Коротко

Новости

Подробно

Первоклассный Господь

Журнал "Огонёк" от , стр. 11
Заметки родителей накануне отмены свободы совести — с 1 октября в брянских школах начинают преподавать обязательный предмет «Основы православной культуры» (ОПК)

Елена Воробьева, Брянск
Фото: Даниил Иванов/Коммерсант, Денис Синяков/Epsilon, Алексей Володин


В брянских школах введен курс «Основы православной культуры» (ОПК). Такое распоряжение незадолго до начала учебного года подписал губернатор области, выделив из резервного фонда миллион рублей на покупку учебников.

 

ДАРВИН НЕ ОТМЕНЯЕТСЯ

С 1 октября наши с мужем шестилетние дети Олег и Федор будут изучать в своем 1«Б» в школе № 4 города Брянска предмет «Основы православной культуры». Уже прочитаны десятки противоречивых заметок в местной прессе, отсмотрена пара-тройка ток-шоу по телевизору…

В школе про уроки — ни слова.

Три недели мы забираем детей из школы и по 20 минут слушаем от учителя про то, что делать с математикой и русским, какие папки и пособия приготовить к следующей неделе, как работает продленка, что закупать к физкультуре… Но про православие пришлось допытываться самим.

Учительницу нашу первую Людмилу Евгеньевну этот интерес встревожил: «А почему вы спрашиваете? Вы против?»

Не против, говорим. Пока. Но надо бы разъяснить, что за курс, каково содержание, цели и задачи. Книжки там показать. Странно как-то...

Людмила Евгеньевна сказала, что с курсом пока непонятно. Что предмет будет обязательно, а вот кто и как его будет давать, кто будет закупать учебники — вопрос. Говорят, предмет культурологический, все больше про страну да Москву, про музеи да картины. А что с верой — смысл это или фон или же культурное явление, нам разъяснят потом. Что бояться не надо. А лучше спросить директора, потому как учебник у него, наверное.

Директор Виктор Михайлович объяснил: тотальным обеспечением занимается Институт повышения квалификации учителей, к 1 октября все будет в массах.

У нас сомнение. Говорят, в учебнике утверждается, что человек — творение Божие. А в пятом классе на биологии им будут говорить, что человек произошел от обезьяны?

— Будут, — вздыхает Виктор Михайлович. — И что с этим делать, я пока не знаю. Дарвина-то пока не отменяли… Я вообще-то вовсе не двумя руками за ОПК. Но вы же понимаете, это приказ департамента образования. Мы — в эксперименте. Куда это вырулит, время покажет.

— А если я не желаю, чтобы ребенок посещал этот урок?

— Напишите заявление. Только обоснуйте: например, в связи с иными религиозными убеждениями.

У меня-то формулировка готова: «В связи с желанием оставить за ребенком право самостоятельно формировать убеждения…»

Все-таки поискать надо книжку.

 

ВМЕСТО ФИЗКУЛЬТУРЫ

Учебники по православной культуре пока еще редкостьВ отделе образования Советского района все специалисты были в разъездах. Направили в городское управление. В городском имели разговор со специалистами-«дошкольниками», ибо «школьники» тоже на выездах. «Дошкольники» вздыхали: не бойтесь, мы сами боимся. Если учителя не справятся (а они уже сами в страхе), будут приглашать на уроки священников. Куда завернут отцы, не будет ли построения на молитву — кто знает? Конечно, есть 14-я статья Конституции: церковь отделена, образование светское… Но, с другой стороны, священники — истинные специалисты по православной культуре; как без них? С третьей стороны, у духовенства свои задачи… А с четвертой — в 54-й школе у нас и без специального предмета перед уроками молятся. А в селе Пантусово был прецедент, когда учительница ходила с иконой по классам и требовала выдать греховодника, сломавшего во время беготни пальму в кадке. Именем Божьим грозила проклясть.

А книги Аллы Бородиной «Мы и наша культура», по которой 1 октября должны начать учиться мои дети, нет ни там, ни там.

Встретила маму Наташи, детской подружки. Та удивилась, что я по такому делу пороги обиваю. В Брянске, говорит, только два «отказника», да еще один чудик написал письмо президенту об антиконституционности ОПК и превращении школ в церковно-приходские. Родители в массе своей, наоборот, радуются: Бог так Бог — и спасибочки! Воспитывать-то нынче некогда: у всех по три работы, если не алкаши. Так что свободы выбора вероисповедания никому не надо, бери, кто хочет, а людям некогда о глупостях думать. Я заметила, что это недальновидно. Она отмахнулась: ладно, побежала, некогда!

Начальник областного департамента образования Иван Геращенков просьбу рассказать о новом предмете для журнала отклонил: «Пока никаких комментариев, рано». Зато специалист департамента Валентина Моликова кое-что объяснила — как родителю. Что убрали один из трех в неделю уроков физкультуры и его-то и заменили православием. Что посещение урока в младшем звене обязательно, но оценок не будет, как и вообще в младшем звене. Вот и все утешение.

Валентина Михайловна выдала и книжку Бородиной для 1-го класса «Мы и наша культура», и пособие для учителя — на два дня. Изучить, составить мнение, обсудить в родительском комитете, выработать предложения. Уверила: «Вам понравится».

 

КТО ДЕРЖИТ МИР?

Изучали с мужем с полуночи до четырех утра.

Первые понятия первого урока: Творец. Творение. Нерукотворная красота природы. Первый вопрос шестилеткам: кто создал природу и человека? Правильный ответ: «Большинство считает, что мир создан Творцом и человек — творение Божие». Тут же в справке для учителя: верующих из 5240 миллионов населения Земли — 5087 миллионов. (По данным ООН, в мире в настоящее время проживает 6 миллиардов человек. -  «О».)

Урок 26-й «Спаситель»: «Бог Отец создал, сотворил прекрасный мир, в котором мы живем… Человек совершил грех — ослушался своего Творца». Большими буквами, с ударениями, для самостоятельного чтения.

Детям рекомендовано посещение церкви, устроение празднеств к Пасхе и Рождеству совместно с учителями и родителями.

Раздел «Семья»: «Моя мама училась любить меня и заботиться обо мне у Богородицы» — стр. 126. «Папа говорит, что ему самим Господом поручена забота о нас с мамой. И он постоянно за это отчитывается перед Богом» — стр. 128.

Наш папа вне себя: «Отечественные традиции? Культурология? Или внедрение, навязывание православного уклада и представлений? Не допущу! Федька с Олегом меня спросят: «А как ты, папа, отчитываешься перед Богом? А почему ты не молишься? Повесь икону! Они же нас через детей всех построят в две шеренги и в церковь погонят!»

Что интересно, папа у нас вовсе не атеист. Он старообрядец. Потому, наверное, и не знают дети, что такое пьянство, нищета, измены, ругань и мордобой. Папа держит наш мирок.

Но на вопрос учебника «Кто держит мир?» (урок 30-й и заключительный в первом классе), считает папа, дети должны ответить без богато иллюстрированных подсказок Бородиной. И не в первом классе.

 

Эксперт

Православие с пеленок

О «возрождении Закона Божия в школе» активисты православного просвещения заговорили еще в начале 90-х годов

 

Своими мечтами и рецептами их достижения активисты делились друг с другом на ежегодных Рождественских чтениях, которые при президенте Путине стали с аншлагом проходить в Кремле, в бывшем Дворце съездов. Чиновники самого высокого уровня любили приходить на открытие чтений, заявляя о своей глубокой вере и о желании помочь активистам православного просвещения насадить эту веру среди детей и юношества. Среди «глубоко верующих» чиновников почетное место занимал бывший министр образования Владимир Филиппов, с легкой руки которого и началось «трумфальное шествие» православных дисциплин в системе светского образования России.

Бывший министр поддержал ряд региональных «экспериментов» по внедрению «Основ православной культуры» в общеобразовательных школах и благословил открытие нескольких теологических факультетов в российских университетах. Министерство образования сумело парадоксальным образом утвердить государственный стандарт по предмету «Теология», который в отличие от религиоведения никак нельзя признать светским. Однако новый министр образования Андрей Фурсенко, выступивший на Рождественских чтениях в начале этого года с весьма скептической оценкой перспектив «Основ православной культуры» (ОПК), сразу прослыл «воинствующим атеистом». Именно так в среде активистов православного просвещения сейчас воспринимаются сторонники конституционного принципа отделения школы от церкви. Фурсенко, конечно, не против изучения православия всеми желающими, в том числе детьми. Он против принудительного внедрения религиозного предмета, способного вызвать аллергию на веру. Впрочем, как признался Фурсенко в одном из своих интервью, процесс внедрения ОПК набрал в некоторых регионах такие обороты, что министерство пока не в силах этот процесс притормозить.

К примеру, в авангарде разных православных образовательных инициатив уже много лет шествует Екатеринбургская епархия РПЦ. Недавно она заручилась согласием местного департамента образования на внедрения ОПК... в детских садах. Может быть, так епархия решила отреагировать на сенсационные результаты опроса местных школьников, многие из которых уже сталкивались с ОПК? По данным екатеринбургской газеты «Школьная жизнь», целых 76 процентов опрошенных учеников не хотят изучать в школе ОПК, хотя неверующих среди них оказалось меньше трети. В Воронежской области, где внедрение ОПК идет с большим скрипом, православные активисты даже предлагают провести референдум по вопросу внедрения православия в школах, чтобы решить этот вопрос «без оглядки на Москву». А известный своими либеральными взглядами президент Чувашии Николай Федоров заявил «Огоньку», что помимо собственно правовых препятствий внедрение ОПК невозможно и по причине отсутствия квалифицированных преподавателей. Николай Федоров выступает за изучение в школах светской «Истории религии».

Скептические голоса относительно «проблемы кадров» раздаются и в самой РПЦ. Об опасности отдать «мировоззренческий предмет» на откуп «училкам марь-иваннам» предостерегает профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев. По его мнению, нынешний формат преподавания ОПК только компрометирует православную культуру. Однако доминирующей в РПЦ остается идеология «агрессивной миссионерской экспансии»: надо сначала внедриться и закрепиться, «застолбить территорию» и «утвердить бюджет», а потом думать о кадрах. Самые шумные акции «в защиту ОПК» проводит «Союз православных граждан», лидер которого Кирилл Фролов называет «демагогией» позицию, подобную кураевской. «Против «Основ православной культуры», — утверждает он, — выступает на самом деле очень небольшая кучка людей, не любящих Россию, которые сознательно распространяют мифы о конфликтности этого предмета».

Однако самая главная проблема, связанная с ОПК, даже не в низкой квалификации преподавателей и политизированности предмета. Главная проблема — в адекватности трактовки понятия «православная культура». На эту проблему указывают, например, старообрядцы — носители вполне аутентичной православной культуры, подвергавшейся гонениям со стороны «благочестивейших» российских императоров. Преподаватель Московского старообрядческого духовного училища Андрей Езеров заявил «Огоньку», что современные учебники ОПК написаны исключительно с «официозно-державнических» позиций РПЦ, насаждают «казенное православие» и «идеологическую духовность». Получается, что модифицированный «Закон Божий» может лишить школьников не только свободы мировоззренческого выбора и гражданских прав, но и самой православной культуры, не замутненной сиюминутными политическими лозунгами.

АЛЕКСАНДР СОЛДАТОВ

 

Соседи

Учитель от Бога

«Я сам отец, и я не хочу, чтобы мои дети случайно учились Богу и дороге к нему», — так год назад на совещании с губернаторами областей президент Украины Виктор Ющенко объяснял необходимость введения в школьный курс обучения уроков христианской этики. Младшие дочки Ющенко, правда, учатся в «Печерской международной школе», где все преподавание ведется на английском языке, Что же касается прочих колледжей, лицеев и гимназий Украины, «Основы христианской этики» уже десять лет без особой рекламы и вполне успешно преподаются в школах Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областей. Это около полутора тысяч школ из 22 тысяч  на Украине.

Спорный предмет мог бы появиться и в обязательной общенациональной образовательной программе 2006/2007 учебного года, его изучение с 1-го по 11-й класс должны были утвердить сессии облсоветов соответствующими постановлениями. Тем более что программу  «Христианская этика» поддержали православные церкви и Киевского, и Московского патриархатов, а также Украинская греко-католическая церковь. Более того, даже иудейская община Украины не возражает против введения предмета «Христианская этика»: как подчеркнул помощник главного раввина Украины Давид Мильман, «в основных религиях мира есть одна и та же этическая основа. К примеру, 10 заповедей на скрижалях Моисея для христиан так же священны, как и для иудеев и мусульман». Но бурная теологическая дискуссия родителей, начавшаяся в прессе, уже сошла на нет: Министерство образования затормозило широко анонсированное всеобщее нововведение. 

Как объяснил министр образования Станислав Николаенко в прямом эфире 5-го канала, в процессе подготовки предмета к преподаванию учитывались количество приверженцев ислама и других нехристианских религий и их возможная негативная реакция, но никто не предусмотрел, что будет столько атеистов! Действительно, соответствующего референдума государство не проводило, но по социологическим опросам более 40 процентов взрослого населения не относят себя ни к одной из конфессий. Более того, дедушки и бабушки нынешнего поколения школьников были воспитаны в Советском Союзе, верили в победу коммунизма и не посещали церковь, считая ее окончательно отделенной от государства. Еще одна проблема, решить которую до сентября не удалось, — учителя. Родители, согласные воспитывать чад с помощью заповедей, категорически воспротивились появлению в школе священников. Тем более что право преподавать имеют только люди с соответствующим образованием, а в семинариях педагогике не учат, да и в пединститутах христианство, равно как и прочие религии, не изучают.

МАРИЯ СТАРОЖИЦКАЯ, КИЕВ

Комментарии
Профиль пользователя