, по договорам страхования урожая с государственной поддержкой, не страхуем упущенную выгоду, а только снижение урожайности застрахованных культур относительно средней пятилетней, учтенной при заключении договора страхования»,— поясняет эксперт и приводит данные Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, согласно которым ущерб аграриев России от неблагоприятных условий составляет 11,4 млрд рублей.

О том, сколько хозяйств республики в процентном соотношении застраховали в этом году урожай, уточненных данных по 2013 году пока нет. В этом году застраховано почти в 2 раза меньше площадей, порядка 125–130 тыс. га — это всего лишь 5% от почти трех миллионов гектаров пашни, которая есть в Башкирии, говорит следующий собеседник. Среди основных причин столь незначительного проникновения страхования в агропромышленный комплекс республики заместитель директора филиала СК «Согласие» в Башкортостане Артем Воробьев называет высокую цену страховки: «В среднем фермеру гектар обходится в 500 рублей, в хозяйстве 1000 гектаров, то это уже 500 тысяч рублей, а если 3000 гектаров, то полтора миллиона — сумма более чем внушительная, и брать ее подчас просто неоткуда. А господдержка как всегда «опаздывает»,— заключает эксперт.

Перекатили поле


Практически не заключают договоры страхования урожая сельхозкультур «Росгосстрах», СОГАЗ, «Ингосстрах», «Уралсиб», «Альфа–страхование» и другие крупные игроки страхового рынка. Страхование осуществляют только такие компании, как НПСК с долей регионального рынка более 50%, МРСК с долей более 40% и РСХБ–страхование с долей менее 5%. Заместитель директора по корпоративному страхованию Филиала компании «Росгосстрах» в Башкирии Айвар Юнусов связывает это с тем, что в настоящее время в большинстве регионов плата за страхование существенно занижена, что приводит к высоким убыткам страховых организаций, и как следствие, уход последних с рынка данного вида страхования. «Ранее многими отмечалось, что если ситуация с условиями не будет меняться, то с рынка страхования урожая уйдут все классические универсальные крупные страховые компании», заявляет эксперт и отмечает, что «это произошло по причине того, что ставки для расчета субсидии (тарифы) страхования урожая с государственной поддержкой по Башкортостану установлены значительно ниже степени риска. И при сохранении текущей картины у страховой компании нет шансов выровнять колебания урожайности между разными годами за счет формирования резервов, а именно такая цель у классического страхования урожая (сглаживать колебания средней пятилетней урожайности). Более того, в последнее время у представителей хозяйств и других участников сложилось мнение, что страховщик всегда должен произвести выплату (что бы ни произошло — даже если это не предусмотрено договором страхования), что также отрицательно влияет на развитие классического страхования в регионе. В таких условиях принципиального изменения ситуации в ближайшие годы не будет»,— заключает эксперт.

В рамках ОАО «СОГАЗ» существовала компания «СОГАЗ–АГРО», специализирующаяся на агростраховании. Большой СОГАЗ перестал заниматься агрострахованием уже достаточно давно. Сегодня же компании группы полностью прекратили бизнес по страхованию урожаев. Причинами этого заместитель Председателя Правления ОАО «СОГАЗ» Николай Галушин называет отсутствие прозрачных правил игры и по–прежнему нерешенные проблемы (отсутствие института агроэкспертизы и стандартов в этой части, недостоверность данных по соблюдению агротехнологий, ограниченная продуктовая линейка, отсутствие высоких технологий в сфере агрорисков). «Стороны находятся в несправедливо разных позициях. Каждая из сторон, при наличии интереса, имеет возможность трактовать ситуацию в свою пользу — либо находя основания для отказа в выплате убытка, либо манипулируя обстоятельствами, увеличивая величину убытка. В этих условиях видится неправильным продолжать страхование. Одним из наглядных примеров является такой — страхование с господдержкой работает при значительном уровне снижения урожайности. Это конкретная цифра. В отдельных регионах не было никогда зафиксировано снижение урожайности более этого значения, значит, что для этих регионов страхование вообще не работает. Кроме того, всегда возникают ситуации «натягивания» цифр в одну или в другую сторону, чтобы убыток попал под франшизу или ее превысил»,— говорит господин Галушин и добавляет, что такие манипуляции достаточны часты.

Заместитель Генерального директора, член правления ОАО СК «Альянс» Александр Гурдус отмечает, что «размер страховой премии адекватен той цене, которую страховщик должен возвращать рынку». Агрострахование он называет «инструментом планирования расходов», и добавляет, что если рынок построен неправильно, то либо оказывается обманут страхователь, либо обанкрочен страховщик.

