Коротко


Подробно

Проверка на злость

«Я отдам все свои силы борьбе — все, до конца. Я сумею насладиться своей готовностью, волей и мужеством, я сумею победить самого себя, время и своих соперников».

Светлана КВАСНЕВСКАЯ, Анна ФЕДЯКИНА


Это цитата из программы самовнушения на победу, разработанной специально для спортсменов-олимпийцев спортивными психологами

 

Накануне пекинской Олимпиады журнал New Scientist опубликовал портрет «идеального спортсмена» будущего, сконструированный учеными. Ноги у этого монстра, способного бежать быстрее любого гепарда, растут буквально от пупка. Мышцы—«быстрые», способные делать по крайней мере пять касаний  беговой дорожки в секунду. В груди—генетически увеличенные легкие и сердце, способные перекачивать огромные объемы крови. Голова же у спортсмена-мутанта маленькая, дабы не создавать лишнего сопротивления воздуха.

— Об одном только забыли ученые—о психологии спортсмена,—говорит Аладар Коглер, тренер национальной сборной США, разработавший для своих подопечных уникальную систему тренировок на основе йоги.—Ведь Олимпиада—это не только соревнование мышц и высоких технологий, это прежде всего состязание духа, в котором побеждает тот, кто сумеет работать на пределе возможностей.

— Сегодня каких-либо самостоятельных школ спортивной психологии не существует,—рассказывает Альберт Родионов, спортивный психолог мужской сборной России по баскетболу, заведующий кафедрой психологии Университета физкультуры, спорта и туризма.—Конечно, если не считать разработок отцов-основателей отечественной психологии спорта Авксентия Пуни и Петра Рудика, которые заложили основы изучения психологии личности спортсменов. Но сейчас каждый спортивный психолог использует самые различные методики.

ПСИХОСМОТР

Регулярная психодиагностика для спортсмена—как плановый техосмотр для автомобиля—необходима, чтобы вовремя узнать о возможных сбоях и предотвратить их. А главное, такая диагностика нужна не только тренеру, но и самому спортсмену, чтобы научить его не спотыкаться об углы собственного характера, а использовать их как ресурс при подготовке к соревнованиям.

— Но зачем регулярная?—спрашиваю у Ольги Тиуновой,  руководителя Психологической службы по работе со спортсменами высокой квалификации Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры и спорта (ВНИИФК).—Можно же всего один раз изменить у спортсмена уровень тревожности и агрессии, а дальше тренер сам будет подбирать «кнут» и «пряники» для будущего чемпиона.

— Во-первых, регулярно исследуя психику спортсменов, мы столкнулись с тем, что даже устойчивые свойства личности, такие как тревожность или акцентуация характера, со временем могут радикально измениться. Казалось бы, это противоречит всем принципам классической психологии, но факт остается фактом—личность спортсмена, возможно, под влиянием побед и поражений  или же вследствие молодости остается очень пластичной.  Кроме того, методы углубленной психодиагностики, используемые в нашей лаборатории, показывают не только особенности характера спортсмена, но и его готовность к конкретным соревнованиям и значимость этих соревнований для него лично.

Результаты тестов—это своего рода ключики к душе спортсмена. Ведь тренерам в ходе подготовки к Олимпиаде необходимо выяснить несколько важнейших вещей, например особенности мотивации спортсмена. Речь идет о двух вариантах. Первый—мотивация на достижение успеха, когда человек готов приложить любые усилия ради победы, а вот о возможности поражения он даже и не думает. Второй вариант—избегание неудач. Такой спортсмен в первую очередь будет заботиться не о новых медалях, а о том, чтобы не сдать уже завоеванные позиции. Если «избегающего неудач»  можно подстегнуть к победе, то у рвущегося к новым высотам спортсмена предстартовая «накачка» скорее вызовет раздражение и обратную реакцию.

Об истинном отношении к тренеру и преувеличении сил соперника, о собственном авторитете в команде и неуверенности в себе, об уровне агрессии, «чувстве вины» и психической надежности в самый ответственный момент соревнований также расскажет психодиагностика. Конечно, в том случае, если спортсмены откровенно ответят на все вопросы.

