Коротко

Новости

Подробно

2

Рисунок: Андрей Шелютто / Коммерсантъ

Замах на экспорт

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 9

Правительство взяло курс на поддержку несырьевого экспорта — он должен стать новой точкой роста в условиях торможения экономики. До недавнего времени экспортеры страдали от дорогих кредитов и массы бюрократических ограничений. Решением этих проблем уже два года пытается заниматься Экспортное страховое агентство России. "Власть" изучила, кому и зачем понадобилась эта организация.


Александра Романычева


"Каких только проектов нам не приносят! Вот недавно предложили страховать поставки лягушек из Астраханской области во Францию. Посмотрим, утвердят ли заявку и проходят ли лягушки под несырьевой экспорт, но идея вполне креативная",— смеется Петр Фрадков. Два года назад 35-летний сын экс-премьера, ныне директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова возглавил Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР) — специализированную "дочку" Внешэкономбанка, в котором Фрадков-младший работал с 2006-го. "Фрадков сделал это агентство сам, с нуля. Он заболел этой идеей, бегал и всех убеждал — ну вот и убедил",— вспоминает источник "Власти" в правительстве.

Страхование экспортных рисков — одна из распространенных форм государственной поддержки экспорта, которая действует во многих странах. На данный момент в мире существует более 70 подобных агентств. Самые известные из них — немецкое Euler Hermes, французское COFACE, итальянское SACE и китайское SINOSURE. Фрадков признает, что в основу концепции ЭКСАРа лег именно мировой опыт (интервью с ним).

Суть идеи крайне проста. Поставка любой несырьевой продукции за рубеж — дело довольно рискованное. Особенно если речь идет о долгих инфраструктурных проектах вроде строительства электростанций или промышленных объектов: долгие циклы, большие затраты, сложные системы расчетов. Коммерческие банки кредитуют такие рискованные проекты крайне неохотно, а если уж дают займы, то под огромные проценты. В результате масса потенциально выгодных сделок просто не заключается из-за отсутствия кредитного ресурса. В России это усугубляется тем, что традиционные экспортные рынки для предприятий бывшего СССР — страны с высокими политическими рисками вроде левацких режимов Латинской Америки или стран Ближнего Востока. Обычные страховщики подобные риски страховать боятся. Именно поэтому во всем мире государства стремятся создавать специализированные страховые агентства, которые страхуют риски экспортеров на довольно выгодных условиях. Тем самым правительства стимулируют развитие экспортных предприятий, компенсируя свои расходы на содержание агентства полученными налогами и созданием новых рабочих мест.

Именно таким агентством стало ЭКСАР, зарегистрированное в октябре 2011 года и действующее на основании постановления правительства РФ от 22 ноября 2011 года N964 "О порядке осуществления деятельности по страхованию экспортных кредитов и инвестиций от предпринимательских и политических рисков". Учредителем и единственным акционером агентства стал не чужой Петру Фрадкову Внешэкономбанк (там он по-прежнему зампред и член правления). Первоначальный уставный капитал ЭКСАР — 30 млрд руб. За два года уставный капитал вырос: 2011 и 2012 годы агентство закончило с прибылью (61 млн руб. и 1,259 млрд руб. соответственно, по данным аудированной финансовой отчетности по МСФО). А в сентябре 2013 года ВЭБ одобрил увеличение уставного капитала ЭКСАРа еще на 1,38 млрд руб., выкупив арендуемое агентством здание в 1-м Зачатьевском переулке и внеся его в капитал. Страховая емкость агентства — 300 млрд руб. (в декабре 2012 года ЭКСАР получило госгарантии правительства РФ по своим обязательствам). По сделке агентство может покрывать до 95% убытков в случае реализации политического риска и до 90% — в случае коммерческого.

К началу 2013 года ЭКСАР уже был страховщиком экспорта таких крупных компаний, как "Интер РАО — Экспорт", "РЗ Агро", "Северсталь", "Норильский никель".

Успех внешнеторговых сделок (если речь, разумеется, идет не о продаже сырья) традиционно определяется двумя факторами — конкурентоспособностью продукции и наличием у поставщика "финансового плеча". Следовательно, в российских условиях вести подобные сделки наиболее комфортно могут госкорпорации и компании с госучастием, которым проще получить гарантии правительства. Участие же частных компаний, даже федерального уровня, до последнего времени было ограничено. "До момента запуска агентства регулярных механизмов страхования в нашей стране практически не было, а обращаться к западным страховым агентствам с нашим экспортом — дело, на мой взгляд, бессмысленное, так как данные компании ориентированы в первую очередь на поддержку экспорта национального производителя",— говорит исполнительный директор "Русэлпром" Станислав Щербаков.

"Русэлпром", который контролирует бизнесмен Владимир Дорохин, поставляет электротехническое оборудование и запасные части для модернизации кубинских теплоэлектростанций "Максимо Гомес" и "Антонио Масео". В 2012 году "Русэлпром" заключил контракт с ЭКСАРом общей стоимостью свыше €2 млн, поставки будут осуществляться в 2014-2015 годах. В процессе предконтрактной подготовки сейчас находится ряд более мелких сделок по поставкам оборудования во Вьетнам и Пакистан, которые "Русэлпром" также собирается страховать в ЭКСАРе. Директор по маркетингу торгового дома "Русэлпром" Родион Сурков отмечает, что регионы коммерческой активности компании совпали с приоритетными направлениями ЭКСАРа, это дало выгодные условия по страхованию поставок, и кубинскую сделку, которая обсуждалась уже несколько лет, не пришлось пересматривать.

По словам Щербакова, страхование контракта в ЭКСАРе может приводить к незначительному увеличению цены для потребителя. "Но, как правило, это ничто по сравнению с теми отсрочками платежа, которые он получает",— говорит он. В Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК) отмечают, что стоимость продукции для конечного покупателя из-за услуг ЭКСАРа возрастает от 0,8% до 3% в зависимости от контракта. ОДК уже успешно страховала поставки оборудования в Китай, Вьетнам и Туркмению (общая сумма трех контрактов — около $20 млн). Компания намерена страховать в ЭКСАРе сделки с фирмами из Болгарии, Турции и Узбекистана, а также потенциальные контракты в Азии, Латинской Америке и Африке.

Производители сложной продукции, состоящей из импортных компонентов, могут пытаться застраховать свою продукцию в иностранных агентствах. Так, например, поступили производители самолета Sukhoi Superjet (ЭКСАР лишь перестрахует риски основного страховщика — французской COFACE). Однако есть ситуации, когда ЭКСАР — единственное агентство, куда может обратиться российская компания, и связаны они с политикой. Примером может служить заключенный в июле 2012 года контракт компании "Геометр-центр" с Министерством экономики Абхазии. Россияне создавали систему геодезического и картографического обеспечения Абхазии, сумма контракта составила 25 млн руб. "Для нашей компании это очень крупный и продолжительный по срокам контракт, поскольку наша выручка, например, за 2011 год составила 135 млн руб. Компания наша небольшая, в штате 46 сотрудников",— отмечает замдиректора по финансам и технической поддержке "Геометр-центр" Ольга Гаврилова. По ее словам, компания имела негативный опыт реализации проектов за пределами РФ и поэтому приняла решение застраховать экспортный контракт на случай возникновения непредвиденных обстоятельств, например недружественных действий со стороны Грузии. "Выбор агентства ЭКСАР был определен тем, что, к сожалению, государственный суверенитет Республики Абхазия не признан большинством стран. Соответственно, мы не могли обращаться в подобные зарубежные агентства, а в России такие услуги, кроме ЭКСАРа, не предоставляет больше никто,— рассказывает Гаврилова.— Кроме того, стоимость страховки оказалась вполне приемлемой, и это никак не сказалось на удорожании нашей продукции. 2 августа 2013 года наш контракт успешно завершился. К счастью, страхового случая не произошло".

Одна из основных проблем экспортера — колоссальная работа с кредитующими банками, говорит Родион Сурков из "Русэлпрома". Коммерческие финансовые институты не готовы принимать на себя значительную часть рисков, связанных с поддержкой национального экспорта. Причины — высокий уровень финансовых и политических рисков, трудности управления ими, а также затратный механизм реализации и невысокий уровень рентабельности, считают в "Ростсельмаше", который страховал в ЭКСАРе первые экспортные контракты в 2013 году на поставку комбайнов в Казахстан.

