Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Анна Толстова / Коммерсантъ   |  купить фото

С видом на город

В Осло открылся парк скульптуры Экеберг

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Парк современное искусство

В Осло торжественно — с фейерверком и рок-концертом — открылся новый парк скульптуры — парк Экеберг (Ekebergparken). Парк скульптуры Экеберг — это путешествие во времени: от петроглифов к Огюсту Родену и далее, к Джеймсу Тарреллу, Тони Урслеру, Луиз Буржуа и Марине Абрамович. Это 64 акра, 300 млн NOK и (пока) 31 работа современных художников из 80 предполагающихся. А еще это, конечно, широкие перспективы культурного развития. Из Осло — АННА ТОЛСТОВА.


Гора Экеберг, возвышающаяся над городом и фьордом, отныне — волшебная гора. В ее зарослях, например, прячется пещера троллей: Тони Урслер встроил видеоинсталляцию Klang, состоящую из множества лепечущих на все лады телеэкранов, в сказочную каменную нишу. Это трактат о развитии языка, вдохновленный местом, поясняет художник: от петроглифов, обнаруженных у подножия Экеберга, до телекоммуникаций. С языком связана и другая работа Тони Урслера в парке: один из фонарей там — говорящий, вернее, ораторствующий на разные социально-психологические темы, и чем сильнее накал его речей, тем ярче он горит. Есть в Экеберге и пещера доброго волшебника: в гроте под прудом спрятан очередной Ganzfeld с обсерваторией Джеймса Таррелла, где сначала вас ослепляют чистым цветом, а затем дают посмотреть на звезды новыми, промытыми этим цветом глазами.

Одни художники словно бы вслед за Тарреллом сделали работы, созвучные природе, отражающие ее — буквально своими полированными зеркальными поверхностями — или располагающие к созерцанию природных феноменов. Будто деревья на ветру, извиваются кинетические спирали в "Танце" Джорджа Каттса, ветер играет с подвешенной на стволах сосен и слившейся в экстазе "Парой" Луиз Буржуа, крутит огромный флюгер "Бубнового туза" Линна Чадуика и, кажется, выдул форму "Отлитых взглядов" Тони Крэгга. Иногда искусство подчеркивает видовые точки парка, иногда — нашу неспособность видеть: прозрачный "Павильон" Дэна Грэхема отражает окружающее снаружи, но внутри вошедший лицезрит прежде всего себя в зеркальных стеклах, потому что человеку свойствен нарциссизм, а между природой и культурой всегда стена. Другие художники работали с культурной историей парка: Дженни Хольцер выбила свои афоризмы на скалах, как петроглифы, Марина Абрамович устроила мунковский перформанс с участием жителей Осло на том самом месте Экеберга, где по преданию Эдварду Мунку было видение "Крика",— инсталляция, документирующая перформанс, будет открыта там через месяц. И конечно, многие занимались провокациями: так, в кустах на пригорке у надмирного пруда Джеймса Таррелла сидит на корточках, спустив штаны, бронзовая женщина-фонтан Анн-Софи Сиден — автопортрет художницы, а также ее ответ мужскому шовинизму вообще и "Писающему мальчику" в частности.

Не то чтобы в Осло не хватало статуй — тут они буквально на каждом углу. На невооруженный статистикой глаз столица Норвегии — самый скульптурно населенный город мира. Причем одним из главных его аттракционов до сих пор был парк скульптуры Вигеланна — как раз сейчас Музей Густава Вигеланна и прилегающий к нему парк оккупировали работы Норвежской скульптурной биеннале, разумеется, всячески издевающиеся над монументальным пафосом приютившего их символиста. Словом, у жителей Осло положительно есть какая-то особая страсть к пластике, и создатель парка Экеберг, один из крупнейших норвежских девелоперов Кристиан Рингнес, вот уже 30 лет собирает скульптуру.

История этой затеи началась более десяти лет назад, когда Кристиан Рингнес купил конструктивистскую развалину на Экеберге, публичном городском природном парке, обустроенном в конце XIX века и заброшенном во второй половине XX века. Развалина была отреставрирована и превращена в модный ресторан, и тут у господина Рингнеса, с середины 1980-х время от времени дарившего скульптуру из своего собрания городу, возникла мысль, что гора — неплохое место для всей коллекции: коль скоро на западе Осло есть скульптурный парк Вигеланна, почему бы не уравновесить его музеем современного искусства под открытым небом на востоке. Много лет велись переговоры с муниципалитетом, меценат учредил фонд, давший 300 млн NOK на обустройство парка и получивший Экеберг в управление на 50 лет, был образован художественный комитет, куда входят городские чиновники, художники и представители фонда.

Сейчас Экеберг — не просто парк скульптуры, но и образец интеллигентного отношения к природе и наследию: гектары приведенного в порядок леса; километры засыпанных гравием, песком, золой или опилками дорожек; тысячи фонарей, высоких, где деревья встали в полный рост, и низеньких, где растет кустарник; видовые точки со скамеечками; охраняемые археологические памятники эпохи неолита, бронзы и железа. Даже мыза XIX века бережно сохранена: в ее корпусах теперь естественно-археологический музей, образовательно-игровой центр для детей и кафе, а вокруг — подобие крохотного регулярного парка с самой "классической" частью рингнесовского собрания, с Роденом, Ренуаром, Майолем и Дали. А еще это протесты окрестных жителей, недовольных тем, что глухой лес превращается в туристическое место: они ругают благотворителя убийцей природы, девелопером-империалистом, нацистом и сексистом, причем ругают через газеты, сайты и в лицо — на пресс-конференции, куда их пригласили и терпеливо выслушали (а не отключали микрофоны и не гнали взашей, как непременно сделали бы в известной нам одной отдельно взятой стране). Правда, по мере того как Экеберг преображается, голоса протеста смолкают, но господин Рингнес успел собрать другую коллекцию — газетных пасквилей и карикатур, ими изящно оклеены туалеты в парковом кафе.

При всем уважении к протестующим, протестуют они, похоже, напрасно. И дело не в одном лишь великолепном парке современного искусства. Девелопер-империалист не только не убил запущенный, одичавший Экеберг, но скорее спас эту часть Осло от весьма вероятных поползновений застройщиков. В последние годы город стремится выйти к морю — побережье превращается в архитектурную выставку, вслед за новой Оперой бюро Snohetta и новым Музеем Аструпа--Фернли работы Ренцо Пьяно здесь к концу десятилетия появятся новый Музей Мунка и новый Национальный музей. Как знать, если бы не скульптурный парк, Экеберг, возможно, сделался бы районом дорогих коттеджей с красивым видом на фьорд и город. Во всяком случае, уже сейчас понятно, что имя Кристиана Рингнеса войдет в историю Осло уж точно не благодаря газетной ругани.

Комментарии
Профиль пользователя