Коротко


Подробно

Неликвид

Дмитрий БЫКОВ


Ленка уже допивала кофе, когда к ее столику присел очкастый молодой человек. Он не спросил, одна ли она и не занято ли напротив, но на длинном, словно раз и навсегда удивленном лице его не было и намека на хамство. Впрочем, особо робким он тоже не выглядел. Создавалось впечатление, что он явился по делу.

— Здрасьте-здрасьте, я ангел-хранитель, — сказал он деловито, не глядя на Ленку, постреливая глазами по углам «Шоколадницы» и потирая замерзшие руки. — Поздравляю вас, вам очень повезло. Вы выиграли в нашей ежегодной рождественской лотерее «Святая Русь». Позвольте предложить вам краткий список наших товаров и услуг по льготным расценкам.

Ленка была девушка миловидная, но мужским вниманием не избалованная и на данный момент одинокая, если не считать давно тянувшегося бесперспективного романа с женатым коллегой старше ее на шесть лет. Этот способ знакомства ей понравился.

— Вы всегда так знакомитесь? — спросила она.

Вместо ответа молодой человек раскрыл кейс — обычный, ничего райского, — и вытащил цветной проспект на четырех страницах.

— Делов-то, — сказала Ленка. — Вы, наверное, в типографии работаете?

— Вообще-то как хотите, — с деланым равнодушием сказал молодой человек. — Одна девушка выиграла в нашу лотерею, и не поверила ангелу-хранителю, и ничего не купила у него, и впоследствии пошла по миру, вдобавок страдая желудком. А другая девушка тоже выиграла в нашу лотерею и купила у ангела-хранителя тур в Анталью, во время которого познакомилась с миллионером, и теперь живет с ним на Рублевке, периодически издавая книги в серии «Гламурный порок».

— Миллионер в Анталье? Не смешите людей, — сказала Ленка. — Проспектик-то дайте.

Молодой человек протянул ей грамотно исполненную рекламу, из которой Ленка поняла, что ее выбрали из 150 миллионов путем компьютерной жеребьевки. Оставлять проспект у себя запрещалось — примерно как афишку дьюти-фри на борту самолета. Наверное, агенту предстояло сегодня охмурить еще десяток лохов.

— Вот зачем мне, по-вашему, китайский чайник всего за 500 рублей, если он у меня в магазине напротив стоит 300?

— Но это же не простой чайник, — засуетился молодой человек. — Это райский чайник, выигранный в рождественскую лотерею. Чай, вскипяченный в нем, обладает ценными терапевтическими свойствами. Он улучшает обмен веществ, подавляет чувство голода, освежает ум, способствует аппетиту, восстанавливает эректильную дисфункцию…

— У меня нет эректильной дисфункции, — сказала Ленка. — И я не понимаю, как можно одновременно подавлять чувство голода и возбуждать аппетит.

— Человеку невозможно, а Богу все возможно, — торопливо говорил ангел. Вероятно, ему очень хотелось сбыть чайник. — Когда надо, подавляет, когда надо, возбуждает. Когда почувствуете аппетит, то, значит, надо покушать, а когда голод подавлен, то не надо, пойдет не впрок…

— Я сама могу отличить, когда хочу, а когда нет, — жестко сказала Ленка. Она терпеть не могла, когда ей впаривали туфту. А туфту ей впаривали часто — она была редактор по гостям на программе «Вопрос, конечно, интересный» и привыкла отбиваться от актерских агентов, пригонявших на эфиры престарелых королей эпизода.

— Ну скороварку возьмите, — не сдавался коммивояжер. — Клевая скороварка абсолютно. Всего 600 рублей, исключительно по случаю Рождества. Тоже есть сковородка «Чудо», уникальный экземпляр, вы можете испечь пирог, торт, позвать друзей…

— Слушайте, — сказала Ленка сочувственно. — Ну ваших же на ВДНХ — толпы! Вся Москва уже знает эти приколы. Я ценю, конечно, что вы к Рождеству изобрели такой продвинутый вариант. Но мне не нужен пирог «Чудо», у меня нет веселых друзей, которых я могла бы позвать, и добрых родственников со всех концов города, которые жаждут меня поздравить с именинами. А когда мне самой хочется пирога, я могу пойти сюда и спокойно попить кофе, если коммивояжеры не помешают.

— Ну хорошо, — не смутился молодой человек. — Вот вы говорите, у вас нет веселых друзей. Хотите веселых друзей?

Ленка посмотрела сначала на него, потом на проспект. На второй странице действительно обнаружились друзья — фотография пьяной студенческой компании, делавшей друг другу рожки.

— Почем?

— Примерно двадцать часов в месяц.

— В смысле? — не поняла Ленка.

— Ну, они отнимут у вас около 20 часов в месяц на друга. Это нормальная цена, обычно дороже. Что вам, жалко 20 часов за 30 дней потратить на друга? Веселый друг, всегда готовый прийти на помощь, анекдоты знает, играет на гитаре, иногда жалуется на жизнь, оттеняя вашу успешность. Но это за отдельную плату, как вы понимаете. Это еще три часа. Но жалуется очень убедительно.

— На фиг, — подумав, сказала Ленка. — У меня и так в сутках 25 часов, к родителям заехать некогда.

— Ладно, есть еще варианты. — Молодой человек выдержал интригующую паузу. — В принципе имеется муж.

Он произнес это так, словно отрывал мужа от сердца.

— И почем? — холодно поинтересовалась Ленка. — Часов триста?

— Два аборта и одна депрессия, — оскорбленно сказал ангел. — И только.

— А аборты почему?

— Зарабатывает пока не очень. Раньше тридцати не готов.

— А предохраняться? — с негодованием спросила Ленка.

— Предохраняется, но раз на раз не приходится. Но красавец, красавец! Вон, на второй странице внизу.

Ленка придирчиво оглядела овальную фотографию. Муж как муж, такому в рекламе играть неплательщика налогов с пропавшим желанием: лицо значительное, но жуликоватое. Такое лицо бывает у людей, объясняющих унизительные проблемы возвышенными причинами — типа у него не стоит, но это потому, что он не заплатил налоги со своих немереных капиталов.

— Но зарабатывает хоть? — спросила она.

— Как заставите, — пожал плечами ангел.

— Неа, — Ленка покачала головой и положила проспект на столик. — Я пока не готова.

— Да вы не волнуйтесь, у нас ассортимент — во, — сказал молодой человек. — Поездка по работе в Кению. Практически бесплатно. Изучение культа вуду на месте с демонстрацией зомбирования. Фотосафари, сухой паек.

— И за сколько?

— Одна желтая лихорадка и один укус цеце. Залеченный, залеченный! — не дал он ей возразить. — Потом еще ушиб, но незначительный. Зато культ вуду на месте, слушайте! Смотрел бы и смотрел!

— А без желтой лихорадки никак?

— Это и так с огромной скидкой! — горячо убеждал ангел. — В прошлом году была Ангола, так там вообще дизентерия, и расхватывали!

— А Америки какой-нибудь у вас нет?

— Ну что вы, — ангел посмотрел на нее как на дитя. — В лотерею какая же Америка? Америку вы просто так можете купить, два года отличной работы плюс вызов по переписке, и если попадется не маньяк, то, считайте, повезло. В лотерею только Африка и реже Латинская Америка, иногда Золотое кольцо России…

— Ну да, вспомнила, — кивнула Ленка. — Рождественские лотереи, да. С жильем ничего нету?

— С жильем нормально, — обиделся ангел. — Двухкомнатная за 250 тысяч, трехкомнатная за 500…

— Евро? — уточнила Ленка.

— Да, теперь все в евро… Ну, есть дешевле. Есть вот квартирка в районе Сивцева Вражка, скромно — всего десять лет мучений со стариком. Вот тоже ничего, тут и квартирка, и карьерка, все в комплекте. Но это вы вряд ли будете… Вот, страница три…

— Почему, ничего, — заметила Ленка, оглядывая интерьер. — И сколько это?

— Это вступление в молодежную организацию «Вождята», — застенчиво сказал ангел. — И повышение в должности до районного комиссара.

— Не пойдет, — решительно сказала Ленка. — С работой есть что-нибудь?

— Если вступите в «Вождят», можно и с работой…

— Вы что, из «Вождят»? Вербуете?

— Да что вы, — засмущался ангел. — Разве я похож? Просто теперь такая валюта…

— Ладно, валяйте, валютчик. Что-нибудь гуманитарное есть? Я вообще-то филолог, защищалась по русскому роману 90-х годов XIX века…

— Вообще есть, — оживился ангел,  - но с выездом. Плата, сами понимаете, — язык. И некоторая депрессия, но это проходит, если почитать в интернете, как тут все плохо.

— Нет, — сказала Ленка. — Язык — это я не готова. Жалко.

— Да какое жалко, один жаргон остался…

— Нет, нет. Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий ты один и так далее. Проехали. А здоровье? Мне и матери?

— Это запросто, — уверил коммивояжер. — Цена очень сходная. Безуглеродная диета обеим, фитнес за свой счет, утром километровая пробежка, вот и все. Определенная умственная деградация, да. Сосредоточенность на отправлениях организма. Но будете здоровы, как коровы, это я вам точно говорю.

Ленка качала головой. Он предлагал ей новые и новые сокровища — поездку к подруге на дачу (всего за один потерянный день и долгую тоску при виде чужого очага), две недели в Крыму (изжога), пост старшего редактора (полное разочарование в человечестве), шубу, как у Машки (любовник, как у Машки, — самовлюбленный зануда с попреками), подержанный «Форд фокус» с правами (три ДТП, пять штрафов плюс мучительный секс с инструктором), подписку на «Космо» (ежемесячный приступ бешенства) и наконец, бальзам от перхоти, за который следовало заплатить перхотью.

— Но у меня нету, — с негодованием ответила Ленка.

— Будет, — невозмутимо сказал молодой человек. — Если нет перхоти, для чего и бальзам?

Все либо никуда не годилось, потому и отдавалось задаром, либо поражало таким несоответствием цены и качества, что даже лохотронщики на ВДНХ были, кажется, совестливее этого продавца удачи.

— Слушайте, — не выдержала Ленка. — Чего все так дорого-то? Я понимаю, если бы качество… Но качество, согласитесь…

— Ну а чего вы хотите? — сказал он спокойно и просто, без прежней суеты, словно только этой вспышки и ждал от нее. — Это же новогодняя распродажа. Неликвид. Сами должны понимать.

— Да я понимаю, — отмахнулась она. — Но ведь где-то должен быть и ликвид? Почему же здесь у всех такой ширпотреб за такие деньги?! Что вы сюда гоните третий сорт во всем?

— От каждого по способности, каждому по вере, — назидательно сказал ангел. — Как верите, так и живете. Скажите спасибо, что лотерею проводим.

— Спасибо, — язвительно сказала Ленка. — Настоящее китайское качество. В раю небось тоже одни китайцы, да? Заберите проспект, ничего не надо. Я как-нибудь сама.

Молодой человек поднял на нее маленькие серые глаза.

— Вот все так, — сказал он. — Легко, думаете?

— Пожалеть вас? — предложила Ленка. — Ангела-то? Хранителя?

— Какой я ангел, — досадливо сказал ангел. — Я так, агент… Избаловались вы все, вот что я вам скажу. Перед Новым годом ходишь, всучиваешь… «Возьмите прекрасного друга за месяц его нытья»…

— А без месяца никак?

— А без месяца самой надо искать. Ладно, — сказал ангел, вставая. — Пойду я. Только у меня к вам просьба, чтобы никому не создавать проблем. Очень-то не распространяйтесь. В лотерею правда мало кто выигрывает.

Он помедлил и достал из кармана пальто маленькую резиновую мышку — из тех, что продавали на каждом углу в преддверии года Синей Крысы.

— Это вам на память, — сказал он. — Не волнуйтесь, бесплатно.

Улыбнулся и вышел.

Ленка еще некоторое время просидела в кафе, уставившись на сувенир. Мышка была маленькая, желтая, с пищалкой на боку, в красном передничке, с выражением неуловимо хитрым, словно говорящим: «Бесплатно, девушка, только сыр в мышеловке да неликвид. А остальное — по прейскуранту, ничего не поделаешь».

Ленка некоторое время пищала мышью, сжимая и разжимая кулак, чувствуя странную смесь умиления, чистой печали и легкого раздражения. В конце концов, эта мышь и была самым большим подарком, что может один человек просто так подарить другому. Эта мысль почему-то очень ее развеселила, настроение ее резко улучшилось, и она еще несколько раз попищала мышью.

Она так никогда и не узнала, ангел он был или нет. Да и какая разница?

Иллюстрации АЛЕКСЕЯ БОРИСОВА

Журнал "Огонёк" №52 от 30.12.2007, стр. 21

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение