Коротко


Подробно

Красный плебисцит

70 лет назад в СССР прошли первые всеобщие, тайные и прямые выборы в Верховный Совет СССР, первый советский двухпалатный парламент

Владимир ТИХОМИРОВ


Вечер 11 декабря 1937 года. Большой театр. На трибуну под гром аплодисментов поднимается Сталин — сейчас он не вождь народов, а простой кандидат в депутаты, зарегистрированный в Сталинском избирательном округе Москвы.

— Товарищи, признаться, я не хотел выступать, но наш Никита Сергеевич, — тут вождь народов показал рукой на сидящего с края сцены Хрущева, — чуть ли не силком притащил меня на собрание: скажи, говорит, хорошую речь. Требуются, говорит, разъяснения по некоторым вопросам избирательной кампании. Какие разъяснения, по каким вопросам? Все, что нужно было разъяснить, уже разъяснено и переразъяснено в известных обращениях партии большевиков, комсомола, Осоавиахима, Комитета по делам физкультуры. Что еще можно прибавить к этим разъяснениям?!

В зале, как зафиксировала стенограмма собрания, раздался «одобрительный смех» и аплодисменты — народ оценил грубоватый юмор своего кандидата. Действительно, какие еще разъяснения после 20-летнего триумфального шествия советской власти?!

Ровно 70 лет назад советские граждане впервые узнали, что такое демократия — 12 декабря 1937 года, в полном соответствии с новой сталинской Конституцией от 1936 года, отменившей всевластие диктатуры пролетариата, в стране прошли первые всеобщие, равные, тайные и прямые выборы в новый орган власти — в Верховный Совет СССР, первый советский двухпалатный парламент. Как утверждают нынешние историки, первоначально в проектах «Положения о выборах» была даже зарегистрирована возможность выдвижения нескольких кандидатов — по крайней мере, в «Правде» был опубликован даже проект избирательного бюллетеня с несколькими кандидатами и с пояснительным текстом: «Если ни один из кандидатов не получил абсолютного большинства голосов, соответствующая окружная избирательная комиссия... объявляет перебаллотировку двух кандидатов, получивших наибольшее количество голосов».

Но потом власти де-факто ввели плебисцитарную модель голосования — по сути, избиратели должны были сказать «да» или «нет», одобрить или не одобрить политику государства. Причем, что интересно, формально никто не запрещал выдвигать альтернативных кандидатов в депутаты, но и никто не выдвигал — дескать, зачем нужен кто-то другой, если все жители округа и так уже определились с необходимой кандидатурой? А чтобы лишний раз не возбуждать граждан размышлениями о выборах без выбора, советские идеологи изобрели новый термин — «советская» или «социалистическая демократия», которая, естественно, имела коренные отличия от «буржуазной псевдодемократии».

«Огонек» - о первых всеобщих выборах в странеС разъяснением особенностей «социалистического демократизма» в «Огоньке» выступил Генеральный прокурор СССР Андрей Вышинский: «Наш избирательный закон является полным воплощением принципов нашей Конституции. Совершенно иное положение существует в капиталистических странах, даже в самых передовых и наиболее демократических. Там конституция и избирательный закон нередко находятся по отношению друг к другу в кричащем, вопиющем противоречии. В избирательных законах стран буржуазной «демократии» сплошь и рядом содержатся всевозможные ограничения конституции, по существу своему являющиеся самым бесцеремонным отступлением от провозглашенных данной конституцией принципов. Буржуазные конституции страдают основным пороком — внутренним противоречием, фальшью, лицемерием...»

В качестве примера такого буржуазного «лицемерия» советским гражданам приводились парламентские выборы в Венгрии в ноябре 1937 года. Вот отрывок из репортажа «огоньковского» корреспондента Шандора Гергеля: «Перед выборами в парламент каждый сознательный гражданин Будапешта отправляется в магистрат, чтобы посмотреть списки избирателей. Конечно, он не состоит в числе избирателей, его не включили в список потому, что в течение последних пяти лет он переменил место жительства. Там, где он жил раньше, его вычеркнули, а в выборном округе, где он теперь живет, его не включили. Было бы наглостью требовать от властей, чтобы они вносили в списки избирателей этих постоянно кочующих рабочих, мелких ремесленников, мелких торговцев и служащих, каждые полгода выселяемых домовладельцами за невзнос квартирной платы. Настоящий патриот в течение пяти лет перед выборами должен жить на одном месте.

— Пожалуйста. В течение пяти лет я живу на одном месте...

— Однако за последний год вы не платили налог.

Следующий.

— Пожалуйста, я и живу в одном месте, и плачу налоги!

— Правильно, но вы безработный. Завтра вы уже не будете жить здесь и платить налоги. Прошу даму.

— Пожалуйста, у меня есть все: квартира, я плачу налоги, моя работа дает право на пенсию, средняя школа…

— Я очень сожалею, но вы не замужем и можете голосовать, только когда вам исполнится 32 года. И лишь в том случае, если у вас есть диплом об окончании высшей школы».

Что ж, на этом фоне сталинская Конституция действительно смотрелась как шедевр равноправия и демократизма.

В депутаты сталинского парламента выдвигались такие беспорочные граждане, что выступать за какую-либо альтернативную кандидатуру мог, наверное, лишь враг Родины. Вот, например, фрезеровщик Иван Гудов или его тезка полярник Иван Папанин. Или взять хоть 23-летнюю ткачиху-стахановку Дусю Виноградову, героиню всех ноябрьских номеров «Огонька».

Брискин В., Иванов К. Буржуазный парламент-1954«Обещание Дуси перейти на 208 станков вызвало огромное воодушевление на фабрике, — говорилось в ее предвыборном интервью. — Дусю ждал уже готовый комплект, занимавший целый огромный зал. Проработав один день на этом комплекте, Виноградова уже на следующий день перешла на 216 станков. Сегодня Дуся счастлива, что живет в такой стране, в которой станки никогда не стоят без дела, в которой труд является правом каждого, записанным в великой сталинской Конституции. «Великая партия Ленина — Сталина приняла меня в свои ряды, правительство наградило меня орденом Ленина за проявленную инициативу, трудящиеся Орджоникидзевского края наметили меня своим кандидатом в Верховный Совет. Мне очень хочется жить, работать, учиться, идти вперед, мне хочется принести как можно больше пользы своей дорогой Родине!»

Мечты ткачихи исполнились. Уже через три года режиссер Григорий Александров снимет про нее фильм «Светлый путь», где «простую русскую бабу», агитирующую за товарища Сталина, сыграет сама Любовь Орлова, и имя Дуси Виноградовой станет нарицательным. Благодаря этому сама Евдокия Викторовна без всяких проблем пережила эпоху Большого террора и до конца жизни работала в Министерстве легкой промышленности СССР, заведовала курсами по подготовке мастеров-технологов.

Правда, то же самое нельзя сказать о ее коллеге по Орджоникидзевскому округу — секретаре ЦК ВЛКСМ Александре Косареве. Пройдет чуть больше года, и народный депутат бесследно сгинет в подвалах НКВД, как и другой депутат от Горьковско-Ленинского избирательного округа — Николай Ежов, глава этого всемогущего ведомства. Что интересно, Ежов, как и сам Сталин, оказался не очень большим любителем публичных выступлений и интервью. Вся его предвыборная кампания была построена на стихах, которые ему посвящали советские поэты. Народный казахский поэт Джамбул писал:

Я славлю батыра Ежова,
который,
Разрыв, уничтожил змеиные
норы,
Кто встал, недобитым
врагам угрожая,
На страже страны и ее
урожая!

Собственно, вся предвыборная кампания тоже представляла собой «оперативно-розыскное» мероприятие по охране рубежей Отчизны от всякого рода врагов. В архивах общества «Мемориал» есть целые груды донесений в органы НКВД о ходе агитационной кампании. Вот типичный отчет агитатора: «Мы проводили беседы и по вопросам шпионской работы разведывательных органов капиталистических стран. В результате этого наши беседчики и сами слушатели выявили целый ряд контрреволюционных группировок... Так, рабочий Киреев разоблачил банду кулаков Демидовых… После беседы в бараке выявили сестру Демидова, расстрелянного по «процессу Северного района»…»

От репрессий не гарантировало и избрание в этот бутафорский парламент. Не пройдет и года, как каждый четвертый депутат будет изобличен как враг народа. Перевыборов проводить не станут, ведь и оставшихся народных избранников вполне хватит для демонстрации самой передовой модели «советского демократизма».  

 

ПЛАНЫ КАНДИДАТА СТАЛИНА

«Меня выдвинули кандидатом в депутаты… Это, товарищи, большое доверие. Разрешите принести вам глубокую благодарность за то доверие, которое вы оказали партии большевиков, членом которой я состою, и лично мне, как представителю этой партии. Я знаю, что такое доверие. Оно, естественно, возлагает на меня новые, дополнительные обязанности и, стало быть, новую, дополнительную ответственность. Что же, у нас, у большевиков, не принято отказываться от ответственности. Я ее принимаю с охотой!»

«Никогда в мире еще не бывало таких действительно свободных и действительно демократических выборов, никогда! Дело идет не о том, что у нас будут выборы всеобщие, равные, тайные и прямые, хотя уже это само по себе имеет большое значение. Дело идет о том, что всеобщие выборы будут проведены у нас как наиболее свободные выборы и наиболее демократичные в сравнении с выборами любой другой страны в мире…»

«Избиратели, народ должны требовать от своих депутатов, чтобы они оставались на высоте своих задач… Можем ли мы сказать, что все кандидаты в депутаты являются именно такого рода деятелями? Я бы этого не сказал. Всякие бывают люди на свете, всякие бывают деятели. Есть люди, о которых не скажешь, кто он такой — то ли он хорош, то ли он плох, то ли он за народ до конца, то ли он за врагов народа. Есть такие люди, есть такие деятели. Сами знаете, товарищи, семья не без урода…»

(Из стенограммы речи И В. Сталина на предвыборном собрании избирателей Сталинского округа Москвы, 11 декабря 1937 г. «Огонек» № 35, 1937 г.)

Фото: АРХИВ «ОГОНЬКА»; НФ «НОВАЯ ГАЛЕРЕЯ»/WWW.NGART.COM 

Журнал "Огонёк" от 16.12.2007, стр. 22
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение