Коротко

Новости

Подробно

Шесть поколений до других русских

За последние годы количество браков с кавказцами в Москве выросло в разы (по одним подсчетам, в четыре раза, по другим — в десять

Журнал "Огонёк" от , стр. 3

Жениться на русской — вот самый простой способ стать для приезжего своим в России и избежать статуса нелегала. Социологи утверждают, что в столице 58 процентов браков — это союзы мигрантов и с мигрантами. Каждая четвертая москвичка выходит замуж за выходца с Кавказа. Из этих браков половина - фиктивные. Зато другая половина заключается по любви или как минимум по взаимному влечению и с надеждой обрести близкого человека


Ольга Курбатова, ведущий научный сотрудник Института общей генетики РАН


 

Обобщенный тезис «Русская женщина — оплот интернационализма» получает весьма определенное звучание в Москве, главном плавильном котле России. Русские москвички все чаще вступают в брак с приезжими, в том числе с мужчинами других национальностей

Проведенный генетиками анализ данных московских загсов показал, что в середине 1990-х годов доля межэтнических браков в столице составляла 22 процента. Сейчас же, если судить по динамике, можно предположить, что в Москве к межнациональным относится каждый четвертый брак*. Мы вступаем в эру аутбридинга, если говорить языком генетики, или плавильного котла, если употреблять более популярный американский термин. Впрочем, в США никакого плавильного котла не получилось — как в СССР не получилось единого советского народа. Однако у нас тенденция к аутбридингу все еще выражена более ярко, чем во многих странах, за исключением Центральной и Южной Америки, по аутбридингу, пожалуй, превзошедшей всех: население этих стран сочетает в себе гены и европеоидов, и монголоидов, и негроидов. Современная генетика доказала, что человечество генетически едино: об этом говорит и тот факт, что браки со смешением генов не сказываются на плодовитости.

По структуре получается, что межнациональные браки в Москве русские женщины заключают в два раза чаще (на них приходится 62 процента случаев такого брака), чем русские мужчины. Изменился и национальный состав в таких типах брака. Ранее, во времена СССР на первом месте традиционно в соответствии с этническим составом страны был брак по модели «русская — украинец», далее шли «русская — еврей», «русская — белорус», «русская — армянин», «русская — татарин»… Сейчас же мы, если говорить о межнациональных браках с участием русских москвичек, видим несколько другую картину. Доля русско-украинских браков уменьшилась вполовину, с ними практически сравнялись союзы между русскими женщинами и мужчинами-армянами. Русско-еврейских стало гораздо меньше, зато в рост пошли браки с грузинами и азербайджанцами (соответственно в 4 и 7 раз), а также с другими народами Кавказа (здесь — народы Дагестана, Чечни, Ингушетии и других российских республик; рост более чем в 10 раз). Это связано с активностью миграции жителей Кавказа в Москву — процесса, в котором более активны мужчины. Сегодня браков между уроженцами Москвы насчитывается около 40 процентов. Остальные по схеме «приезжий — уроженец» (их примерно столько же) либо «приезжий — приезжий» (соответственно около 20 процентов).

Безусловно, в связи с этим увеличилось и так называемое брачное расстояние — дистанция между местами рождения супругов. Считается, что географическое расстояние в определенной степени отражает степень генетических различий между людьми. Конечно, в ХХ веке место рождения может быть и случайным, но модель изоляции расстоянием в принципе является рабочей: чем больше расстояние, тем меньше вероятность наличия у них генов, одинаковых по происхождению. За 40 лет брачное расстояние в московских межэтнических браках увеличилось более чем на 400 километров и перевалило за 1300 километров. Процесс аутбридинга стал интенсивнее, поскольку жестких ограничений для притока приезжих в Москву — советских, связанных с пропиской и лимитами, — теперь нет.

При нынешней динамике исходный генофонд русских москвичей на 70 процентов будет заменен за счет притока генов из других регионов примерно за 10 поколений, если считать от конца XIX  века. Одно поколение — 25 лет, четыре уже прошло. Получается, что через 150 лет русские Москвы будут сильно отличаться от русских, допустим, из сельской местности: мегаполис есть мегаполис.

Комментарии
Профиль пользователя