«Если говорить о страховании сельскохозяйственных рисков по стране в целом, то нельзя не отметить отрицательную динамику на протяжении последних нескольких лет. Это видно на примере страхования сельхозкультур с государственной поддержкой. Количество таких договоров, заключенных в яровую кампанию, сократилось на 12% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, застрахованная посевная площадь сократилась на 10%. Похожие тенденции мы наблюдаем по договорам страхования урожаев без господдержки»,— говорит андеррайтер «АльфаСтрахования» Арина Камаева. Эксперт отмечает, что несмотря на то, что большая часть России является зоной рискованного земледелия, агрострахование развито слабо, сельхозтоваропроизводители привыкли к рискам. «Есть несколько причин сложившейся ситуации. Со стороны страхователя — это постоянное отсутствие свободных финансовых средств, нехватка профессиональных кадров и недоверие к страховой системе. Подействовать на сложившуюся ситуацию сможет только постепенное развитие культуры страхования в России. Сельхозпроизводители должны осознать целесообразность применения страхования как инструмента защиты собственных интересов и передать риски страховым компаниям. Кроме того, сельское хозяйство всегда было отраслью с определенной долей государственного регулирования, поэтому свою роль в пропаганде и развитии агрострахования должно сыграть государство. Положительные шаги в этом направлении уже сделаны. Но несмотря на это, аграрии по–прежнему чаще всего вспоминают про страхование только после того, как непогода повредила посевы и уже поздно обращаться в страховую компанию за оформлением полиса. Возможно, опыт нынешнего неблагоприятного года поможет лучше осознать необходимость страхования, как неотъемлемой части управления рисками в сельском хозяйстве», резюмирует аналитик.

«Рынок агрострахования по всей стране переживает не лучшие времена. Государство год от года усиленно наращивает объемы господдержки сельхозтоваропроизводителей, а эффективность рынка снижается. В прошлом году в большинстве регионов фермеры и не думали страховать возможные потери от погодных рисков. По всей стране в прошлом году было застраховано всего лишь 20% урожая. В 2013 году были озвучены совсем «печальные» цифры: в 27 крупнейших российских регионах застраховано менее 10% от общего объема сельхозплощадей. Страхование для фермера — это очень дорогое, а местами даже непосильное «удовольствие»,— рассуждает заместитель директора филиала СК «Согласие» в Башкортостане Артем Воробьев,— «Допустим, вы — фермер, и пришли покупать страховку. Побудить вас к этому решению, в большинстве случаев, могли только две организации — либо местные органы по надзору за АПК, либо банк. Банк договор с государственной поддержкой в качестве обеспечения по кредиту принять не может, они требуют дополнительного заключения договора добровольного страхования без господдержки по коммерческим тарифам. Данный вид договора покрывает франшизу в 30%, которая не учитывается при договоре с госсубсидиями, и включает в себя расширенный перечень рисков: кража, неблагоприятные погодные явления, не покрытые по закону, повреждение растений болезнями и т.д. Госсубсидии, как правило, поступают к фермеру только в августе–сентябре, а весной, в самом начале посевной, он остается практически без денег».

У поля погоды


«Постоянными клиентами страховых компаний обычно становятся предприятия, серьезно пострадавшие от непредвиденных убытков в прошлом, но нашедшие в себе силы восстановиться, при помощи возмещения ущерба по страховому полису, оформленному, чаще всего, по требованию банка при получении кредита или по Полису страхования посевов с господдержкой. Таких примеров становится больше. Поэтому мы верим, что предприятия агропромышленного сектора все чаще будут обращаться к страхованию»,— говорит Арина Камаева.

Начальник управления сельскохозяйственного страхования ОСАО «Россия» Ирина Берлай отмечает, что на рынке агрострахования присутствуют тенденции объединения компаний, занимающихся сельскохозяйственным страхованием под эгидой единого союза и выработки единых подходов и правил, стремлением цивилизованного разделения и распределения рисков с государством и объединениями аграриев. Она говорит, что чаще всего страхуют урожай средние хозяйства, которые имеют достаточно и собственных средств и залоговой базы для взаимодействия с кредитными организациями. «Для крупных хозяйств существующая законодательная база по страхованию актуальна скорее в части привлечения кредитных средств, чем невозможности нести на себе большую часть рисков, исключая катастрофические. Что же касается небольших хозяйств, то им тяжелее всего, т.к. для них возможность передачи рисков весьма актуальна, но у них элементарно отсутствуют свободные денежные средства, за которые они могут приобрести полис страхования урожая, и нет возможности привлечения кредитных ресурсов для страхования урожая»,— отмечает эксперт. По ее мнению, необходимо дальнейшее совершенствование и развитие законодательной базы по агрострахованию, чтобы все аграрии имели возможность защиты с помощью страхования.

Лилия Раянова


Комментарии

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя