ПОД «КОЛПАКОМ»

Громкие процессы 2004 года над людьми, обвиняемыми в разглашении государственной тайны, заставили нас вспомнить о тех, кто действительно предавал Родину

ПОД «КОЛПАКОМ»

Газеты и журналы Рима и Милана живут в ностальгии о временах минувших, с тоской вспоминают о том, как можно было во всех грехах обвинить КГБ и ГРУ: в диверсиях и контактах с «красными бригадами», в покушениях на Папу Римского (1981) и премьера Альдо Моро (1978), в подготовке боевиков, финансировании разных агентов коммунизма и множестве других зол. Зол теперь меньше, пропаганда продолжается. Особый интерес — к войне разведок.

Сотрудника военной разведки полковника О. Пеньковского в 1960 году не пустили в командировку в Индию под тем предлогом, что он скрыл белогвардейское происхождение отца. По словам Пеньковского, это и подтолкнуло его к сотрудничеству с иностранными разведками

Американцы закрыли офис ЦРУ в Риме. А ушли ли и куда русские, у которых никогда и нигде на Западе не было официальных разведцентров, но разведчики были, есть и будут под самыми различными прикрытиями? В форме и без, в фуражках, кепи, шляпах и шляпках, даже в шапочках кулинаров и спортсменов. Это — не секрет, секрет — их деятельность, о которой мы узнаем только «глубоко потом». Как-то бывший директор ЦРУ Хелмс сказал: «Вряд ли все эти люди бежали только по идеологическим причинам или из-за денег, ведь сотрудники КГБ были элитой и жили лучше, чем кто-либо другой в СССР. Вероятно, у них были некие психологические проблемы, именно это и подтолкнуло их на предательство».

В конце 1990-х в Венеции проходила конференция, посвященная отношениям государств Запада и Востока. Мне был задан вопрос: могу ли я признать факты бегства за рубеж разведчиков КГБ и ГРУ как деградацию идеи, коррупцию, падение духа патриотизма? Я ответил, что в разведку идут романтики, аналитики и чаще всего — патриоты. Но это не означает, что в семье не без урода. И не важно, по какой причине происходит это уродство. За 1918 — 2003 годы перебежчиков было более ста. Но не меньше, а больше было тех, кто перешел с Запада на Восток.

Но вопрос был о «наших» предателях.

Начальник Морского регистрационного управления Левицкий, его помощник Сыробоярский и начальник военно-морского контроля Абрамович в октябре 1918 года связались с английской разведкой и стали поставлять информацию о боеготовности Военно-морского флота России.

Сотрудник Разведуправления в Финляндии А. Смирнов — один из первых советских нелегалов за границей. В начале 1922 года ему сообщили, что его младший брат расстрелян за принадлежность к организации «экономических вредителей», а мать и другой брат бежали в Бразилию. После этого он отправился к финским властям и сдал всех известных ему агентов в Финляндии. Советский суд приговорил Смирнова к расстрелу. Финские власти дали ему два года тюрьмы. После отсидки Смирнов отбыл в Бразилию.

Сотрудник Разведуправления в Австрии В. Нестерович (Ярославский) — первый оставшийся за границей «из-за политических разногласий с властью». Был нелегалом в Вене, координировал работу на Балканах. После взрыва в Софийском кафедральном соборе по заказу Коминтерна прекратил работу на ГРУ и уехал в Германию. Там успел связаться с представителями английской разведки. В августе 1925 года был отравлен в одном из кафе города Майнца.

Агент ОГПУ Э. Опперпут-Стауниц работал на белогвардейцев во Франции. В 1927 году перешел советско-финскую границу, намереваясь взорвать дома в Москве, где жили сотрудники госбезопасности. Взрывы были предотвращены, а Опперпута убили в перестрелке. Был двойным агентом.

Секретный агент ОГПУ А. Биргер (Максимов) во время Гражданской войны был начальником хозчасти армии, уволен за хищения. Но он был двоюродным братом Блюмкина, который и устроил его в ОГПУ. (Яков Блюмкин убил посла Германии в России Мирбаха и чуть не сорвал Брестский мир, но был спасен Троцким.) Максимов бежал в Персию. Погиб в 1935 году при странных обстоятельствах — упал с Эйфелевой башни.

