стиль

ЧТО НОСЯТ

Встреча в олимпийском

Теперь на светских раутах публика бродит в олимпийках с порядковым номером

 

Сижу я как-то в ресторане, жду интервью с двумя топ-менеджерами, ожидаю увидеть двух клерков в «Зенье» и «Бриони», и тут ко мне направляются ребята в олимпийках. И главное - смотрятся естественно, глазу не больно. Еще несколько лет назад такие «олимпиады» в публичных местах были невозможны.

В 90-е дутые куртки «Чикаго буллс» информировали окружающих о роде занятий, а спортивный костюм сообщал человеческому организму криминальный оттенок.

Теперь на светских раутах публика бродит в вечерне-спортивном: в олимпийках с порядковым номером. Мелькают названия команд на теннисках, заветный вензель D и B (Дэвид Бекхэм) украшает чью-то не очень спортивную грудь. В офисы люди в черном надевают бейсболки под пиджак. Да ладно рауты: в метро спешат нормальные люди в спортивной одежде - и они не опаздывают на тренировку.

Мир увлекся спортом, как в 20-е и 80-е. А любовь к спорту всегда ведет к упрощению стиля и совершенствованию материалов: начинаются изобретения фасонов и волокон, в которых двигаться лучше. Так мода двигалась от Шанель с ее трикотажем-джерси до Аззедина Алайи, «короля стрейча».

- Спорт стал элементом шоу-бизнеса, - считает дизайнер Максим Черницов. - А спортсмены личным примером диктуют моду. Во-вторых, и мода влияет на здоровый образ жизни. Следить за здоровьем и чувствовать себя комфортно - девиз мегаполисов. Спортивная одежда ценится как максимально удобная, она создается из дышащих, проницаемых, эластичных тканей и при этом становится нарядной. То есть идет взаимопроникновение с повседневной одеждой. Олимпийка - культовый предмет одежды: она максимально комфортна. Люди устали от жестких пиджаков, а олимпийка даже удобнее свитера, поскольку ее можно расстегнуть. Некоторые дизайнеры делают ее объемной, а мне нравятся элегантные, приталенные олимпийки из хлопка и эластана, которые создают изящный силуэт. Они прекрасно сочетаются с трикотажем и джинсами. И если просто спортивные штаны ассоциируются с фитнесом, то их элементы вовсю цитируются в коллекциях прет-а-порте: это и трикотажный пояс, и бриджи с трикотажными манжетами, и затяжка на шнур.

В общем, чую, скоро в ход пойдут и родные майки, заправленные в трусы. Модные люди будут напоминать «Джентльменов удачи». И если кто-то на улице спросит: «А «Динамо» бежит?» - можно смело отвечать: «Все бегут!» Мир бежит, короче.

/САША ДЕНИСОВА/

 

ЧТО ПРЕДЛАГАЮТ

Удар в лунку

Рекламщики ищут успешного человека (надо же кому-то продавать дорогие машины и домашние кинотеатры), а находят франтов и бездельников

 

Вообще, иномарки в России продаются как никогда хорошо, и количество автомобильной рекламы растет день ото дня. Вслед за наиболее активными Nissan, Lexus, Hyundai в гонку за покупателями включилась и Mazda.

Сюжет: изящная, сверкающая на солнце Mazda 6 элегантно шуршит по дороге. За рулем эдакий улыбчивый Джеймс Бонд. Но он ничего не взрывает, а въезжает на парковку гольф-клуба. Достает из машины клюшки для гольфа и начинает игру с другими, хорошо одетыми и откормленными людьми. Герой бьет по мячу, который (о ужас!) летит прямо на автомобильную стоянку. Мяч ударяется в боковое стекло Mazda 6, потом шлепается на капот, но - о чудо! - мячик не только не деформирует машину, но удачно отлетает прямо на поле и, естественно, закатывается точно в лунку. Текст на экране: «Mazda 6 - яркая игра».

Да, есть у меня знакомые, которые в состоянии купить себе Mazda 6. Но ни один из них не играет в гольф. Более того, они ничего не знают об этой игре и, будь у них свободное время, потратят его не на клюшки и шарики.

Вопрос: почему создатели ролика о Mazda 6 сделали его героев участниками игры, о которой в России подавляющее большинство населения, в том числе и преуспевающие люди, имеют смутное представление? Ответ: они пытались создать образ богатого человека. Ведь на Западе этот персонаж регулярно ходит в гольф-клуб. А те, кому это не по карману, мечтают туда попасть. Кроме того, они стремятся ездить на престижных машинах определенных марок, жить в определенного типа коттеджах, отдыхать на определенных курортах. Образ удачливого человека в западном социуме очень конкретен. Что и дает тамошним рекламщикам очень четкие ориентиры.

Но кто такой преуспевающий человек в России? Чем увлекается? Где отдыхает, на каких машинах ездит? Непонятно. Совершенно не ясно, чем он занимается. Похоже, делает бизнес. Какой? Опять проклятая неизвестность. Паркер как-то писал, что у нас в России делание бизнеса равно таинственному действу под условным обозначением «заниматься любовью». А уж что там происходит меж героями - колотят ли они друг друга сковородками или слились в страстном лобзании - секрет. То же и с бизнесом. Успешный человек сегодня многолик, и все потому, что к храму мамоны ведет множество дорог. Один крышует палатки, называя это непонятным словом «аутсорсинг». Другой света белого не видит, производя платы для компьютерных систем. Третий подписывает бумажки на подключение газа в родном Подмосковье. И может, в сущности, не уметь ничего другого, кроме как выводить закорючки в конце документа. Четвертый - дитя западных офисов, просвеченных насквозь белым галогенным светом и фальшью формальной доброжелательности.

Вот и вопрос: к кому обращаются производители отечественных роликов, рекламирующих дорогие товары?

Во-первых, «один такой» лежит на палубе яхты в объятиях двух красавиц. Другой пьет пиво на крыше небоскреба. Отличительные черты - белая сорочка (намек на причастность к офисной жизни) и медитативные шарики в руке. Третий персонаж в хорошем костюме в окружении телохранителей совершает пешую прогулку в ожидании, пока неизвестная девушка не метнет ему из толпы спасительные таблетки от желудка. Четвертый ездит в машине с эскортом мотоциклистов. Почему-то по кругу. Пятый тип купил телевизор и с ехидцей сообщает, что «она (подруга, стало быть. - «О») думает, что я купил его для нее». Глупая женщина. Не тот он человек, чтобы баловать ее плазменной панелью. Сам смотреть будет. Все герои молоды, щеголеваты и слегка небриты. И, судя по всему, имеют тьму свободного времени.

В поисках героя нашего времени рекламщики попытались приставить к носу Ивана Петровича губы Семен Иваныча. Получили прожигателя жизни.

/ГЕОРГИЙ АЛЕКСЕЕВ/

 

ЧТО ЕДЯТ

Смерть нарезке!

За 10 лет наши рестораны и их посетители проскочили несколько кулинарных этапов

 

Этапы большого пути - от салата оливье к утиному террин с грибами шиитаке и фланом с привкусом фуа-гра. Мой знакомый парижанин даже записал название на листочке. «У нас просто любят вкусно поесть, - сказал он. - А у вас это целый спектакль, даже если место не самое дорогое». «Да, - ответила я, - мы творческие люди». - «Да нет, вы просто долго не видели ничего хорошего. И теперь догоняете. Но все равно вкусно…»

Меню - это документ эпохи. Оно ничего не утаит: ни роста зарплаты, ни перемен во вкусах, ни даже повальной борьбы с лишним весом.

Игорь Бухаров, президент федерации  рестораторов и отельеров, рассказывает, что за последние 10 - 15 лет изменилась сама основа меню. «Рестораторы стали использовать продукты более высокого качества. И главное - экологичные. Второе - кухня стала легче. В ресторанах перестали использовать в больших количествах сливки, животные жиры. Зато в ходу  оливковое масло. Почему сейчас популярна итальянская и средиземноморская кухня? Она понятна. Она высокого качества. Там только натуральные продукты и минимум приготовления. Значит, люди стали заботиться о своем здоровье. Это видно даже по тому, что снизилось потребление водки, зато стали больше пить вина».

Изменилось не только меню. Сейчас и в ресторан ходят не так, как еще 15 лет назад. И не затем. Раньше - гуляли и отмечали. Теперь - едят.

Как-то незаметно мы проскочили кончину нарезки: нет больше такого ресторанного блюда. Колбасу и ветчину едят дома. Если ничего другого нет. Этап расширения ассортимента - в прошлом. Еще пять лет назад салат в меню, если это не «Театро» в «Метрополе» и не «Ностальжи», был представлен двумя-тремя видами. И кто мог знать, что салаты бывают горячие и холодные и совсем не с майонезом! А теперь в Le Gato вы обнаруживаете, что горячую утиную грудку можно класть на листья салата, и хуже они от этого не становятся. Там же выясняется, что фуа-гра - гусиная печенка, которую раньше в нашей стране готовили исключительно со сметаной, - деликатес, который отлично идет с ананасами и сладким соусом. После расширения ассортимента, сначала за счет простого, потом за счет сложного, пришла мода на итальянские и французские рестораны. И к ней уже привыкли.

Сегодня рестораторы выписывают шеф-поваров и превращают наше желание хорошо поесть в шоу. В кулинарное приключение. В погоню за новыми вкусовыми сенсациями. Новые блюда, как модные коллекции, рекламируются на растяжках по всему городу, а меню меняется в зависимости от сезона, времени года и желаний клиентов. Не идет русская кухня? И вот ресторан «Семь пятниц», презентующий себя как заведение традиционной русской кухни, вводит в меню террин из гребешков и креветок с прослойкой из водорослей нори. Нашу оленину они поженили с итальянскими тальятелли, приправив это дело их розмарином и нашими боровиками. Вовремя сообразили, что время «чистых» национальных кухонь в Москве прошло и клиент хочет эксклюзива, не важно, насколько это соответствует классической рецептуре.

/ИРИНА БУЙЛОВА/

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...