Коротко

Новости

Подробно

Иран как образ жизни

Журнал "Огонёк" от , стр. 15
Пока в мире гадают, обрушатся США на Иран или нет, в Тегеране стали брить бороды и поругивать правительство

Виктория Панфилова, «Независимая газета» — специально для «Огонька»


Молодежная тусовка. О том, что вы в Иране, напоминают платки на головах у девушек и яркое освещениеВероятность того, что Штаты начнут войну против Ирана, политологи и политики определяют цифрой в 80 процентов. Трудно понять, из чего она складывается, но, уверяют аналитики, все признаки налицо. Иран демонстрирует миру сверхскоростные торпеды и невидимые для радаров ракеты. А США под предлогом борьбы с партизанами в соседнем Ираке разворачивают на границах «новой империи зла» военную группировку, какой в регионе не было со времен разгрома Саддама — с 2003-го.

Вот только сами иранцы в войну не верят. «Так долго к войне не готовятся», — улыбаются они. И рассказывают в подтверждение, что воинственная риторика с обеих сторон вовсе не мешает тайным ирано-американским переговорам, недавно, например, в результате таковых Тегеран отказался от открытия нефтяной биржи, где «черным золотом» собирались торговать за евро.

Случай понять, как живет страна, которая не боится противопоставлять себя США, представился неожиданно: Тегеранский университет проводил симпозиум «Центральная Азия вчера, сегодня, завтра» и пригласил в нем поучаствовать.

 

МИФЫ

Иран — именно та страна, которую лучше один раз увидеть, чем сто раз слышать о ней. Мифы здесь рушатся практически на каждом шагу.

Мой первый миф разрушился еще в самолете. Поскольку я летела иранской авиакомпанией, московские «эксперты», знакомые с Ираном по интернету, принялись объяснять: «у них» салон поделен на мужскую и женскую половины, уже в воздухе придется подчиниться иранским правилам. Я стала готовиться: взяла традиционный головной убор (хиджаб) и длинный, по щиколотку, плащ. Чодора (паранджу) брать не стала: его, как мне объяснили, носят все меньше — в этой одежде посещают мечети или госучреждения. На улицах, как я позже убедилась сама, девушки и вовсе обходятся легкомысленным шарфиком, прикрывающим волосы. Что же касается самолета, то вся моя подготовка оказалась напрасной: женщины и мужчины сидели вместе, причем прекрасная половина — сплошь в европейских одеждах. Выделялись разве что стюардессы в брюках, элегантно облегающих фигуру заниженных жакетах и хиджабах. И я — слишком много советов наслушалась.

Второй миф об Иране, с которым я распрощалась, — это миф о полной закрытости этой страны. Его опроверг беглый взгляд на уличную рекламу. Огромные билборды — на зданиях, общественном транспорте и вдоль дорог — буквально кричали о приходе на местный рынок крупнейших фирм Японии, Китая, Турции, Южной Кореи, Франции, Польши и даже продукции американских Hewlet Packard и Microsoft.

Еще одним открытием стало то, что Иран — достаточно компьютеризированная страна, причем для персоязычных пользователей существуют программы поддержки персидского языка. Цены на компьютерное железо в Тегеране — примерно как и в Москве. Интернет развивается бурно, по городу разбросаны интернет — кафе, в которых часами сидит молодежь. Ограничений практически нет. Хотя провайдеры по своему усмотрению иногда перекрывают доступ к некоторым ресурсам (в основном порнографическим), при желании можно зайти на любой сайт.

 

КИНО И ПЕРЕСТРОЙКА

Кино — это термометр, с помощью которого можно замерять перемены в Иране. Если в первые дни после Исламской революции 1979 — го большинство кинотеатров просто сожгли, зарубежные фильмы запретили (позже их стали показывать, но после жесткой цензуры), а режиссеры должны были работать в рамках строгих кодексов ислама, то за последние годы иранское кино изменилось в корне. Появилось много режиссеров-женщин — например, Рахшан Бани-Етемад («От пределов», 1987), Пуран Дерахшандех («Маленькая птица счастья», 1989) и Тахмине Милани («Что нового?», 1992). Сюжеты — самые разные: фильм Рахшан Бани-Етемад «Под кожей города» (2000) снят о выборах в современном Тегеране и о финансовых пирамидах.

Уже можно говорить о поколении независимых иранских режиссеров, которые формируют новое отношение к жизни и искусству. Они отстаивают свободу слова, больше прав для женщин, разделение религии и светских аспектов в жизни страны.

Перемены и на телевидении — сейчас оно вовсю транслирует американские боевики и мексиканские телесериалы. Вообще, национальная телерадиокорпорация Ирана вещает на 32 языках — от английского и китайского до русского и… суахили. Очевиден прогресс и по части спутникового телевидения — особенно утыкан тарелками север столицы, район Ниаверан.

 

МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ

Тегеран: вполне европейский ланч в ресторане «Наджеб»Иранские женщины в среднем выходят замуж в 22 — 23 года. Мужчины решаются обзавестись семьей только годам к 30. По шариату мусульманину разрешено иметь несколько жен (до четырех), но он обязан обеспечить всем женам равные условия — поровну делить между ними внимание и деньги, предоставлять отдельное жилье.

Поскольку женитьба — дело затратное, браки иногда заключают по обоюдной договоренности семей, не имеющих возможности заплатить так называемый махр. Это значит, например, что парень женится на девушке при условии, что ее брат возьмет в жены сестру жениха.

Кстати, сам идеолог Исламской революции аятолла Хомейни еще до революции на коварный вопрос западных журналистов о многоженстве в будущем исламском государстве ответил, что у него, мол, жена одна и он считает, что этого достаточно. Этому завету Хомейни многие иранцы стараются следовать и сегодня.

Отношения между мужчиной и женщиной в обществе строго регламентированы. В Иране не принято ходить под руку, каким-либо образом выражать свои чувства. Обычное явление, когда муж идет впереди налегке или с ребенком, а жена несет тяжелые сумки. Зато если ребенок заплакал, успокаивать его будет отец, мать старается не вмешиваться. Разводов, как правило, не бывает: ни брачный контракт, ни его отсутствие не спасают разведенную женщину от разлуки с детьми — они остаются с отцом.

Лучший способ понять, как строятся отношения между мужчинами и женщинами, это получить приглашение в гости. Но — осторожно: в гости иранцы приглашают постоянно, но больше на словах. В персидском языке есть даже такое понятие, как «таароф» — неопределенное приглашение в гости: типа ты так приходи, зачем адрес? Но если вы действительно приглашены, то хозяева подойдут к делу со всей ответственностью. Правила поведения в гостях обычно диктует хозяйка дома.

Все чаще в иранских домах хозяйка выходит к гостям в европейской одежде, иногда даже в вызывающей мини-юбке и блузке с короткими рукавами. Так разрешается ходить только в присутствии мужа, отца и братьев. Угощают в таких домах также по-европейски — за столом. Обычно сначала подаются фисташки и фрукты (огурец, кстати, тоже считается фруктом). Затем — чай с пирожными и прочими восточными сладостями. И на десерт — мороженое.

Если же вы попали в традиционный иранский дом, где хозяйка вас встретит в хиджабе, то и вам следует придерживаться строгих правил. Зато в таком доме вас вкусно накормят. Правда, еду подадут на расстеленной на ковре скатерти и сидеть придется на полу. Традиционные блюда — салаты, рис, шашлык, кебаб из мяса, рыбаы или курицы. Кстати, плов здесь готовят редко и почему-то называют стамбульским. Мебели в комнатах для приема гостей практически нет: телевизор, диванчик, журнальный столик, все остальное пространство занимают ковры, чаще ручной работы (это не зависит от уровня благосостояния).

