Коротко


Подробно

Перепись увеселения

Центральные каналы показывают в основном развлечения. Зачем еще и региональному телевидению развлекать население? Или оно предлагает нечто иное?

Юлия ЛАРИНА


Телевидение давно уже живет по формуле: «Делу—«Время», потехе—все остальное время». Но это центральные каналы. А что происходит в регионах? На прошлой неделе Академия Российского телевидения при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям провела в Уфе второй этап Всероссийского телевизионного конкурса «ТЭФИ-Регион» по направлению «Просветительское и развлекательное телевещание». В жюри конкурса—Лев Николаев, Виталий Манский, Леонид Млечин… А мастер-классы для региональных журналистов провели Михаил Швыдкой, Яна Чурикова, Ольга Бакушинская…

Корреспондент «Огонька» посмотрела конкурсные работы (226 от 121 телекомпании), чтобы понять, что собой представляет неполитическое телевидение в провинции.

ТАНЦЫ С ГОРОДСКИМИ ЗВЕЗДАМИ

Такого на федеральных каналах не увидишь. Ведущий программы «Завалинка» канала «Ямал-Регион» (Салехард) с баяном ездит по местным городам и деревням, знакомя зрителей с самодеятельными певцами и музыкантами. Так, к примеру, он приходит в одну столовую и предлагает повару спеть, не отходя от разделочного стола. Ведущий играет, повар режет вареную колбасу и задорно поет: «Любовь обманчива, любовь слепа». Войдя в раж, начинает прямо тут же танцевать с сотрудницей столовой и с огромным ножом в руках.

А такое вполне увидишь и в Москве. Более того, это как раз от некоторых столичных каналов и переняли. Екатеринбург,  программа Journal. Интервью с бывшей солисткой группы «Сливки», диджеем Тиной Чарльз. Журналист интересуется, будет ли она петь:

— Тина, возьмете ли вы сегодня микрофон?

— В рот?—уточняет девушка.

Дальше речь—о фотосессии в одном эротическом журнале.

— Понравилась ли вам фотосессия?

— Ну ничего, задницей посверкала.

Авторы программы говорят о ней так: «Journal—это окно света и радости в грязный мир шоу-бизнеса. Наша задача—разоблачение масскультуры ее же методами!»

Региональные каналы перенимают стилистику и форматы центральных. В Томске выходит программа «Кто ты будешь такой?», похожая на ток-шоу ТВ Центра «Сто вопросов к взрослому». В Чебоксарах «Местное телевидение» делает программу «Уроки танца», в которой 10 успешных людей города учатся танцевать с профессионалами (аналог «Танцев со звездами» канала «России»). Но порой известные идеи получают развитие. «СТС-Тольятти» показывает передачу «Попробуй ТВ»—«фабрику звезд» для желающих стать телеведущими. В Челябинске канал «Восточный экспресс» придумал программу teATР—театральную «фабрику звезд». Два десятка человек из 170 претендентов обучали три месяца. В результате—кто-то будет введен в спектакль Челябинского театра драмы, а кто-то получит главный приз—поездку в одну из театральных столиц мира. Все эти проекты не столь масштабны, как в Москве. Но их преимущество в том, что в них участвуют знакомые или соседи зрителей.

В провинции выходят региональные выпуски московских программ. Например, «Истории в деталях» (СТС). Передача Сергея Майорова только что отметила пятилетие. За это время ей удалось неоднократно стать лауреатом ТЭФИ и обучить журналистов в разных городах.

Но в регионах придумывают и свои передачи. В Саратове выходит  программа Александра Динеса «Семь шляп»: на двух игроков надевают шляпы с написанными на них именами литературных героев или реальных людей. Игрок видит шляпу соперника, но не видит своей. С помощью вопросов друг другу каждый из них должен догадаться, кто он.

Есть ли в регионах юмор ниже пояса? Есть, причем порой в буквальном смысле. Корреспондент программы «С новым утром» (Липецк) узнал, что на берегу реки возник нудистский пляж, и решил проверить, чем там занимаются. Он вел репортаж голый (с черной плашкой, но не на глазах). Он полез в кусты и через секунду выскочил оттуда: там оказался обычный городской пляж, и за ним погнались разъяренные отдыхающие.

ДЕТАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

Телевидение стало увеселительным, но российская жизнь не всегда вписывается в развлекательный формат. Пензенская утренняя программа с названием «Проснись и пой» начинается с выпуска новостей: жительницу одного из местных городов живьем закопали на берегу реки (в сюжете несколько раз показали труп); в одном из населенных пунктов прошли похороны четырехлетней девочки, погибшей в результате автоаварии… Хоть проснись и плач!

Судьбы наших людей тоже не перепишешь для не очень серьезного ТВ. Яркий пример тому—два замечательных сюжета информационно-развлекательной программы «Истории в деталях» Ростова-на-Дону (канал «СТС-Южный регион»).

Один сюжет—о параолимпийской чемпионке СССР по легкой атлетике Тамаре Паньковой, завоевавшей 38 золотых медалей. В программе ее называют первой женщиной в мире, пробежавшей дистанцию 800 метров с закрытыми глазами. Не видит Тамара потому, что в полтора года ей по ошибке сожгли глаза лекарством. Спокойно и буднично она рассказывает о своей судьбе:

— Что на земле самое дорогое? Хлеб. Вот я и появилась за булку хлеба: моей матери предложили за мимолетную связь булку хлеба (нечего было есть, брат был голодный, она сама голодная). Сколько я себя помню, я всегда ищу хлеб. Мне было три года, я кормила брата и мать, как могла. Руками ловила рыбу в холодной сибирской речушке. Лазила на четвереньках и из-под камней выбивала пескарей. Мать лишили права на работу за то, что она взяла стакан молока (она работала дояркой)—дома нечего было есть, а я заболела и сильно кашляла. Подруга ее заложила. Ее арестовали за эти 300 граммов молока и объявили по всему совхозу, чтобы как воровку нигде не брали на работу. А она была стахановка. Ей сам Калинин вручал медаль.

В спорт Тамара попала случайно. Говорит, что побеждала в соревнованиях из-за денег: за медаль давали 60 рублей, а за рекорд добавляли 20.

Тамара производит впечатление довольного жизнью человека: двое детей, третий муж, на 29 лет моложе ее. Она прекрасно выглядит и, не видя своего лица в зеркале, с легкостью накладывает косметику.

Яркая одежда и косметика—это то, чего сейчас не хватает героине второго сюжета программы, дважды «Мисс Азербайджана» Динаре Мамедовой. Она появляется на экране в красной футболке с портретом Путина и надписью «Все путем!». Но у нее самой не все путем. Девушка с высшим образованием и знанием шести языков оказалась в Азовской женской колонии за мошенничество.

Развлекательное телевидение, если оно хочет быть качественным, видимо, не может лишь, как его анонсируют ведущие разных каналов, «заряжать хорошим настроением» и ограничиваться только «свежей порцией позитива».

УМЕСТНОЕ МЕСТНОЕ ТВ

Кроме развлекательных проектов в конкурсе участвовали замечательные просветительские программы, документалистика. Региональные журналисты отправляются в опасные походы, чтобы снять места, где практически не ступала нога человека—и уж тем более человека с центрального канала (Иркутск, «Проклятие долины вулканов»). Они пытаются разобраться в истории своих городов и республик (что московские каналы не сделают). К примеру, в Самаре сняли программу «Портреты прошлого. Иван Львович Блок». Речь шла об убийстве самарского губернатора, взорванного столяром-эсером в 1906 году. История интересна тем, что в ней сошлись имена нескольких известных людей: случайным свидетелем убийства стал Алексей Толстой; племянник губернатора, поэт Александр Блок, ни словом не откликнулся на трагедию (находился в конфликте с отцом и, видимо, с дядей тоже); а одним из адвокатов убийцы был Александр Керенский.

Огромное количество программ, присланных на конкурс,—о жизни сегодняшней провинции. «Общественное телевидение—Снежинск» показало передачу «Вышивальщицы». В уральской деревушке Воздвиженка закрылся местный стекольный завод. Начальница цеха предложила своим сотрудницам вышивать. Они стали собираться в деревенской библиотеке и создали клуб по вышиванию гладью икон. Причем лики святых они вышивают по фотографиям своих детей и внуков. И потом на эти иконы молятся! А сюжеты берут из старых подшивок журнала «Наука и религия».

* * *

В любопытной детской программе «Куча мала!» (Чебоксары) принцессе Несмеяне, которую играет девочка лет шести, пытаются поднять настроение. Делают это современными способами—шопингом и изменением имиджа.

Сегодняшние развлечения на взрослом телевидении тоже порой направлены на то, чтобы из любой Несмеяны сделать Смеяну и даже Ржаяну. Если заниматься только этим, в итоге получится принцесса Несмышляна.   

 

ДОСЛОВНО

«Дою и пою»

В регионах — свои знаменитости

 

Запись первого сольного альбомаМестное телевидение в своих форматах, перенятых из центра, рассказывает о явлениях в других сферах, тоже перенятых провинцией у Москвы. Программа «Истории в деталях» канала «СТС-Казань» показала сюжет о русских хитах на татарском языке и их вольном переводе. Так, песня «Лондон—Париж» превратилась в татарский хит с названиями местных городов Зай—Мамадыш, а девушка Прасковья из Подмосковья стала Чулпан с берегов реки Чулман.

А недавно возник новый татарский проект, по стилю напоминающий русскую группу «Иван Купала». Та же программа увлекательно рассказала о восходящей 72-летней звезде Рузалии Гарифуллиной из деревни Битаман Высокогорского района.

Кадры: бабушка идет в хлев с ведром и говорит корове с татарским акцентом.

Бабушка: Доченька, красивенькая. Ой, молодой-молодой. Хороший моя доченька.

Кадры: доит и поет, а потом рассказывает.

Бабушка: Я всегда пою. Как корову дою—тогда пою. Как посуду мою—тогда пою. Я одна сижу, никто не будет, я пою. Радыо поет, я тоже вместо пою. Я люблю пою…

Корреспондент: Она всегда поет. Она—самая обычная бабушка Роза, по-татарски Рузалия-апа. Уже 72 года поет. Раньше пела для себя, родных, соседей, домашних животных, в местном клубе по праздникам. Теперь все изменилось. Теперь ее часто в Казань приглашают, на студию звукозаписи. Теперь ее голос записывают профессионалы.

Бабушка: Сколько лет живу, сколько лет пою, я никогда не думала, что известной стану. Там, в студии, мне хорошо было, нетрудно. Наушник одевала я и пела в микры… в микра… в микрофон.

Племянник: Это моя родная тетя. В том году у ее сына был день рождения. Там она спела. И мне жена сказала: «Ты кого только не записывал, кого только не раскручивал. А вот родная тетя у тебя так хорошо поет, почему ты ее не запишешь?» Я встал и говорю: «Раз хорошо поешь, давай мы тебя запишем, ты песни готовь, я приеду». Я приехал, привез ее в Казань, и мы с ней четыре песни записали. С этими песнями я пришел на работу. Собралось руководство, и я ради шутки говорю: «Послушайте, как моя тетя поет». Директор наша: «Слушай, дай-ка запись». Я ей дал. Через какое-то время она говорит: «Она нас заинтересовала. У нас есть проект типа «Ивана Купалы» на татарском языке».

Кадры: бабушка в студии звукозаписи в татарском платочке на голове и в наушниках.

Корреспондент: Все началось в декабре прошлого года. Записали первую песню—эксперимента ради. Сейчас уже 17 композиций готовы для любителей татарских народных песен. Пять песен с аранжировкой, шестая—в работе. Такой вариант—для аудитории более молодой. Все песни Рузалия-апа на родном языке исполняет. Продюсеры говорят, что летом выйдет ее первый сольный альбом. На татарском эстрадном небосклоне зажглась новая звезда. Под ее песни уже зажигают.

Кадры: дискотека, молодежь танцует под песни Рузалии-апы.

Бабушка: Пусть молодежь танцевает, пляшет. Если любит так.

Главное — не пропустить вечернюю дойкуПлемянник: Бабушка у нас легка на подъем. Вот я ей звоню с вечера, говорю: «Я завтра к 8 утра буду у тебя». Все-таки это 60 километров от Казани нужно ехать за ней. Я приезжаю, она уже готова. Единственная у нее просьба—чтоб к вечерней дойке обратно.

Корреспондент: Раньше она была радиослушателем. Сегодня ее голос по радио звучит. Разве о таком могла она мечтать? Пению и музыкальной грамоте в детстве Рузалию-апу никто не учил. Она просто слушала, как поют старшие, и повторяла.

Бабушка: Настроение зависит, да. Когда настроение будет, тогда хороший поешь. А когда настроение не будет, не получается.

Кадры: вяжет и поет.

Корреспондент: Ей и раньше скучать не приходилось, а сейчас продюсеры говорят, что скоро в Казани фестиваль будет, а там, глядишь, и Москва не за горами. Все только начинается. Родственники говорят, что она иногда по ночам не спит, переживает. И песни учит.

Бабушка: Я всегда веселый. Который меня спросит: «Как Рузалия-апа тебя здоровье?» Ой, я очень хороший, все хороший. Никогда я не говорю «плохо». Все хороший у меня.

 

Фото: АКАДЕМИЯ РОССИЙСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ 

Журнал "Огонёк" от 30.03.2008, стр. 8
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение