Коротко


Подробно

«Черная рука» в Кремле

ПЕРЕВОРОТ

Божен Симич и Мустафа Голубич — неизвестные герои Второй мировой войны, отодвинувшие нападение на СССР на 38 дней

Игорь Бухаркин


ПЕРЕВОРОТ

В этом году исполняется 65 лет со дня начала войны. Однако не все знают, что первоначально в планах Гитлера дата нападения на СССР была другая — 15 мая 1941 года. 38 дней мира подарили нам удивительные обстоятельства 41-го.

Так что же произошло?

К лету 1940 года под контролем гитлеровской Германии была почти вся Западная Европа. В ноябре к Берлинскому пакту между Германией, Японией и Италией присоединились Венгрия и Румыния, 1 марта 1941 года — Болгария. 25 марта к пакту примкнула Югославия. Гитлеровцам открывался путь к границам СССР, и никто не предполагал, что вдруг может произойти конфуз. Но это «вдруг» случилось.

Уже вечером 25 марта в Югославии начались демонстрации протеста — в Белграде, Сплите, Крагуеваце, Нише, Цетине и других городах. В ночь с 26 на 27 марта группа патриотически настроенных офицеров совершила государственный переворот. Правительство возглавил главнокомандующий ВВС югославской армии генерал Душан Симович.

Страна встретила это известие с ликованием. Для народа смена правительства означала прежде всего денонсацию позорного соглашения с гитлеровским блоком и надежды на укрепление связей с Советским Союзом. К полпредству СССР в Белграде стекались многотысячные колонны демонстрантов, которые шли под лозунгом «Союз с Россией!». Здание нашего полпредства находилось вблизи германского посольства, и демонстранты прорывались дальше к немцам с лозунгами: «Долой пакт», «Долой Гитлера!»

«Югославы там с ума посходили!» — заявил Гитлер. В тот же день фюрер объявил фельдмаршалу Кейтелю и генералу Йодлю о переносе начала войны с СССР на июнь и подписал Директиву № 25 о нападении на Югославию.

Договор с СССР подписывал посланник Югославии в Москве Милан Гаврилович (на снимке в центре)В ночь с 5 на 6 апреля 1941 года в Москве был подписан Договор о дружбе и ненападении между Советским Союзом и Югославией. Через несколько часов германские бомбардировщики обрушили бомбовый удар на Белград. А СССР получил временную передышку — то, чего всеми силами добивался Сталин.

Чья это заслуга? До сих пор единственно верной считалась версия о волеизъявлении югославского народа под руководством компартии Югославии. Однако недавно найденные документы подтверждают: руководство компартии не являлось инициатором крутого югославского разворота, поскольку просто было не в курсе назревающих событий. Прокоммунистические лозунги белградских демонстраций и участие в них партийных функционеров — все это случилось уже вдогонку состоявшимся политическим акциям, которые коммунисты попытались оседлать.

Что же произошло на самом деле? Плотная завеса секретности долгие годы скрывала ответ. Однако в начале 2000-х автору этих строк удалось отыскать в архивах МИД СССР и Югославии неизвестные ранее документы, позволившие по-новому взглянуть на события 65-летней истории.

 

ПЕРЕГОВОРЩИК

14 марта нарком иностранных дел СССР В М. Молотов направил поверенному в делах СССР в Югославии В З. Лебедеву шифровку: «Слухи о том, что ведутся переговоры в Москве и готовится подписание военного союза между Югославией и СССР, являются вымыслом. Эти слухи распространяются в целях дезинформации...» Однако именно в это время высшие военные круги в Советском Союзе разрабатывали план отрыва Югославии от гитлеровской «оси». Для этого в Москву с секретной миссией прибыл особый переговорщик, представлявший антигермански настроенное югославское офицерство — Божин Симич. К тому времени, когда Молотов отправлял шифровку о так называемых слухах, Симич находился в советской столице уже две недели, а до белградского переворота оставалось всего 10 дней.

После переворота премьером стал генерал Симич (слева)После смены власти в Белграде контакты с Кремлем активизировались и стали официальными: в Москву поступило предложение нового премьера — генерала Симовича — немедленно начать  переговоры о заключении договора. Уже 31 марта советский посол Лебедев получил очередную шифровку за подписью Молотова. Нарком требовал, чтобы «югославы немедля прислали в Москву узкую делегацию для переговоров. Переговоры лучше начать в Москве и окончить в Белграде. Хорошо бы иметь в составе делегации Божина Симича»…

Кто же такой Божин Симич? Как выяснилось, один из активных членов сербской патриотической организации «Черная рука», состоящей в основном из высшего и среднего офицерства. Эта организация сначала называлась «Объединение или смерть», но завеса таинственности вокруг нее и чуть ли не мистические обряды посвящения скорректировали имя. Собрания проводились тайно в темных помещениях, на столе, покрытом черной скатертью, горела свеча. Рядом лежал устав организации и револьвер. Все давали клятву умереть за освобождение и объединение югославян. Нарушение устава каралось смертной казнью.

Этот союз со дня своего основания занимался ликвидацией деятелей, не угодных патриотическому движению. На руках основателей организации даже кровь последнего короля Сербии из династии Обреновичей, убитого вместе с женой во дворце 30 мая 1903 года. Одним из исполнителей был… Божин Симич.

Он же оказался причастен еще к одному крупному преступлению, в котором была замешана «Черная рука», — убийству эрцгерцога Франца Фердинанда с супругой в Сараево в 1914 году (на судебном процессе в Салониках Божин Симич за эту «акцию» был заочно приговорен к 15 годам тюрьмы). С 1916 по 1918 год Симич замечен в Одессе в составе контингента сербских войск. Потом долго скрывался в эмиграции в Австрии, Швейцарии, Франции. В 1925 — 1926 годах был в СССР и, согласно различным источникам,  «встречался с представителями ГПУ». В Югославию Симич вернулся в 1937 — 1938 годах и, как понятно теперь, без дела не сидел.

Божин Симич вспоминал уже после войны, что Сталин вогнал его в пот во время ночного приема в честь подписания советско-югославского договора. Пожимая руку Симичу, он сказал со значением: «Да, черная рука». Белград в это время уже бомбили немцы.

 

ВЕЛИКИЙ КОНСПИРАТОР

Мустафа ГолубичВ архивных материалах следствия по деятельности «Черной руки» (оно велось в 1917-м) часто упоминается еще одно имя — Мустафы Голубича. Близкий знакомый и младший партнер Божина Симича, Голубич  характеризуется, как один из наиболее активных членов  союза, причастный к самым громким акциям, включая «сараевский эпизод».

Сегодня, однако, мы можем утверждать, что вовсе не «Черная рука» была главной в биографии Голубича. Самое яркое в его жизни было связано с другой секретной организацией — советской разведкой. И звездный час для разведчика Голубича наступил 65 лет назад — весной 1941 года. Именно Голубич по заданию Центра вел всю «белградскую интригу» — с помощью своих сподвижников (по «Черной руке» в частности) он инициировал через генерала Симовича предложение советскому руководству заключить договор, прелюдией которому послужил мартовский переворот.

Боснийский серб из богом забытого крохотного селения Стоц в Герцеговине, Мустафа родился в 1891 году в краю, уже 500 лет находившемся под турками. Мустафа стал популярным на весь Белград, когда на пари прыгнул в воду с жуткой высоты — с моста через реку Сава. Бесстрашного юношу заметили, и он попал на службу к предводителю сербской военной организации (четников) В. Танкосичу, одному из ключевых фигур «Черной руки». Воевал в Первую мировую около года, в 1915 году попал в Россию. Неясно, кто командировал его сюда с поручением переправить на родину сербов из российского плена, но некоторое время он занимался этим.

Именно с этого момента начинаются то ли недомолвки, то ли передергивания у югославов, знавших Мустафу. Некоторые намекают на то, что уже в 1915 году в России он был завербован царской охранкой и работал на нее до октября 1917-го. Но ни одного документального подтверждения этому нет. Зато есть косвенные подтверждения, что он тогда же сблизился с масонами — Мустафа оказался в Швейцарии стипендиатом масонской ложи на факультете права. В анкете, заполненной в 1938 году в Москве, Мустафа Мухамедович Голубич писал о себе, что он разведен, родственников не видел более 12 лет. С 1920 года — работает в ОГПУ и Коминтерне.

Мустафа много раз (и долгое время безуспешно) пытался доказать московскому начальству несомненную пользу «Черной руки» и настаивал на связях с ней. Это ставили ему в упрек в служебных характеристиках ОГПУ: «Отрицательная черта Голубича — любитель впутываться в любое дело, если оно имеет отношение к политике. Например, предложение связать нас с организацией «Черная рука», несмотря на категорическое указание, кроме своего дела, ничем другим не заниматься». В  личном деле отмечалось: «Как правило, в своей работе опирается на людей своей национальности (сербы). Здесь, по-видимому, сказывается национальное чувство, большое знакомство с сербскими кругами и в особенности с кругами организации «Черная рука», членом которой Голубич в свое время состоял и к которой Голубич имеет определенные симпатии».

В пеструю биографию Голубича вплетены весьма громкие акции советской разведки — участие в организации покушения  на Льва Троцкого в Мексике, в операциях по похищению «врагов советского народа» генералов Кутепова и Миллера (руководителей Российского общевойскового союза  со штабом в Париже). Советским офицером, правда, Мустафа себя не считал — у него не было никакого воинского звания. Зато земляки упорно называют его в своих записках полковником, а то и генералом НКВД.

Соотечественники с удовольствием рассказывают о нем легенды — например, о том, что Мустафа был другом Сталина и что вождь потому курил табак «Герцеговина-Флор», что Голубич доставал ему табак на своей родине в Герцеговине. Или о том, как он украл в Англии танк. Или о его связи с голливудской кинодивой Гретой Гарбо. Кстати, в Лионе он и правда выкрал чертежи нового самолета — французская разведка только руками развела.

Для «маэстро конспирации» Мустафы Голубича Белградский переворот и советско-югославский договор были последней большой операцией. Во время переворота он почти и не скрывался, поэтому вычислить его и выследить не составляло труда.

Его сдали гестаповцам 7 июня 1941 года в Белграде, взяли сонного. 26 июня, через три недели пыток, расстреляли. Перед расстрелом привязали к скамье — ходить и стоять он уже не мог.

Журнал "Огонёк" от 21.05.2006, стр. 16
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение