Коротко


Подробно

Служить и каяться

Неохотно покаявшийся архиепископ Вельгус (слева) вернул митру Варшавского архиепископа кардиналу Глемпу, который всегда сочувствовал церковным диссидентам

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Польшу продолжает лихорадить разразившийся неделю назад церковный скандал, вызванный разоблачением агентурного прошлого варшавского архиепископа. Люстрационные страсти раскалились настолько, что это уже вызывает озабоченность Ватикана. Поднятая в Польше волна уже отзывается рикошетом в других странах бывшего восточного блока — практически везде, кроме России


Александр Солдатов


ОТ АДАМА

Виновен или нет перед Церковью и народом Польши архиепископ Станислав Вельгус, завербованный коммунистическими спецслужбами в 1978 году под оперативным псевдонимом Адам? Вопрос стоит именно так, потому что самого факта вербовки не отрицают ни сторонники архиепископа, ни он сам. Скандал вокруг назначения «агента» на Варшавскую кафедру, всколыхнувший Польшу в январе, не утихает. Более того, он перекинулся на другие страны бывшего коммунистического блока, принявшиеся активно искать «кротов» в своих Церквах. Феномен тотальной вербовки церковной иерархии коммунистических стран агентами и осведомителями спецслужб еще ждет своих исследователей. Но совершенно ясно: масштабов проникновения спецслужб в духовную сферу, подобных тому, что был в 40 — 80-е годы прошлого века в СССР и его сателлитах, история не знала.

Архиепископ Вельгус покаялся сам, указав на свое слабое место: он очень хотел учиться за границей, а загранпаспорт польские особисты давали лишь в обмен на подписку о сотрудничестве. Искренность Вельгуса подкупила его паству, которая никак не хотела отпускать его с Варшавской кафедры и до сих пор устраивает шумные манифестации у парламента Польши. В прошлом году у этой же самой паствы Вельгус не вызывал столь бурных симпатий, потому что юлил и пытался уйти в несознанку. Так же ведут себя почти все восточноевропейские иерархи, обвиненные в стукачестве. До последней возможности все отрицают, а когда документы начинают слишком громко говорить сами за себя, — каются. Вот, например, в Словакии попал в разработку примас Католической церкви этой страны архиепископ Ян Сокол (агент Святоплук), а в Болгарии — наиболее вероятный преемник православного патриарха митрополит Варненский Кирилл. Они не на шутку перепугались и сразу же собрали пресс-конференции, на которых пытались все отрицать. Но их покаяние — вопрос времени. Румынский президент Траян Бэсеску в связи со вступлением страны в Евросоюз призвал раскрыть архивы тайной полиции «Секуритатэ», против чего сразу же выступил местный православный патриарх Феоктист. Однако нашелся в Румынской церкви иерарх, архиепископ Феодосий, который поспешил покаяться, не дожидаясь медийного позора.

На самом деле для православных вопрос очищения от стукачей более актуален, чем для католиков. Последние спасались благодаря тому, что имели влиятельный центр мирового масштаба — Ватикан. Поднаторевшая в иезуитских методах католическая иерархия иногда шла на мнимое сотрудничество с коммунистическими спецслужбами специально для того, чтобы выведывать их методы и секретную информацию и передавать ее в Ватикан. Православные же Церкви, оказавшиеся один на один с тоталитарными режимами, попадали в тотальную зависимость от них и ни о каком двойном агентстве помышлять не могли.

 

РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ: ПОКАЯЛСЯ ТОЛЬКО ОДИН

Именно в православных странах спецслужбы своими руками создавали огромные религиозные организации. Историческую встречу трех иерархов Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП) со Сталиным в ночь на 3 сентября 1943 года готовил Берия, а его подручного, полковника госбезопасности Карпова, назначили первым советским «обер-прокурором» — председателем Совета по делам РПЦ. Этот орган, вплоть до его ликвидации в 1991 году, так и оставался подотчетен КГБ. Агенты комитета, продвинутые на высшие церковные посты в РПЦ МП, до сих пор играют в Церкви руководящую роль. Получается, что та самая люстрация священников-сексотов, о которой гудит сейчас Восточная Европа, более актуальна для России, где о люстрации не вспоминают уж лет 15.

Как раз 15 лет назад, на Архиерейском соборе РПЦ МП 1992 года, была создана особая комиссия по изучению сотрудничества духовенства с КГБ. Категорически против ее создания выступал митрополит Кирилл (Гундяев) — второе лицо в нынешней церковной иерархии, также неоднократно упоминающийся в опубликованных донесениях 5-го управления КГБ под кличкой Михайлов. Но шквал публикаций, которые захлестнули тогда российскую прессу, вынуждал церковное руководство хоть как-то реагировать. Комиссия, которую возглавил молодой епископ Александр (Могилев), формально существует до сих пор, но, похоже, ей была дана установка «похоронить вопрос». Не сформирован даже состав комиссии, не проходит ее заседаний, однако любопытствующим правдоискателям всегда можно ответить: комиссия такая есть, а, значит, Церковь от этого больного вопроса не уходит.

Священник Глеб Якунин - пророк русской церковной люстрации. Вся его жизнь - борьба: сначала советские тюрьмы и лагеря, потом - лишение сана и отлучение от РПЦРяд публикаций, породивших мертворожденную церковную комиссию по люстрации, был, в свою очередь, вызван итогами работы комиссии Верховного совета РФ по изучению причин и обстоятельств ГКЧП. В состав этой комиссии вошел священник-диссидент Глеб Якунин, отсидевший семь лет за борьбу против дискриминации верующих в СССР. Друзья-чекисты сразу же проинформировали о том, что о. Глеб пробрался в архивы КГБ, патриарха Алексия II, а тот немедленно обратился к Ельцину, считая, что публикация документов из этих архивов вызовет раскол в Церкви и массовые волнения. Ельцин мягко уклонился, ответив, что в комиссии работают политики из «ДемРоссии», которые, если что, и его самого лишат президентства и уж во всяком случае не будут исполнять приказов о закрытии комиссии. Ликвидировал комиссию более покладистый Хасбулатов, но того, что о. Глеб Якунин успел вынести из архивов, хватило для многих разоблачений. После непродолжительной растерянности патриархия устами своего главного референта диакона Андрея Кураева стала повторять: «Приписки — они и в КГБ приписки». Но тут, как назло, начались публичные покаяния бывших церковных агентов. Настоящей ахиллесовой пятой Московской патриархии стал глава ее епархии в Литве архиепископ Хризостом (Мартишкин), завербованный в 60-е годы под кличкой Реставратор. В статье в «Российской газете» он подробно рассказал, как его вербовали, что заставляли делать и как он во всем этом кается. Никто из других церковных агентов примеру Хризостома не последовал, дело надолго положили под сукно.

Современное российское законодательство вроде бы запрещает привлекать священников к сотрудничеству со спецслужбами. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» выражается на этот счет прямолинейно: «Запрещается использовать конфиденциальное содействие... священнослужителей». Но вот в законе «О внешней разведке» формулировка более гибкая: «Органы... не вправе обращаться за конфиденциальным содействием к... священнослужителям». Это трактуют в том смысле, что если священник сам придет и предложит свои услуги внешней разведке, то законных препятствий для этого нет. В свое время священники-диссиденты призывали патриарха внести обещание не сотрудничать со спецслужбами в присягу, которую каждый священник подписывает перед рукоположением. Однако это осталось лишь пожеланием. Такое обещание есть лишь в присяге священника «альтернативной» Российской православной автономной церкви.

Но каноническая территория РПЦ МП простирается на все постсоветское пространство, во многих уголках которого паства не готова столь же восторженно принимать сексотское прошлое своих иерархов. Выше говорилось о покаянии главы Литовской епархии. Переходя в Киевский патриархат, признал факт своих контактов с ГБ и украинский митрополит Филарет, имевший агентурную кличку Антонов. А вот в Латвии, где епархию РПЦ МП возглавляет завербованный 20 лет назад с кличкой Читатель бывший официант рижского бара Александр Кудряшов, продолжается активная кампания духовенства и мирян за очищение Церкви. Весной прошлого года митрополит Александр висел на волоске: почти вся латвийская пресса соревновалась в публикации уничтожающего компромата на него. Интервью о подробностях вербовки и интимной жизни иерарха раздавал даже завербовавший его полковник КГБ Александр Ищенко. Однако Кудряшов удержался.

 

ЛЮСТРАЦИЯ: ПРАВОСЛАВНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА

История человечества пока не знает примеров идеальной люстрации, даже в послевоенных Германии и Италии она носила ограниченный характер. Возможна ли такая модель люстрации, которая действительно вела бы к очищению общества от неправедно пролитой крови, лежащей «на нас и на чадех наших»? Вопрос. Есть большая опасность того, что под благородными лозунгами люстрации более успешные номенклатурщики (в том числе и в Церкви) начнут сводить счеты с менее успешными конкурентами. Нельзя исключать и вероятность подброса сфабрикованных документов, чтобы подвергнуть люстрации невиновных. Пресс-секретарь Ватикана назвал, например, польскую люстрацию «странным союзом прошлых гонителей и их противников, местью со стороны тех, кто в прошлом преследовал Церковь».

В Церкви есть свой, апробированный веками и закрепленный в канонах способ самоочищения. 30-е апостольское правило запрещает быть епископами, входить в высшую иерархию людям, которые для этого «мирских начальников употребляют». Безусловно запрещено канонами и стукачество, а сотрудничество с конкретной советской властью и ее органами предано анафеме святым патриархом Тихоном. Однако нет такого греха, который невозможно было бы смыть покаянием. Оно, покаяние, десятки раз в церковной истории разрывало порочную связь времен. Без такого покаяния нравственный авторитет РПЦ МП постоянно будет ставиться российским обществом под вопрос, что в конце концов чревато новым атеистическим всплеском. Но чтобы принять покаяние иерархов и определить их дальнейшее положение, нужен свободный собор духовенства и мирян Русской церкви, наподобие того, что был в 1917 — 1918 годах. Однако регулярные Поместные соборы отменены в 2000 году.

Фото: PETER ANDREWS/REUTERS; СЕРГЕЙ МИХЕЕВ/КОММЕРСАНТ

Комментарии