В отношениях между мужем и женой вы разберетесь в лучшем случае к концу приема. Сначала муж будет утверждать, что только он глава семьи и все домочадцы ему подчиняются. Жена этого опровергать не будет: наоборот, будет всячески соглашаться. Но на самом деле это мало что значит: главный дипломат в доме — она, причем жены часто так тонко проводят свою политику, что муж даже не догадывается о «проделках» супруги. Впрочем, так обстоит дело не только в Иране.

 

СТОЛИЦА

В некоторых ресторанах курить кальян можно не только мужчинам, но и женщинамТегеран достаточно молод — ему «всего» 250 лет. А сердцем Ирана и шахской резиденцией на протяжении долгих веков был Исфаган — по-моему, один из красивейших городов мира.

Нынешняя столица условно разделена на три района. Южный Тегеран — преимущественно торговый и административный, где немало неимущих. Средний — университетский, где сосредоточены десятки учебных заведений и живет преимущественно средний класс. Север столицы отличается от остальных частей города. Это район для богатых: он раскинулся в предгорье, воздух здесь чище и такой жары, как в низине, нет.

Рестораны и чайханы здесь на каждом углу. По вечерам все подсвечено, даже когда прохладно, гости предпочитают устраиваться за столиками на улице. А чтобы они не мерзли, предприимчивые владельцы устанавливают под столиками и над ними газовые обогреватели: газа в Иране не жалеют и стоит он дешево, посетителям остается только следить за тем, чтобы не поджариться ненароком. В такие заведения приходят не только попить чайку, поесть и покурить кальян, но и просто пообщаться. Кстати кальян можно курить и женщинам.

Другое дело — алкоголь. Его здесь официально разрешается употреблять и производить только армянам. Угощать мусульман или продавать им горячительное строго запрещено. С наркотиками еще строже: за распространение полагается смертная казнь и это не пустые угрозы.

 

ЦЕНЫ И ЦЕННОСТИ

Несмотря на относительно высокий уровень жизни, Иран по-прежнему остается достаточно дешевой страной. Еда, сервис здесь недороги, хотя простым жителям многое не по карману. Например, иранский пенсионер жаловался мне, что ему приходится подрабатывать и после выхода на пенсию, которая составляет 200 — 300 долларов. Большую часть этих денег съедает ЖКХ. В остальном заработки таковы: неквалифицированный рабочий получает столько же, сколько пенсионер. А вот учителя куда больше — 600 — 700 долларов. Еще больше платят врачам — от 1000 долларов. Около 1500 у е. получает профессор университета.

Как отметил в интервью замминистра иностранных дел Ирана Манучехр Мохаммади, правительство сейчас разрабатывает новые программы для населения. Прежде всего государство поощряет ранние браки и оказывает молодым семьям всемерную помощь. Для молодых семей разработана новая ипотечная программа под очень низкую процентную ставку.

Практически вся молодежь стремится получить высшее образование, система которого напоминает советскую. Среднее образование обязательно и бесплатно (при этом в стране есть престижные платные гимназии). Высшее государственное — и бесплатное, и платное. Особо одаренным детям помогает государство. Как отметил Манучехр Мохаммади, «более 60 процентов наших студентов — девушки, хотя за рубежом полагают, что права женщин в Иране ущемлены». Малоимущим семьям получить образование помогает Комитет помощи «Имдод», который был создан в первые дни Исламской революции, он также поддерживает малоимущих продуктами и одеждой, помогает найти работу и организовать малый бизнес. В среднем «Имдод» оказывает помощь 2 тысячам семей в год и существует на пожертвования и господдержку. По всей стране на улицах и в магазинах стоят желто-голубые ящики, похожие на почтовые, — в них опускают деньги для комитета, деятельность которого распространяется также на Афганистан, Таджикистан, Азербайджан и Венесуэлу.

Молодежь не только учится. Все больше юношей учит английский, бреет бороды и ругает правительство. «Прогресс, — комментируют это мои иранские собеседники, — и ничего с этим не поделаешь!»
Комментарии
Профиль пользователя