Сотрудник ИНО ОГПУ на Ближнем Востоке Г. Агабеков в конце января 1930-го обратился к английским властям в Стамбуле с просьбой предоставить ему политическое убежище. По его наводке в 1930 году только в Иране было арестовано более 400 человек, из которых четверых расстреляли. Агабеков предал известную ему агентурную сеть не только в Иране, но и на всем Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Обстоятельства его смерти летом 1938-го до сих пор не известны. По одной из версий, его сбросили в пропасть где-то на франко-испанской границе.

И. Порецкий (Людвиг, Рейсс) — известный разведчик ИНО НКВД. В 1936 году узнал о тайной подготовке соглашения между СССР и гитлеровской Германией, решил порвать с Советским Союзом в 1937 году, о чем честно написал своему начальству. В Швейцарию, где тогда находился Порецкий, прибыла группа ликвидации и расстреляла чету Порецких.

Работник ИНО НКВД в Гааге В. Кривицкий (Гинзбург) в 1937 году объявил себя невозвращенцем по тем же причинам, что и Порецкий. Для его ликвидации также была отправлена спецгруппа. Но французские власти приставили к нему охрану. Он уехал в США, где в 1938 году предал гласности планы Сталина — Гитлера. В 1941-м тело Кривицкого было обнаружено в гостиничном номере.

Начальник УНКВД по Дальневосточному краю комиссар госбезопасности III ранга Г. Люшков стал первым высокопоставленным чекистом, испугавшимся чисток и бежавшим за рубеж. Перешел госграницу СССР и сдался японцам в 1938 году. Стал гражданином Японии Ямогучи Тосикадзу. Когда советские войска вступили на территорию Маньчжурии, японцы предложили Люшкову добровольно уйти из жизни. Он отказался и был убит.

Офицер ГРУ И. Ахмедов был одним из тех, кто проводил довоенные чистки в зарубежных резидентурах Разведуправления. После 1940 года стал резидентом в Турции, а в мае 1942-го неожиданно явился в турецкую полицию c желанием сдаться. После окончания войны принял ислам, в 1948-м оказался в США. Работал консультантом в разведшколе. Написал книгу «Побег татарина из разведки Красной Армии».

Шифровальщик ГРУ И. Гузенко стал первым перебежчиком на Запад в Канаду после победы над Германией в 1945 году. Предал четырнадцать человек, входивших в агентурную сеть ЦРУ. Умер в 1982 году.

Подполковник ГРУ П. Попов в 1951 году работал в Вене и влюбился в австрийку. В 1953-м стал сотрудничать с ЦРУ и был первым агентом ЦРУ в спецслужбах СССР — «кротом». В декабре 1958-го его арестовали и в 1960-м приговорили к смертной казни.

Подполковник Р. Хейханен (Вик) с 1951 года работал в Финляндии, потом — в США. Растратил 5 тысяч долларов и во время очередной поездки во Францию сдался в американское посольство. Рассказал об одном из самых известных советских агентов — Абеле (Фишере). В 1964-м при странных обстоятельствах погиб в автомобильной катастрофе.

Сотрудника военной разведки полковника О. Пеньковского в 1960 году не пустили в командировку в Индию под тем предлогом, что он скрыл белогвардейское происхождение отца. По словам Пеньковского, это и подтолкнуло его к сотрудничеству с иностранными разведками. В 1961-м подписал обязательство работать на американское и английское правительства. По официальным данным, только за 1962 год передал на Запад 5 тысяч снимков и более 7,5 тыс. страниц секретных материалов о ядерной программе СССР, Военно-воздушных силах и планах во внешней политике. Арестован в октябре 1962-го, осужден и расстрелян.

Один из руководителей отдела кадров военной разведки генерал-майор Д. Поляков. Причины его предательства до сих пор не понятны. Сам он говорил, что просто любит риск. За 20 лет выдал 19 советских разведчиков, 150 агентов-иностранцев и примерно 1500 офицеров ГРУ и КГБ в России. Он рассказал о китайско-советских разногласиях, передал американцам данные о новом вооружении, что помогло американцам уничтожить это оружие, когда оно было использовано Ираком во время войны в Персидском заливе в 1991 году. Выдал Полякова Олдрич Эймс в 1985-м. Его арестовали в 1986-м и расстреляли в 1988-м. За Полякова просил на встрече с Михаилом Горбачевым президент США Рональд Рейган. Но Горбачев ответил, что человек, за которого просит американский президент, уже мертв.

Фотограф ГРУ и фототехник международного отдела ЦК КПСС Н. Чернов, занимая с 1963 года должность технического служащего фотолаборатории 1-го спецотдела военной разведки, передал американцам тысячи фотодокументов о деятельности наших резидентур в США, Великобритании, ФРГ, Франции, Японии, Италии, Бельгии, Швейцарии. Его арестовали лишь в 1990-м, посадили на 8 лет, но через полгода помиловали. Вскоре он умер от рака желудка.

Полковник КГБ В. Пигузов завербован ЦРУ в Лаосе, где был консулом в посольстве СССР (я знал его по Вьетнаму). Осужден и расстрелян в 1986-м.

 

За генерал-майора Полякова просил на встрече с Горбачевым президент США Рональд Рейган. Но Горбачев ответил, что человек, за которого просит американский президент, уже мертв



Капитан КГБ Ю. Носенко остался в Швейцарии в 1962 году, работал на США. В СССР его заочно приговорили к смертной казни. До конца 80-х работал консультантом в ЦРУ, затем вышел на пенсию.

Сотрудник нью-йоркской резидентуры внешней разведки, Герой Советского Союза А. Кулак предложил свои услуги ФБР в 1962 году. По 1970 год передавал сведения о сотрудниках КГБ в Нью-Йорке, об интересах КГБ в научно-технической сфере и производстве вооружений. Умер от рака в 1983-м, а в 1985-м Эймс сообщил о его предательстве.

Капитан КГБ О. Лялин в 1971 году начал работать на британскую разведку МI-5. Передал англичанам планы советской разведки в Лондоне, раскрыл агентурную сеть в Англии. В СССР был приговорен к расстрелу. 23 года жил вместе с женой в Англии и умер в 1995-м.

Двойной агент КГБ и МI-5 Олег Гордиевский (слева) и знаменитый «взломщик кодов» англичанин Алан Стрипп

Подполковник КГБ О. Гордиевский стал работать против советской разведки с 1974 года в Дании. В 1980-м был отозван в Москву. Ему поручили подготовить документы по истории операций ПГУ в Англии, Скандинавских странах и Австралийско-Азиатском регионе. Во время визита Горбачева в Великобританию в 1984 году лично поставлял ему разведданные. Еще раньше их получала Маргарет Тэтчер. В 1985-м его выдал Эймс. Будучи в Москве под строжайшим наблюдением, Гордиевский сбежал. Живет в Лондоне, стал популярным благодаря своим книгам. В одной из них — «Последняя остановка — расстрел» — писал об авторе этой публикации, с которым учился на одном курсе в МГИМО.

Предатель — он во всем предатель.

Полковник военной разведки С. Бохан с 1976 года работал на ЦРУ. В 1985-м о его работе на ЦРУ рассказал Эймс. Находившийся в тот момент в командировке в Греции Бохан почувствовал слежку и с помощью сотрудников ЦРУ бежал в США, где живет до сих пор.

Сотрудник военной разведки В. Суворов (Резун) с 1974 года работал в Женеве.

В 1978-м вместе с женой и маленьким сыном исчез из посольского дома. Сегодня известен как писатель-историк, автор книг «Ледокол» и «Аквариум».

Майор внешней разведки С. Левченко с 1975 года был сотрудником ГРУ в Токио. В 1979-м его отозвали в Москву. Но он остался в Японии, а потом перебрался в США. В 1981-м в СССР его приговорили к расстрелу. Выпустил несколько книг в США, работает на газету «Новое русское слово».

Майор КГБ В. Шеймов с 1971 года работал в одном из самых секретных управлений КГБ, занимавшемся шифровальными системами разведки и контрразведки.

В 1979-м в Варшаве вышел на контакт с агентами ЦРУ, в 1980-м его вывезли в США. Москва искала его пять лет, считая, что Шеймов пропал без вести. Лишь в 1985-м выяснилось, что он бежал. Все эти пять лет системы шифрования в КГБ не менялись, и о них знали в ЦРУ. В конце 80-х Шеймов выступил с утверждениями о причастности КГБ к покушению на Папу Римского в 1981 году.

Сотрудник научно-технической разведки ПГУ В. Ветров стал работать на французскую разведку в 1980 году. Передал французам тысячи документов, имевших гриф «Совершенно секретно». В 1982 году, будучи пьяным, убил человека и был осужден на 15 лет. В тюрьме неожиданно признался в шпионаже, его снова судили и расстреляли в 1985-м.

Майор внешней разведки В. Кузичкин в 1977 году стал работать нелегалом в Тегеране. В 1982-м накануне приезда комиссии из ПГУ КГБ вдруг не обнаружил секретных документов в своем сейфе, испугался и решил бежать. Политическое убежище ему предоставили англичане. По сообщениям Кузичкина, в Иране была разгромлена партия Тудэ, сотрудничавшая с КГБ. Кузичкин был приговорен в СССР к расстрелу. В 1986 году его пытались убить. Тогда же его супруга, остававшаяся в СССР, получила от КГБ свидетельство о смерти мужа. Но в 1988-м Кузичкин «воскрес», писал прошения о помиловании — Горбачеву, народным депутатам, а в

1991-м — Ельцину. Прошения остались без ответа. Следы Кузичкина проявлялись в Риме, его якобы видели на мессе Иоанна Павла II в соборе Святого Петра.

Лейтенант КГБ В. Макаров работал в управлении шифрования КГБ. В 1985 году он вышел на СИС (британская разведка). Пока англичане раздумывали, стоит ли верить Макарову, его арестовали. Поскольку он не успел передать за границу никаких важных документов, его осудили на 10 лет. В 1992-м освободили по амнистии, он эмигрировал в Англию. Там долго пытался добиться от СИС пенсии, но не смог. Работал садовником и получал пособие.

Сотрудник КГБ В. Юрченко, находясь в короткой командировке в Италии, в 1985 году вошел в контакт с сотрудниками ЦРУ. Был переправлен в США. Сообщил данные о расследовании дела Гордиевского, а также о новых технических средствах советской разведки, выдал 12 агентов КГБ в Европе. Неожиданно в том же году сбежал от американцев и появился в посольстве СССР в Вашингтоне. Сказал, что в Риме его похитили, а в США под влиянием психотропных средств выкачивали информацию.

Сотрудник резидентуры внешней разведки Г. Вареник в 1982 году начал работать в Бонне под прикрытием корреспондента ТАСС. Растратил 7 тыс. долларов и обратился в ЦРУ с предложением о сотрудничестве. Передал ЦРУ информацию о трех советских агентах в правительственных кругах Германии. В 1985-м его отозвали в Восточный Берлин и арестовали. В 1987-м расстрелян.

Сотрудник ПГУ КГБ по научно-технической разведке С. Илларионов в 1981 году начал работать в Италии, с 1990-го — в должности вице-консула в Генуе. Тогда же стал сотрудничать с ЦРУ, а в 1991-м решил скрыться в США. Рассказал о 28 агентах КГБ в Италии. Из них большинство, как выяснилось, таковыми не были. В агенты зачислял всех своих «болтливых» знакомых...

Михаил ИЛЬИНСКИЙ

В материале использованы фотографии: AFP/EAST NEWS, CORBIS/RPG
Книга «Записки светского агента 007» историка и журналиста Михаила Ильинского, почти полвека проработавшего корреспондентом «Известий» в странах Западной Европы и Востока, готовится к выходу в издательстве «Молодая гвардия»

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...