Коротко


Подробно

МАНДАРИНОВЫЙ ВОЖДЬ И БЕЗ ОЧЕВИДЦЕВ

МАНДАРИНОВЫЙ ВОЖДЬ

На выборах в Абхазии во второй раз одержал победу лидер оппозиции гендиректор «Черноморэнерго» Сергей Багапш, в конце 90-х годов возглавлявший абхазское правительство. Его политическая карьера началась еще в 80-е, когда Багапш, по профессии ученый агроном-плодоовощевод, возглавлял райком партии в одном из самых «сложных» районов Абхазии — Очамчирском. Время было перестроечное, и, как мудрый политик, Багапш предпочел возглавить силы освободительного движения, а не противостоять им. Он участвовал во всех массовых акциях населения, но при этом старался не допускать кровопролития. Основа его авторитета — как взвешенного руководителя — закладывалась именно тогда. Накануне абхазско-грузинского конфликта 1992 — 1993 годов Сергей Багапш — уже одно из главных действующих лиц в Сухуми — вместе с Ардзинбой. В августе 1992 года Багапш по поручению Ардзинбы лично летал в Тбилиси, чтобы отговорить Шеварднадзе от ввода войск в Абхазию; с началом войны Багапш вместе с ополченцами был в горящем Сухуми... В 90-е годы он был вице-премьером, премьером Абхазии. Госсектора, которые курировал Багапш, работая в правительстве, — энергетика, коммуникации, банки.

Несмотря на разговоры о «нелояльности» Багапша по отношению к России, факты свидетельствуют об обратном. Так, в 1994 году в Абхазии была принята новая Конституция, на должность вице-президента в многонациональной республике претендовали представители русской, армянской и грузинской общин. Багапш прилагал тогда все силы, чтобы продвинуть в вице-президенты выдающегося русского ученого, историка и археолога Юрия Воронова, которому, правда, достался в результате пост вице-премьера по социальным вопросам. После загадочной болезни, которая надолго выбила Багапша из колеи (лечился в Москве, перенес несколько сложных операций), он вернулся в Абхазию, где и возглавил оппозицию, которая привела его к победе. Несмотря на победу Багапша, в республике по-прежнему сохраняется ситуация двоевластия, и это для Абхазии представляет серьезную опасность. «Победитель выборов в Абхазии есть, но побежденных быть не должно», — говорят здесь.

Сергей БАГАПШ, новый президент непризнанной республики Абхазия, уверен, что республика сделала важнейший выбор

Мы попросили прокомментировать ситуацию с выборами самого известного в России абхазца писателя Фазиля ИСКАНДЕРА: — Я доволен, что в Абхазии все кончилось мирно, и слава богу. Примерно такого конца я, кстати, и ожидал. У российской же власти, судя по всему, не было четкого представления о степени популярности обоих кандидатов в президенты Абхазии. Сейчас политтехнологи пытаются объяснить свои просчеты каким-то загадочным характером абхазцев — будто бы они непредсказуемы и так далее. Это все басни. У абхазцев нет никакой особой загадки. Манипулировать ими можно в той же степени, что и другими народами. Другое дело, что абхазцы гораздо откровеннее выражают свое недовольство или реагируют на несправедливость — с их точки зрения. Одно время мне было очень тревожно за Абхазию. Лично я там давно не был, но видел и чувствовал, что там много недовольных, а поскольку на руках много оружия, все могло закончиться очень плачевно и гораздо более драматично. Я абсолютно не верю в то, что один из кандидатов для России был настолько же хуже, насколько второй лучше. Как и не верю в то, что избрание одного из них может кардинально изменить отношения с Россией. Трудно сказать, как будет ситуация развиваться дальше. Но отношения Абхазии с Россией, по-моему, нормализуются очень быстро. Что же касается отношений с Грузией, то тут все зависит от степени миролюбивости ее руководителей в отношении Абхазии.

Андрей АРХАНГЕЛЬСКИЙ

БЕЗ ОЧЕВИДЦЕВ

Cергей Мостовщиков, теперь уже экс-главный редактор «Нового очевидца», снова проиграл. Журнал «Нью-Йоркер» был основан Гарольдом Россом в 1925 году и существует до сих пор. Полностью, вопреки здравому смыслу и копирайту, скопированный с него «Очевидец» просуществовал четыре месяца. Впрочем, уже летом 2004-го, при запуске журнала, было ясно, что если и есть что удачное в этом проекте, так это сама перспектива для приближенных к таинству бизнес-плана посидеть некоторое время под денежным деревом. По официальной информации, с его веток на редакцию свалилось $1,5 млн за четыре месяца. Гонорары журнал платил с тем пленительным размахом, что свойствен был, должно быть, атмосфере отступающей белой армии в 1920-м — все равно уж все пропало, так зачем мелочиться? Тысяча долларов за статью — этот последний пир 1990-х был недолгим, зато впечатляющим. Все кончилось, вероятно, в тот момент, когда стали ясны итоги подписки и была подведена черта под заключением годичных рекламных контрактов.

Уточнить детали у издателя журнала Паолы Мессана и главреда Сергея Мостовщикова нам не удалось — их телефоны не отвечают. Писатель же Александр Кабаков, замглавного, видит ситуацию чуть иначе: «Для того чтобы культурный продукт начал окупаться, нужно длительное время: необходимо приучать аудиторию, рекламодателей. «Нью-Йоркер», кстати, был убыточным десятки лет. Такого времени нам не дали». Кстати, кредит «Раффайзенбанка» на $1,5 млн, взятый под проект «Очевидца», по словам Кабакова, будет погашен. Закрытие журнала обозначило финал целой медиа-эпохи. «Новый очевидец» и ему подобные проекты представляли в глазах бизнеса сколько-нибудь интеллектуальную журналистику как таковую. В то, что она может быть другой, они теперь уже никогда не поверят. Впрочем, Александр Кабаков и теперь уверен, что Мостовщиков не останется невостребованным... «Да и я тоже», — добавил писатель.

Евгений ЗЕЛЬЦЕР

В материале использованы фотографии: Владимира ПОПОВА/ИТАР-ТАСС, Дмитрия ЧЕБОТАРЕВА/ИТАР-ТАСС

Журнал "Огонёк" от 23.01.2005, стр. 10
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение