Коротко


Подробно

Фото: Виктор Меламед

Заключение из правил

Первая в России экономическая амнистия не удалась. Десятки тысяч предпринимателей, которые изначально могли рассчитывать на помилование, так и остались в тюрьме. Власти по-прежнему "кошмарят" бизнес, а значит, вопрос "Как сохранить свободу, занимаясь коммерцией в России?" все еще актуален.


Текст: Ксения Шамакина


Больше 100 тыс. человек попадут под экономическую амнистию, говорил в июле этого года автор проекта и уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов. Со дня опубликования постановления об амнистии — 4 июля — и на момент сдачи номера, то есть за два с половиной месяца, освободили 525 человек. Это и те, кто вышел на свободу из тюрем, и те, чьи дела закрыты на этапе следствия. До окончания амнистии еще несколько месяцев (она действует полгода), но уже понятно, что под нее попадут от силы несколько тысяч предпринимателей. Глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов назвал амнистию неудачной и предложил "прикрыть" ее новой, более масштабной.

По задумке Титова, амнистия должна была стать "жестом, убеждающим общество в серьезности намерений власти по улучшению делового климата в стране". В первоначальном варианте под нее подпадали привлеченные по 52 экономическим статьям. Когда к обсуждению подключился президент РФ Владимир Путин, который в итоге и внес проект в Госдуму (легитимность такого законотворчества вызвала сомнения некоторых специалистов, так как амнистия — исключительная прерогатива Госдумы), постановление сильно изменилось. В нем перечислены лишь 27 статей. В частности, наиболее массовая статья 159 ("Мошенничество") вошла в усеченном виде, а статья 160 ("Присвоение и растрата") не попала вовсе. Для наглядности: только в 2012 году по первой осуждены 23,6 тыс. человек, по второй — 6,8 тыс. человек. По всем остальным статьям, вошедшим в постановление,— 2,6 тыс. человек.

Еще одно ограничение: на помилование могут рассчитывать только те, кто осужден по этим статьям впервые. Что, например, лишило шанса на амнистию самых известных бизнес-сидельцев — Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Наконец, в версии постановления, предложенной Путиным, говорится о том, что бизнесмены перед освобождением должны полностью возместить причиненный ими имущественный ущерб.

Амнистия едва ли улучшила деловой климат, и бизнесмены по-прежнему находятся в группе риска. Из-за чего они чаще всего попадают под следствие?

Охота на жуликов


В прошлом году в Чувашии правоохранители возбудили дело против группы топ-менеджеров, обвинив их в "умышленном присвоении средств предприятия", рассказывает управляющий партнер адвокатского бюро "Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры" Александр Забейда. Владелец компании почему-то не только не считал себя обворованным, но даже нанял адвокатов для защиты своих сотрудников. Действовать нужно было быстро: чтобы менеджеры не расхитили и другие средства компании, правоохранители арестовали имущество завода. Теперь оно не могло стать залогом для привлечения кредитов. Завод, правда, уже был заложен в одном из банков, но там про арест не узнали. Юристам бизнесмена удалось снять арест и прекратить дело.

До ноября прошлого года привлечь предпринимателей по статьям 159 и 160 ("жуликовским", как их иногда называют юристы) было совсем просто. Не требовалось даже заявление потерпевшего. Сейчас заявление нужно в том случае, если задеты интересы частной компании. Но если в потерпевших компания с государственным участием, возбуждать дело можно по-прежнему без заявления. Поэтому предпринимателям нужно особенно внимательно следить за выполнением договорных обязательств по госконтрактам. "У всех чиновников есть инструкция: если обязательства по госконтракту не выполняются (по любой причине), они должны написать заявление в полицию",— объясняет Александр Забейда.

Астраханский девелопер Павел Арсланов не сдал вовремя дома из-за задержек с финансированием от регионального отделения Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежь). Хотя здания к моменту суда — с опозданием на полтора года — были достроены, и ни Росмолодежь, ни частные заказчики, вложившие деньги в их строительство, никаких претензий к девелоперу не имели, в марте 2013 года Арсланова приговорили по статье 160 к трем с половиной годам тюрьмы общего режима. Эта история в отличие от множества других закончилась хорошо: приговор позже был обжалован, дело переквалифицировано по статье 159.4, и в середине июля предприниматель попал под экономическую амнистию.

Слабое место


"Если предприниматель попадает под пресс со стороны правоохранительных органов, он начинает отбиваться. Это война. А война — всегда деньги,— рисует типичную ситуацию Забейда. — Откуда бизнесмен может взять деньги? Как правило, вывести из оборота своей компании под какой-то договор, сделать "обнал"". Достаточно спровоцировать предпринимателя на войну внеплановой проверкой, например, и можно его привлекать за реальное преступление, делает вывод юрист.

