Коротко


Подробно

Культпоход

После летних гастролей в большинстве театров - новый сезон. Встреча с прекрасным стоит сегодня дорого


/ Кирилл ЖУРЕНКОВ /


Сегодня театр начинается не только с вешалки, но и с чашки кофе, выпитой в буфете, программки, прочитанной в удобном кресле, и встреченных по пути в зал смотрителей. Не секрет, что для многих россиян важно не только увидеть «Лебединое озеро» в Большом, но и побывать в его буфете или посмотреть на «тот самый зал».

«Сопутствующие услуги далеко не самоцель театра или концертного зала, но они, однозначно, должны быть на хорошем уровне. Зритель стал обращать на это больше внимания»,-подтверждает заместитель генерального директора Государственного Кремлевского дворца Ирина Завьялова.

Руководство театров утверждает, что сопутствующие услуги не приносят значительного дохода, и этому можно верить. К примеру, зрителей обычно кормит сторонняя организация, которая взяла один из залов в аренду под буфет. Поэтому влиять на качество обслуживания и уровень тамошних цен театру удается лишь в незначительной степени. Зато дизайн программок и билетов находится на контроле у театрального руководства и становится дополнительным бонусом для зрителя. Всегда приятно сохранить на память либретто, оформленное с фирменными завитушками.

Конечно, если вы съедите бутерброд с икрой и купите программку, то поход в театр обойдется дороже. Насладиться «Лебединым озером» можно как за 20, так и за 3000 рублей. Причем стоит обратить внимание, к примеру, на «лебединый фактор»: посмотреть балет, где лебедей не 36, а 48, обойдется дороже.

 

АНАТОЛИЙ ИКСАНОВ

генеральный директор Государственного академического Большого театра России:

Люди приходят к нам не каждый день, поэтому любой поход в театр должен быть настоящим праздником. И это зависит не только от спектакля. Необходимы кондиционеры и удобные кресла, красивые программки, вежливый персонал, возможность заказать билет через интернет, с доставкой на дом. Нельзя забывать и об инвалидах. У нас, в Большом, они теперь могут без труда заехать в зал на инвалидном кресле или воспользоваться специально оборудованным туалетом, лифтом.

И дело вовсе не в финансовой стороне. В прошлом году так называемые собственные доходы Большого театра (то есть от продажи билетов, программок, сдачи помещений в аренду) составили всего 35% от его бюджета. Кстати, примерно такое же соотношение наблюдается и в европейских театрах. Так что наша главная забота - удобство зрителя, а не собственное обогащение. Хотя, конечно, получив максимум комфорта, он скорее всего вернется к нам снова.

Я бы и дальше работал в этом направлении. Мне нравится, что в Ковент-Гарден можно приехать за несколько часов до представления и пообедать в расположенном там ресторане. Мне приятно видеть в парижской Гранд-опера или в нью-йоркской Метрополитен-опере молодых служителей и билетеров (у нас их возраст, к сожалению, достаточно преклонный, что связано с невысоким уровнем заработной платы). Такие вещи я бы переносил на российскую почву. И в принципе, это получается: с некоторых пор цветы после спектакля у нас выносят не бабушки, сгибавшиеся под тяжестью огромных букетов и корзин, а молодые люди во фраках.

Конечно, театр сегодня меняется. Он становится более демократичным, зрители часто приходят в джинсах и цветных рубашках, что раньше было невозможным. Для многих поход в театр больше не ритуал. И все же таинство театра остается. Когда перед представлением в зале гаснет свет, это всегда очень волнующе, где бы вы ни были - в Нью-Йорке, Париже или Москве.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение