Коротко


Подробно

Требуется: молодой и обученный

Журнал "Огонёк" от , стр. 2

После военных событий в Южной Осетии проблема перехода на годичный срок службы по призыву получила новое звучание—стало очевидно, что на первый план выходит не число поставленных под ружье призывников, а уровень подготовки и качество призыва

Виктор ДЕНИСОВ


После военных событий в Южной Осетии проблема перехода на годичный срок службы по призыву получила новое звучание—стало очевидно, что на первый план выходит не число поставленных под ружье призывников, а уровень подготовки и качество призыва.

Минувший июль подарил Министерству обороны безупречную статистику по призыву граждан на военную службу: по итогам весенне-летней кампании, проводившейся в новых условиях (новобранцы шли служить на один год вместо двух), и вкупе с отменой большинства отсрочек военкоматы выполнили план на 100 процентов.

Оптимисты заговорили об очевидных успехах и особой эффективности военной реформы в решении проблемы с численностью призывников—число уклонистов от службы в армии снизилось на 50 процентов, в ряды вооруженных сил отправилось 133,2 тысячи молодых людей.

О досадных мелочах (из-за слабого здоровья в строй не попал каждый третий призывник, а половина тех, кого в армию взяли, не могут служить в ВДВ, подводном флоте, спецназе, внутренних войсках МВД) предпочли особо не распространяться. Напротив, особо отмечалось, что военкоматы впервые за много лет могли позволить себе выбирать самых «здоровых» призывников.

Восторги по случаю 100-процентно исполненного плана, впрочем, быстро улеглись, поскольку со всей очевидностью выяснилось: «молодые и необученные», призванные на годичную службу, в условиях современной армии стране не столько подмога, сколько обуза, поскольку сделать из новобранца хорошего солдата за 12 месяцев просто невозможно. Вывод напрашивается сам собой: сокращение срока воинской службы до года требует того, чтобы армию пополняли не просто достигшие условного возраста юноши, а подготовленные специалисты.

Если эту проблему в кратчайшие сроки не решить, перед государством встанет реальная перспектива снижения оборонного потенциала страны.

ПОТРЕБНОСТИ И ЗАПРОСЫ

Контрактная профессиональная армия как заявленная цель армейской перестройки хороша всем, кроме сроков реализации—в одночасье она не появится. Потребность, стало быть, состоит в том, чтобы максимально эффективно использовать для нужд обеспечения безопасности страны имеющиеся ресурсы «призывного периода». Это вполне по силам—достаточно восстановить в полном объеме существовавшую прежде систему допризывной подготовки, адаптировав ее под современные условия и задачи, выставив четкие приоритеты.

В СССР такая система была—допризывной подготовкой молодых людей занималось знаменитое ДОСААФ, правопреемницей которого в настоящее время является Российская оборонная спортивно-техническая организация (РОСТО). Она и теперь занимается подготовкой призывников в соответствии с госзаказом, формируемым Министерством обороны. Только каков он, этот госзаказ сегодня?

Согласно имеющейся в распоряжении «Огонька» статистике, подготовка специалистов для Вооруженных сил РФ в образовательных учреждениях РОСТО проводится по 33 ежегодно определяемым Минобороны России военно-учетным специальностям в объемах до 90 тысяч человек в год. Самой распространенной является подготовка… водительских кадров, которая в среднем составляет более 80 процентов от общего объема подготовки специалистов для ВС РФ. Только 11 процентов питомцев РОСТО получают электротехнические специальности, чуть более шести готовятся как радиоспециалисты, а на долю военно-морских профессий и вовсе приходится только около 2 процентов от общего числа курсантов, обучающихся по заявкам Минобороны.

Спору нет, «водитель для Веры»—достойная военно-учетная специальность, вот только зачем нашему оборонному ведомству столько? И неужели потребности российской армии в ХХI веке на 80 процентов замыкаются на эту специальность?

Эксперты полагают, что пропорция востребованных армией профессий в госзаказе должна быть радикально иной—с упором на электронику и современные средства коммуникаций, с прицелом на то, что у современного солдата не только руки и ноги служат Родине, но и голова прежде всего.

Однако у Министерства обороны, видимо, какие-то особые взгляды на регулярно восполняемый призывом кадровый ресурс—из года в год заявки на подготовку специалистов практически не меняются.

СИЛЫ И СРЕДСТВА

Это все равно, как компьютером заколачивать гвозди—объяснить «зачем», трудно, но в жизни бывает: колоссальным потенциалом, которым обладает наследница ДОСААФ—РОСТО, руководство военного ведомства просто не в состоянии распорядиться. И кто даст правильный ответ: то ли не умеет, то ли не хочет, то ли какие-то задние мысли имеет?

Между тем использование возможностей РОСТО—это реальный шанс в кратчайшие сроки изменить ситуацию и отстроить эффективную систему допризывной подготовки. Это критически важно именно теперь, когда армия перешла на годичный призыв и когда впереди непростая демографическая перспектива.

—Уровень современной военной техники и вооружения таков, что освоить их на должном уровне за один год службы практически невозможно,—авторитетно заявляет Николай Бордюжа, генеральный секретарь ОДКБ, генерал-полковник.—Подготовка к военной службе должна вестись до призыва. У РОСТО (ДОСААФ) была и в основном остается пока база, способная обеспечить подготовку призывников к военной службе.

У РОСТО по всей стране 430 образовательных учреждений. Профилировать их в соответствии с армейскими нуждами не составляет большого труда. Большой труд, однако, составляет добиться отзывчивости у заказчика услуг—самой армии.

Казалось бы, очевидно: времени на доучивание выпускников школ в войсках практически нет, следовательно, необходимо загодя готовить специалиста, способного умело работать с вооружением и техникой нового поколения. Для решения этой задачи немного-то и нужно—образцы, с которыми придется потом иметь дело будущим солдатам, современные тренажеры. Но технических образцов остро не хватает, поскольку армия их не дает, а с тренажерами и вовсе нелепость: правительство РФ выделило специальные субсидии на совершенствование учебно-материальной базы школ РОСТО, ведущих подготовку по военно-учетным специальностям, однако предложения по использованию этих субсидий на те же тренажеры вот уже несколько месяцев, как зависли в Минобороны.

Административные заусенцы возникают порой и вовсе на ровном месте. Так, к примеру, в соответствии с указанием главного командования ВВС с 19 июня была приостановлена летная работа авиационных организаций РОСТО, которые осуществляют свою деятельность на аэродромах совместного базирования с авиационными частями Минобороны. Причины запрета указаны не были, период запрета—«до особых указаний». Возможно, у военных были какие-то свои резоны, но штука в том, что органы управления воздушным движением восприняли указание главкомата ВВС как тотальный запрет на полеты для всех авиационных клубов РОСТО. А такие клубы (их более 100) работают в 67 субъектах РФ, в них обучается более 10 тысяч человек. После межведомственных препирательств 50 аэроклубов все же вернули себе право летать, теперь РОСТО занята тем, что «отбивает» открытое небо для остальных. Что и кому доказывали военные—не ясно до сих пор, зато российская сборная по самолетному спорту была вынуждена проводить подготовку к чемпионату Европы на чужбине—в Чехии.

УЛИЦА С ДВУСТОРОННИМ ДВИЖЕНИЕМ

Поразительно, но факт: сегодня проблемой допризывной подготовки молодежи больше озабочена общественная организация, чем профильное государственное ведомство. Пока в Минобороны в основном говорят о необходимости создания соответствующей инфраструктуры, о важности патриотического воспитания и т д. и т п., в РОСТО делают реальное дело.

—В рамках принятой программы развития организации на ближайшие 5 лет начато переоснащение школ и учебных центров,—рассказывает председатель Центрального совета РОСТО Юрий Камышанов.—Освоение современных образовательных технологий, расширение списка учебных дисциплин избраны в качестве приоритетных направлений. Программа предусматривает участие РОСТО в подготовке контрактников, преподавание начальной военной подготовки для школьников, организацию социальной поддержки военнослужащих. Особое внимание—работе с «трудным контингентом».

Все эти начинания, надо отметить, находят самый живой отклик на уровне администраций регионов и субъектов нашей необъятной федерации. Многие проекты РОСТО осуществляет при тесном взаимодействии, а часто и при прямом участии местных властей. Самый свежий пример подобного сотрудничества—открытие 1 сентября в городе Дятьково брянской области уникальной кадетской школы-интерната с летной подготовкой. Это своего рода совместный проект РОСТО и брянского губернатора Николая Денина. У воспитанников «летного интерната» будут и свои тренировочные самолеты, и курсы парашютного мастерства—чем не модель профильной специализации для нуждающейся в подготовленных кадрах армии?

—Сейчас больше 40 процентов наших призывников бесплатно обучаются в школах РОСТО (ДОСААФ) и проходят профессиональную подготовку по шести военно-учетным специальностям,—говорит губернатор Денин.—Брянский совет РОСТО каждый год готовит 2 тысячи призывников, причем эта цифра может быть значительно увеличена.

Все это должно быть (и будет) востребовано. Вот только когда? Ведь танго, как известно, бывает только вдвоем. А так—на носу новый призыв: теперь осенний. В военкоматы уже через пару-тройку недель потянутся «молодые и необученные». Очередную заявку от Минобороны на подготовку специалистов по военно-учетным специальностям ждут в РОСТО. Интересно, опять шоферов будут заказывать?..         

 

Фото ВЛАДИМИРА ЗИМИНА/ИТАР-ТАСС

Комментарии
Профиль пользователя