Работа с однодневками, обналичивание средств, фактически уклонение от уплаты налогов — еще одно уязвимое место бизнеса. Как минимум раз или два за время работы любой предприниматель выводил деньги через однодневки, уверены юристы.

Впрочем, статья 199 ("Уклонение от уплаты налогов") в заказных делах используется не так часто. "Обычно уголовным делом нужно устранить конкретного нехорошего человека, а налоги бьют по предприятию в целом",— поясняют юристы. Но если заказ от близкого конкурента и компанию нужно убить, то статья подходящая.

Другое слабое место — лицензии. У предпринимателей часто нет лицензий на определенный вид деятельности, либо она получена с нарушениями. Большинство осужденных по статье 171 ("Незаконное предпринимательство") приговорены из-за таких проблем, отмечают адвокаты. Под следствием по этой статье находился, например, Алексей Рябинин из Орловской области. Рябинин, живущий в деревне за 110 км от Орла, рыл колодцы и скважины для всей округи без лицензии на эту деятельность. Если бы по его делу вынесли обвинительный приговор, он мог получить до пяти лет лишения свободы. Благодаря амнистии обвинение с Рябинина сняли. "Больше он бизнесом заниматься не хочет",— говорит уполномоченный по правам предпринимателей Орловской области Евгений Лыкин.

"Помойное" дело


"Если кто-то очень хочет посадить предпринимателя — посадит",— фаталистически настроены адвокаты. Все они признают, что заказать дело легко. Служителям порядка нужно постоянно демонстрировать бурную деятельность, поэтому они с удовольствием хватаются за "наводки" на уголовные преступления, особенно если навет подкреплен материально. Цену "заказа" юристы не называют, но говорят, что, по слухам, она составляет $150 тыс. "Расценки, о которых я слышал, того же порядка",— утверждает адвокат МКА "Князев и партнеры" Георгий Тер-Акопов. Александр Забейда, говоря об этой "цене", усмехается: "Ну, это под ключ, наверное". Иными словами, с гарантией, что дело дойдет до суда.

Забейда считает, что найти нарушения в работе недружественной компании можно и легальными способами — заказав расследование юридической фирме (стоить это будет около $30 тыс.), но следователи могут положить такое дело под сукно, если не увидят для себя выгоды.

Тем не менее предприниматели могут свести риск уголовного преследования к минимуму. Для этого юристы советуют педантично выполнять условия контрактов, особенно государственных. Многих проблем с правоохранительными органами также можно избежать, если шифровать данные, полагают юристы. Доступ к зашифрованным данным получаешь, только введя пароль. "Можно пользоваться удаленным сервером, шифровать жесткие диски и флешки, электронную переписку между гендиректором и главбухом — обычно следователи там столько интересного находят!" — перечисляет Забейда.

Некоторые предприниматели научились маскировать свои контакты с однодневками. Они придумывают убедительные легенды о сотрудничестве с такой компанией, "назначают" одного из друзей ее фиктивным гендиректором, учат сотрудников связно рассказывать, как они ездили в офис этой фирмы. Тогда есть шанс, что на этом эпизоде следователь не заострит свое внимание.

Адвокаты советуют при первых тревожных "звоночках" — внеплановых проверках, например, обращаться к юристам. "Из-за вопиющей юридической безграмотности предприниматели и тем более их сотрудники не знают, как себя вести при обысках, поэтому ставят себя в заведомо проигрышную позицию",— говорит Тер-Акопов. Некоторые юридические компании даже проводят семинары о том, как вести себя при полицейских и налоговых проверках и обысках.

"Если не получается разойтись со следствием мирно и без лишнего шума, надо превратить дело в жесточайшую "помойку", так его запутать, усложнить, чтобы следаку уже не хотелось его вести",— учит Забейда, сам отслуживший несколько лет следователем. Доля оправдательных приговоров от общего числа в российских судах меньше 1%, поэтому важно не довести дело до суда.

3 млн. Столько человек осуждены за десять лет по экономическим статьям, подсчитала "Деловая Россия". Из них 90% — бизнесмены

10 лет лишения свободы — максимальное наказание за мошенничество. По этой статье привлекают больше всего бизнесменов

73% россиян считают, что в России нельзя честно заработать миллионы, по данным "Левада-центра"

36% россиян были против экономической амнистии, по опросу ВЦИОМ, проведенному в мае 2013 года

334 млн руб.. Такой ущерб, по данным МВД РФ, возместили в июле 2013 года люди, осужденные по экономическим статьям, прежде чем получили амнистию



Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение