Коротко

Новости

Подробно

Революция звонит из Будапешта

НОЧЬ ПЕРВАЯ: ШТУРМ ТЕЛЕЦЕНТРА

Журнал "Огонёк" от , стр. 7
Одни назвали это «гуляш-революцией», другие — попыткой переворота. Но как ни называй, на этой неделе Венгрия пережила самые серьезные волнения начиная с памятных событий осени 1956 года

Федор Лукьянов («Российская газета» — для «ОГОНЬКА»), Будапешт
Фото: Laslo Balogh/Reuters, Leonhard Foeger/Reuters, Karoly Arvai/Reuters


НОЧЬ ПЕРВАЯ: ШТУРМ ТЕЛЕЦЕНТРА

Утром в минувший вторник будапештская площадь Свободы, на которой находится массивное здание венгерского телевидения, напоминала настоящее поле битвы. Искореженные скелеты автомобилей, раскуроченные булыжные мостовые, выбитые окна телецентра, облитый красной краской и сильно поврежденный памятник советским воинам-освободителям. Орущая разношерстная толпа, в которой выделялась относительно небольшая (человек 50 — 60) группа футбольных фанатов, бритоголовых и людей в камуфляже, почти всю ночь пыталась взять штурмом венгерское «Останкино». Якобы хотели зачитать в прямом эфире требования об отставке правительства 45-летнего Ференца Дюрчаня. Путь к микрофонам телевидения преградил полицейский заслон. Последнее обстоятельство почему-то особенно сильно взбесило разогретых алкоголем штурмовиков. В ход пошли все подручные средства: стеклянные бутылки, булыжники, доски, металлические прутья, с одной стороны, дубинки, водометы и слезоточивый газ — с другой.

Ночной штурм венгерского телецентра шел больше четырех часов. Такого побоища, которое в прямом эфире транслировали десятки мировых телеканалов, Венгрия не видела с осени 1956-го. Удивительно, как еще обошлось без жертв. Но раненых много. По последним данным, около 200 человек. Особенно среди полицейских, в которых часами напролет метали камни и увесистые булыжники, пытаясь пробить себе путь в чрево телецентра. Доктор Михай Месарош, главврач госпиталя Министерства обороны, что находится по соседству с корпунктом, рассказывал мне наутро, что раненых полицейских было столько, что всех едва смогли разместить. Позже руководство будапештской полиции признает, что к такому повороту событий никто не был готов.

 

СОЦИАЛЬНАЯ «ДИЕТА»

Чтобы понять подоплеку событий, надо иметь в виду как минимум три обстоятельства. Первое и самое главное. Коалиционное социал-либеральное правительство Ференца Дюрчаня, сформированное по итогам весенних парламентских выборов, недавно объявило о начале кардинальных, но весьма болезненных реформ. Суть реформ: жить по средствам. Дело в том, что фактически все 16 лет, прошедшие после «смены системы», страна жила в долг. Несмотря на все иностранные инвестиции — около 40 миллиардов долларов за 15 лет, страна добралась до уровня жизни 1990 года лишь совсем недавно.

Миллиардные дыры в бюджете закрывались за счет займов и кредитов, по которым надо платить немалые проценты. Для погашения долгов приходится распродавать под видом приватизации самые лакомые куски госсобственности. Несмотря на распродажи, госдолг Венгрии уже превысил 50 миллиардов долларов, что в два раза больше, чем во времена социализма. Скоро и продавать будет нечего. Серьезных «госрезервов» осталось немного: почта, национальная авиакомпания да железная дорога. Будапештский аэропорт недавно продали англичанам за 2,5 миллиарда евро.

Нельзя сказать, что так было всегда. Первый раз изменить столь порочную практику венгры пытались еще в 1995-м. Тогдашнее социалистическое правительство во главе с Дюлой Хорном приняло пакет жестких мер экономии во всех сферах, который получил свое название по имени тогдашнего министра финансов Лайоша Бокроша. Экономика стала оздоравливаться. Однако жесткие меры привели к падению популярности левых, и на выборах 1998 года большинство получили правые силы популистского толка. «Пакет Бокроша» был выброшен в корзину. Опять пошли траты-растраты, займы, кредиты. К выборам 2002-го госдолг и дефицит бюджета вновь выросли в два раза.

Победив на выборах, левые уже не стали рисковать и фактически продолжили популистскую политику растраты национального достояния. Сразу повысили зарплаты бюджетникам в два раза, пенсии, хотя особых экономических предпосылок для этого не было. Очевидно, большие надежды возлагались на вступление страны в Евросоюз и на получение значительных субсидий от Брюсселя. Мол, тогда и приведем финансы в порядок. Но в 2004 году восемь стран Восточной Европы вместе с Кипром и Мальтой приняли в ЕС на совсем других условиях, чем Испанию или Португалию. Окончательные надежды на щедрые вливания Евросоюза у венгров развеялись в этом году, с принятием нового бюджета ЕС на 2007 — 2013 годы. Денег, конечно, дают, но намного меньше, чем рассчитывали восточноевропейцы. Это далеко не «бюджет развития».

Между тем после вступления в Евросоюз хочешь не хочешь, а надо выполнять маастрихтские условия для введения евро, которое намечено на 2010 год. Одно из главных условий евро — дефицит бюджета не должен превышать 3 процента. Но никак не 10. Брюссель неумолим. «Диета», предложенная премьером Дюрчанем, весьма болезненна. Повышение налогов, резкое сокращение персонала министерств и ведомств, закрытие части школ и больниц, введение платного образования и медицины может привести к снижению уровня жизни. Как подсчитал один венгерский знакомый, его семье социальная диета, предложенная правительством, обойдется где-то в 100 тысяч форинтов в год. Это около 500 долларов недостачи для семейного бюджета.

Естественно, населению это не нравится. Демонстрации протеста начались еще летом. На этом же пытается активно играть правая оппозиция, проигравшая выборы 2006 года и решившая теперь взять реванш на муниципальных 1 октября. И наконец, последнее. В середине октября Венгрия готовится отметить 50-летие событий 1956 года. По этому поводу правая оппозиция уже не раз заявляла, что устроит «антинародному» правительству очередной 1956-й…

 

ПРЕМЬЕР УЕХАЛ В СОЧИ

Ференц Дюрчань об отставке думал три минуты. И уходить отказалсяПоводом к новой волне демонстраций послужила воскресная, явно провокационная публикация в желтой прессе отрывка выступления премьера на закрытом партийном активе социалистов еще в мае этого года. Убеждая коллег в необходимости непопулярных мер, Дюрчань в резких выражениях говорит о том, что социалисты четыре года, боясь проиграть следующие выборы, ничего не меняли в стране и все полтора года до выборов фактически врали, что все идет хорошо. Ни одна европейская страна не делала таких глупостей, как мы, убеждал премьер. Мол, дальше так продолжаться не может. Иначе — финансовый крах.

Оппозиция весьма умело использовала публикацию, обвинив правительство и премьера во лжи и антинародном курсе. Хотя по большому счету премьер, который вернулся в политику из бизнеса в 2002-м, лишь констатировал реальное положение дел, и упрекать его можно лишь в том, что он не сделал этого раньше. Теперь совершенно очевидно, что «разоблачительная» публикация не случайно появилась в прессе именно в воскресенье, 17 сентября, накануне визита премьера Дюрчаня в Россию. Переговоры с президентом Путиным были запланированы на понедельник 18 сентября. О дате визита в Будапеште сообщили всего за два дня до поездки. Планировалось обсудить крупные проекты в энергетике и транспорте, о которых Путин и Дюрчань в принципе договорились во время их последней встречи во время февральского визита в Венгрию российского президента, и подписать важнейшие долгосрочные соглашения о сотрудничестве в сельском хозяйстве. О том, что означают новые соглашения с Россией для венгерских крестьян, красноречиво сказал министр земледелия и развития регионов Венгрии Йожеф Граф. Вернувшись из Сочи, он сравнил подписанные там документы по значимости со вступлением страны в Евросоюз!

В понедельник, когда премьер улетал в Сочи, на площади Кошута перед венгерским парламентом и стала собираться толпа преимущественно молодых людей. К вечеру, когда премьер уже вернулся из России и успел провести совещание с руководством социалистов, количество демонстрантов выросло до 10 тысяч. Часть пыталась прорваться в парламент через полицейские кордоны. Когда это не удалось, митингующие направились к зданию телевидения, расположенному в пятистах метрах от парламента, чтобы зачитать свои требования в прямом эфире. Дальнейшее известно.

Наутро после событий на площади Свободы президент Венгрии Ласло Шойом, юрист по профессии, накануне говоривший о моральном кризисе в стране и личной ответственности премьера, назвал ночной штурм телецентра «обычной уголовщиной», которой нет оправдания и которую ни в коем случае нельзя сравнивать с событиями 1956 года.

 

НОЧЬ ВТОРАЯ: В ТЕНИ 56-го

Ночью следующего дня беспорядки продолжились. С наступлением темноты во вторник вечером шедший весь день дождь в венгерской столице прекратился, и к зданию венгерского парламента на площади Кошута, плотно оцепленного кордонами полиции, вновь стали стягиваться толпы. Часам к десяти количество собравшихся составляло уже не меньше 10 тысяч человек. Публика, преимущественно молодежь с национальными кокардами на одежде и флагами в руках, вела себя достаточно спокойно, время от времени выкрикивая антиправительственные лозунги.

Казалось, ночь все-таки обойдется без эксцессов. Но после десяти вечера от демонстрации на площади Кошута отделяется группа человек в 200 — 300 и отправляется по бульварному кольцу к штаб-квартире правящей Соцпартии на площади Республики рядом с Восточным вокзалом столицы. Движение по кольцу парализовано. Становится ясно, что новых столкновений не избежать.

Здесь самое время сказать, что, обещая правительству устроить новый 1956-й, наиболее непримиримая оппозиция вольно или невольно повторяет сценарий пятидесятилетней давности. В октябре 1956 года события тоже начинались с демонстрации на площади Кошута. Тогда штурмовали здание радио на улице Шандора Броди. Теперь был штурм телецентра, а на следующий день кто-то предлагал брать и радио. Во всяком случае, полиция к вечеру во вторник уже была готова к новому штурму и  рассеяла группу молодых хулиганствующих вандалов, часть из них была арестована, часть ретировалась на проспект Ракоци, где пыталась строить баррикады из мусорных баков и арматуры автобусных остановок. Столкновения продолжались до четырех утра.

После них венгерские спецслужбы заговорят о том, что эту гремучую смесь футбольных хулиганов, скинхедов и маргиналов-неонаци, никак нельзя отождествлять с демонстрантами на площади Кошута. Хулиганствующая публика лишь прикрывается мирной демонстрацией, а на самом деле управляется уголовным подпольем. Осталось выяснить, зачем уголовникам политика. Как бы там ни было, но третья ночь с начала волнений, со среды на четверг, прошла уже спокойнее, хотя столкновения были. На этот раз полиция уже не церемонилась. 180 зачинщиков беспорядков арестовано, десятки из них при арестах получили серьезные ранения.

 

ЗВОНОК ЕВРОСОЮЗУ

Пока ни уличная, ни парламентская оппозиция, а это три партии правого толка, не собираются отказываться от требований отставки премьера. Демонстрации протеста продолжаются. Правящая социал-либеральная коалиция и сам премьер Дюрчань, со своей стороны, не намерены подчиняться требованиям улицы. Можно предположить, что давление оппозиции будет расти.

Любопытно, но некоторые аналитики полагают, что венгерские события могут спровоцировать аналогичную цепную реакцию в других новых членах ЕС. Скажем, в Чехии и Польше, где диагноз экономической ситуации во многом совпадает с венгерским. Такой же огромный бюджетный дефицит под 10 процентов, такие же долги в пересчете на душу населения, такая же безработица. Реакция населения тоже может быть схожей, если, конечно, там решатся проводить реформы, необходимые для введения евро. А их новым членам Евросоюза хочешь не хочешь надо проводить. Так что нынешние венгерские события могут быть для Евросоюза лишь первым звонком из Восточной Европы.

 

Первая ночь будапештского бунта: автомобили догорают у здания телецентраВторая ночь ознаменовалась противостоянием у парламента

Комментарии
Профиль пользователя