Петр Фрадков говорит, что агентство активно работает как с самими банками, так и с регулирующими органами, чтобы стимулировать кредитование экспорта. Первый шаг — с 1 января, с подачи ЭКСАРа, были внесены поправки в положение Банка России N254-П, в соответствии с которым банки получили право принимать страховой полис агентства в обеспечение и не создавать резервов. Раньше для того, чтобы банк профинансировал экспорт, он должен был оценить риски и по нормативам ЦБ создать до 100% резервов. Это сказывалось на стоимости кредитов. Теперь же банки не обязаны создавать резервы — в итоге ставки снизились. Второй нормативный документ Банка России, который помогли поправить Фрадков и его команда,— инструкция ЦБ N139-И, в соответствии с которой идет расчет достаточности капитала банков. Этот параметр банки рассчитывают исходя из качества своего портфеля с разными коэффициентами: чем меньше коэффициент, тем лучше — банки могут аллокировать меньше капитала на ту или иную сделку, высвобождая капитал для других операций. Теперь при выдаче экспортных кредитов в рублях в аллокацию капитала идет всего 20% от стоимости выданного кредита (коэффициенты были значительно выше). Все эти меры должны стимулировать банки начать выдавать кредиты.

В случае с самолетами Sukhoi Superjet ЭКСАР только перестрахует риски основного страховщика

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Кроме того, для самих экспортеров тоже облегчили законодательство. По словам Фрадкова, были внесены изменения в Кодекс об административных правонарушениях и законодательство о валютном контроле, снимающие с экспортера, который застраховал в ЭКСАРе свой экспортный контракт с рассрочкой платежа, административную ответственность и штрафные санкции при нарушении срока поступления в РФ валютной выручки. Также внесены изменения в Налоговый кодекс: страховая премия теперь относится на расходы страхователя и не облагается НДС.

Насколько все принятые меры помогут стимулировать несырьевой экспорт и изменить ситуацию, при которой более 2/3 российских товаров, поставляемых за рубеж, это сырье (см. график)? Заведующий лабораторией международной торговли Института Гайдара Александр Кнобель говорит, что создание ЭКСАРа — условие необходимое, но недостаточное. "Наличие такого агентства — это просто необходимое условие для работы в рамках ВТО. Российские производители несырьевых товаров, которые имеют возможность получать экспортные гарантии и экспортное страхование, просто оказываются в равных условиях со своими конкурентами из других стран, с которыми они взаимодействуют на мировых рынках. Без этого никак, но то, что это обеспечит рост экспорта,— ожидать нельзя",— отмечает он.

"Стратегически у руководства страны существует понимание того, что институты поддержки экспорта в России нужно развивать. Не существует универсальных рецептов, которые сразу бы позволили нам увеличить нашу конкурентоспособность. Просто есть ряд необходимых условий, которые надо выполнять. Причем здесь особо нечего выдумывать, существуют мировые практики, и мы просто должны им следовать. Нам в этом смысле проще, потому что мы уже видим, что делается со стороны других стран, но нам сложнее технически",— уверен Кнобель. По его мнению, прежде всего нужно убрать существующие внутри страны барьеры для экспорта, которые зачастую носят чисто технический характер. Например, нужно доказывать, что товар не является продукцией двойного назначения и не может быть использован в военных целях. "Выход новых экспортеров на рынок затрудняют административные барьеры. Плюс на данный момент несовершенна работа самой таможни, которая задерживает экспорт товаров. В рейтинге эффективности таможенных структур Россия находится на последних местах,— добавляет Кнобель.— Поэтому в первую очередь нужно снять технические барьеры, упростить процедуру разрешения на экспорт, минимизировать все необходимые шаги, которые нужны экспортеру для того, чтобы выйти на экспортный рынок".

Сейчас правительство пытается убрать эти барьеры. Агентство стратегических инициатив (АСИ) в рамках распоряжения правительства N1128-р "О плане мероприятий по поддержке доступа на рынки зарубежных стран и поддержке экспорта" разработало специальную "дорожную карту". Но, по мнению директора института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрея Яковлева, несмотря на здравые предложения ЭКСАРа, сама модель разработки "дорожной карты" по продвижению российского экспорта получилась бюрократической. "В АСИ привлекли к работе людей из бизнеса и соответствующих людей из ведомств для создания документов по поддержке и продвижению экспорта. Но чиновники однозначно более компетентны в плане "гладкого" формулирования задач для самих себя — со сдвигом сроков на "светлое будущее", а также попытками утопить существенные задачи в различных мелких деталях",— отмечает эксперт.

Пока же институциональные решения тормозятся, вопросы приходится решать в привычном режиме ручного управления. Фрадков признает, что часто вынужден заниматься не совсем свойственной для главы ЭКСАРа работой — например, сводить потенциальных экспортеров с банкирами: "Это не совсем классическая задача экспортного агентства, но мы вынуждены здесь жить в состоянии создания экспортной среды".


Комментарии
Профиль пользователя