— Это в их интересах,—уверена Ольга Тиунова,—мы опрашивали участников сборных и убедились, что психодиагностику считают важной для себя примерно 70 процентов спортсменов. И дело тут не в «спортивных проблемах», а в потребности искать в себе новые ресурсы.

ПАН ИЛИ ПРОПАЛ

Спортсмены отличаются от обычных людей тем, что их характер вырабатывается в условиях очень жесткой внутренней конкуренции—любого атлета ежедневно сравнивают не только с соперниками, но и с товарищами по команде. Вопрос состоятельности в большом спорте необычайно жесток: или пришел первым, или неудачник. Поэтому у спортсменов всегда есть и высокий риск сломаться на какой-либо самой неожиданной житейской мелочи.

— В спортивной жизни очень много психологически сложных моментов,—говорит психолог Ольга Тиунова.—Например, отношения с тренером и внутри команды—если они не комфортные, спортсмен переживает, тратит много внутренней энергии. Большие ожидания, очень плотный график тренировок, неясное будущее—ведь для многих  участников Олимпиады их личное будущее ограничивается Олимпийскими играми, как будто после Пекина жизни уже не будет… Недавно перед очередным чемпионатом мира у меня консультировался один спортсмен—дважды рекордсмен мира, решил выиграть мировое первенство в третий раз. Мы объективно подтвердили его сильные стороны, говорили о слабостях. И еще—о будущем, строили планы. Очень важно, чтобы на соревнованиях—после победы или поражения—жизнь не заканчивалась.

Но не всегда рядом есть командный психолог. А если учесть, что спортсмены живут замкнуто, большей частью на тренировочных базах,  то становится понятно, насколько может быть важна своевременная консультация. На этот случай сотрудники Лаборатории физической культуры и практической психологии ВНИИФК разработали систему call centre, бесплатно предоставляющую услуги психолога по телефону или электронной почте.

— Теперь эта «палочка-выручалочка» есть в десяти сборных страны—мы раздали тренерам и врачам российских команд  специальные пластиковые карточки с персональным кодом и теперь готовы консультировать спортсменов-олимпийцев в любое время,—продолжает Ольга Владимировна.—Возможно, если бы такая услуга существовала год назад, то многократная чемпионка России и Европы по велоспорту Юлия Арустамова осталась бы в живых. «Моя мотивация одна: победа, больше ничего в себе не нашла,—написала Юлия в своем дневнике незадолго до самоубийства.—Возникает вопрос: зачем мне победа? Что мне в ней? И не потому ли я за ней гоняюсь, что это просто привычка? Зачем мне победа? Я в ступоре. Что будет после победы? Что будет, если ее не будет? Что заставляет меня дышать? Спорт. И если спорт—обман, зачем вообще тогда я живу?? Зачем?»

—Когда это случилось, я сразу вспомнила, что женская сборная по велоспорту буквально месяц назад проходила в нашем институте углубленную психодиагностику,—говорит Ольга Тиунова.—Однако Арустамовой не было в списках прошедших тестирование. Я уверена, если бы она участвовала тогда в диагностике, то мы обязательно смогли бы ей помочь…

Возможно, от помощи и диагностики Юлия отказалась по той причине, что ее гражданским мужем был знаменитый спортивный психолог Рудольф Загайнов, подготовивший немало великих спортсменов. Но ей он помочь не смог—профессиональные психологи часто оказываются бессильными при общении с близкими.

ВОСТОЧНЫЙ МЕТОД

Методы саморегуляции, которым обучают наших спортсменов, часто напоминают восточные техники: медитация, аутогенная тренировка, методы настройки и переключения внимания, представления образов и упражнения по улучшению концентрации из раджа-йоги.

— Так и есть, очень много западных методик разработано на основе восточных учений,—подтверждает психолог мужской сборной России по баскетболу Альберт Родионов.—Используется и цигун, и хатха-йога… И все же подход остается разным—Восток больше внимания уделяет развитию духовного, опирается на философию созерцания, управления внутренней энергией. Запад—на конкретные действия, направленные на результат. И еще неизвестно, какая система сильнее. Китайцы до сих пор не раскрывали своих секретов по подготовке чемпионов—на расспросы отвечали, что у них вообще никакой психологии нет. Только перед Олимпиадой-2008 китайские наставники начали понемногу делиться технологиями, так, накануне открытия Олимпиады в Пекине прошла конференция, посвященная этому вопросу. А вот в Индии, где также широко используют йогу для подготовки спортсменов, считают, что одних мантр недостаточно.

Тренер американских баскетболистов Аладар Коглер, воспитавший полсотни американских чемпионов, напротив, делает ставку на йогу в качестве психорегулирующего средства для спортсменов. Спортсмены, как и йоги, по мнению Коглера, стремятся подняться над обычными возможностями человеческого тела.

— Спортсмену важно понять, что из древней науки о саморазвитии следует взять для повышения спортивных показателей и достижения умственного самоконтроля,—говорит Аладар Коглер.—Это достигается путем пассивного сосредоточения, а не через активные попытки достичь контроля. Каждый спортсмен может взять на вооружение этот принцип и составить для себя комплекс асан, исходя из индивидуальных особенностей, целей занятий и своего вида спорта.

На самом деле большинство спортивных психологов используют в работе с чемпионами любые методы, доказавшие свою эффективность, добавляя и собственные находки.

— По сути это беспрерывный психотерапевтический процесс,—рассказывает Альберт Родионов.—Каждый психолог сам решает, как ему действовать—в зависимости от состояния и потребностей спортсмена. Но действия всегда направлены на формирование ощущения успеха. Я могу даже сымитировать какие-то чувства, к примеру изобразить ненависть к своему подопечному или посмотреть на него с болью, восторгом, любовью—и все это для того, чтобы спровоцировать у него нужные мне эмоции.

ОЗАДАЧИТЬ

Но чаще всего Альберт Вячеславович оказывает поддержку игрокам своей команды прямо во время игры—один из методов опытного психолога заключается в мысленном обращении к спортсмену, экстренном посыле.

— Я просто смотрю кому-то из игроков в затылок и, называя его по имени, говорю: «Ну же, забей гол! Ты можешь, я уверен в этом!»,—объясняет Родионов.—И он оборачивается, кивает мне, будто и правда услышал. Секрет тут прост: во время игры у спортсмена такое колоссальное напряжение, что он становится восприимчив к любым воздействиям.

Среди прочих техник, используемых Альбертом Родионовым,—ментальная тренировка. Постановка цели, обучение контролю за собственным вниманием и уверенностью в себе, развитие мотивации—все это входит в курс подготовки спортсмена.

— Одно из известных упражнений—визуализация,—рассказывает Альберт Вячеславович.—Спортсмен садится, закрывает глаза и мысленно отрабатывает в мельчайших деталях, представляя свои физические ощущения, определенный фрагмент игры. Затем старается то же самое повторить в реальной тренировке. Это упражнение значительно увеличивает эффект—человек формирует четкое представление о своих дальнейших действиях.

Даже самым тренированным и психологически подкованным спортсменам редко удается прожить спортивную жизнь без поражений. Но где взять силы на восстановление, когда на твой позор смотрит вся страна?

Поражения—часть спортивной жизни. Это ценный опыт. Психолог обычно говорит, что именно эти ошибки прожиты, их больше не будет. И составляется четкий план на будущее с учетом причин поражения, чтобы спортсмен видел свой дальнейший путь развития. Иной раз одним словом можно вывести целую команду из переживания поражения. Так случилось в 1988 году в Сеуле, когда наша сборная сильно проигрывала югославам. Один из игроков, Шарунас Марчюленис, сказал: «По статистике, докатившись до такого счета, мы должны уже начать выигрывать». И мы назвали эту ситуацию одним емким словом «Хватит!». После чего мы выиграли.       

Фото: KATNY WILLENS/AP

Журнал "Огонёк" №32 от 10.08.2008, стр. 10

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение