4 ДИСКА ДЕКАБРЯ

Евгений Гришковец и группа «Бигуди»

4 ДИСКА ДЕКАБРЯ

«Петь». Легкие Records

Жанр «говорим под музыку» очень удобный, напоминает сайт в интернете: необходимо время от времени только делать refresh (обновление). Дико рекламоемкий: с третьим альбомом уже можно «заряжать» тур по стране. Это будет, вероятно, второй пик Гришковца (у медийных звезд бывает только два пика популярности, гласит теория шоу-бизнеса). Если раньше говорили — «это о вечном», то тут альбом — «о второстепенном», но не менее важном. По-научному Гришковец занимается «деконструкцией смысловых и речевых штампов». Например, вещь «Извини» — о том, как люди при помощи телефона пытаются спастись от одиночества: «Але, че делаешь? А, ну извини, я попозже... Приветик, это я... как раз мимо ехал, думал тебя захватить. Да? Ну извини». Или вот типичный диалог между разумом и душой: «Ну че ты хотел? А как ты хотел?» Но наиболее сильные вещи — это те, где Гришковец работает с одной «знаковой» фразой: «Это частная вечеринка. Пам-пам-парам. Извините, это ЧАСТНАЯ вечеринка». Такая легкая игра в антибуржуазность. На самом деле в жизни такое слышишь крайне редко, и официанты ресторана сообщают тебе об этом не надменно (как у Гришковца), а с сочувствием: ведь клиент с улицы всегда выгоднее, чем корпоративный. Маленькая — не в обиду — правда капитализма.

«Сплин»

«Реверсивная хроника событий». Мистерия звука

Музыкальный критик Алексей Мунипов недавно очень точно заметил, отчего русский рок потерял былую силу: пропало ощущение, «что на сцене творится что-то чрезвычайно важное». Вот. Вначале сами музыканты перестали считать себя чем-то важным, потом слушатели, в результате ощущение важности исчезло вовсе. Альбом «Сплина» в какой-то мере есть попытка реабилитировать понятие «важности происходящего». Я бы сказал, что альбом этот — наиболее адекватная реакция на происходящее за окном. Подумалось даже, что высшая сила присылает некоторые группы с одной известной ей целью: например, только теперь стало окончательно ясно, зачем был «нужен» унылый и однообразный голосочек Васильева, вот когда он пригодился. Чтобы повторять исступленно строки из «Семь восьмых»: «диктор читает новости» и «падали люди замертво» — очень точное сочетание... БГ, который дошел до степени озверения Егора Летова. «Сидели и курили» — вещь уровня цоевского «Бездельника» и прочих road-songs (то есть песен о хождениях), только без щенячьей радости. Антиглобалистская зарисовка «Лабиринт» — однообразные гитары в духе Яны Дягилевой: «Горит под ногами планета Земля». Наконец, песня «Бериллий»: «Я не живу — я слежу за собственной жизни развитием». Точнее о нас и не скажешь.

Эминем

Encore. Interscope Records

Хитрые чуваки в Белом доме, понимая, что ненависть к Америке будет возрастать пропорционально ее мощи, приняли в свое время мудрое решение: опередив америкофобов из других стран, они запустили в эфир пару собственных подонков, которые искренне смешивают родину с грязью. Эминем — типичный пример такого контрпиара, у него нашим политтехнологам еще поучиться. В песне Mosh Эминем призывает к восстаниям, требует от Буша вывода войск из Ирака и сравнивает его с бен Ладеном. В другой композиции достается Майклу Джексону. В Puke — бывшей жене музыканта (там такие звуки, что просто страшно озвучить). Другие песни — о том, как тяжело в Штатах обстоит дело с порнухой и полицейским насилием по отношению к извращенцам (!) Песенка о покупке пистолета иллюстрируется книжкой-обложкой, выполненной в манере фотокомикса: Эминем расстреливает богатую публику, пришедшую к нему на концерт. Типа вы меня любите, а я вас все равно ненавижу! Что поразительно, делает он это крайне политкорректно: среди «убитых» поровну афроамериканцев, азиатов, толстых и инвалидов. Подобно кока-коле и пепси-коле есть индустрия любви и индустрия ненависти. Обе они производятся на одном заводе по имени Америка, и доходы от них идут в один карман. Не приведи господи видеть американский бунт, прибыльный и политкорректный.

U2

How To Dismantle An Atomic Bomb. Universal

Странный альбом. Послушаешь и спрашиваешь себя: ну вот, будучи даже фанатом U2, ответь честно — лично тебя прет от него, заводит, хочется слушать еще и еще? Ответ отрицательный. Но как только рука тянется написать «никакой альбом», внутренний цензор вскипает: да ты на кого батон крошишь, ведь это же U2!!! Борцы за отмену долгов развивающимся странам! Да, глупо получается. Опять слушаешь, опять категорически не понимаешь, зачем все ЭТО. И опять внутренний цензор вскипает — да ты что, U2, трам-та-ра-рам!.. Борьба с аудиопиратами! В защиту животных! И вот тогда, колеблясь между равнодушием и уважением, рука уныло начинает выводить компромиссную банальщину, из которой и состоит большинство рецензий на альбом: «...по сравнению с прошлым... драйвовый трек с отточенным гитарным риффом... убийственно плотная ритм-секция... оглушительное крещендо... голос Боно тонет в сладкой патоке синтезатора...» А если правду сказать об альбоме, то... Нечему там тонуть. Утешает только, что на этот раз Боно если и поет о войне, то скорее о войне полов. «Пропасть между мужчиной и женщиной» — такая, кажется, тема там есть. А что, товарищи. Тоже тема важная, нужная.

Андрей АРХАНГЕЛЬСКИЙ

Диски предоставлены магазином «Пурпурный Легион»

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...