Коротко

Новости

Подробно

АВТОР ГИМНА

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

Одному из самых престижных и легендарных институтов страны — МГИМО — на нынешней неделе исполняется 60 лет. Накануне юбилея главный редактор «Огонька» Виктор ЛОШАК беседовал с выпускником и автором гимна Института международных отношений, министром иностранных дел России Сергеем ЛАВРОВЫМ


АВТОР ГИМНА

Лавров --студент

Вспоминая студенческие годы, вы не пугаетесь цифры: «35 лет назад...»?

— Как-то не думал об этом. Мы ведь с сокурсниками часто встречаемся, может быть, поэтому и студенческое время не кажется таким далеким.

А что повлияло на ваш юношеский выбор: родители, книги, романтика дипслужбы, что-то еще?

— Частично родители. Мама работала в системе Внешторга, и, понятно, многие домашние друзья были из этих сфер. Но возможно, главным оказалось то, что вступительные экзамены в МГИМО проводились на месяц раньше, чем в других вузах. Почему не попробовать? Я окончил школу с медалью, и сдавать мне требовалось лишь два экзамена. В то время, признаюсь, меня больше тянуло в МИФИ или в МФТИ. У меня были успехи в физике, но этот выбор больше определял наш учитель физики. Замечательный преподаватель и человек, ставший для всех нас и учителем, и другом. Даже поездки с ним на картошку превращались в праздник. Ну а когда меня уже приняли в МГИМО, я решил учиться здесь.

А как отнесся учитель физики?

— С пониманием.

И об этом, в некоторой мере случайном, выборе вы никогда не жалели?

— С тех пор не жалел. Эта работа мне понравилась с первых дней в институте и нравится до сих пор. Колоссальная возможность общаться с людьми, узнавать их точку зрения, сопоставлять и отстаивать свои позиции. Редкая профессия так заставляет самообразовываться и позволяет реализовываться, как эта. Дипломатия — это очень интересный вызов.

На Лаврова-студента не влияла элитарность МГИМО, ореол родственной избранности и отсюда — высокомерия, всегда витавшие над этим институтом?

— Наша компания, которая оказалась на восточном отделении, связями не отличалась. Да и наши сокурсники, дети известных родителей, фанаберией не страдали. Еще до начала учебы нас на месяц послали строить Останкинскую телебашню. Там, в котловане, мы и сплотились. Этот костяк курса потом стал основой нашего стройотряда. Хакасия, Тува, Якутия, Дальний Восток — где мы только не строили! А тогда на строительстве в Останкине появились и наши первые песни. Потом были непростые лыжные походы... Нет, знаете, эта жизнь не была свойственна тепличным детям. Да и вообще «детей-злодеев» (по Евтушенко) на нашем курсе не припомню.

Вы сказали о восточном отделении, но мы вас помним на другом направлении — ООН, Нью-Йорк.

— Действительно, моей специализацией была Шри-Ланка и первый язык сингальский. После института я и отправился старшим референтом в наше посольство в этой стране. Четыре года быстро там пролетели. Тем более Шри-Ланка была тогда спокойной: не гибли люди, не бушевал терроризм. Страна была так прекрасна с ее пляжами и высокогорными чайными плантациями, что легко верилось: именно сюда по легенде попал Адам, когда его изгнали из Эдема.

К началу дипломатической карьеры вы уже были женаты?

— Да, я женился на третьем курсе.

Знаете, Сергей Викторович, если бы вы и не стали министром, то все равно вошли бы в историю института как автор его гимна. Как случилось, что именно вы его сочинили?

С предшественником (Игорем Ивановым)С коллегой (Колином Пауэллом)

— Вспоминаю, что все начиналось с песен под гитару. С того, что каждый семестр мы писали и играли «капустники». Они стали так популярны, что повторять их приходилось уже не на курсе, а в большом актовом зале института. Так получилось, что «капустники» стали нашей традицией: собираясь каждые пять лет, мы ставим на злобу дня «капустник». Вот такой вечер встречи у нас был и в 1999 году. За два дня до него мы вернулись с Алтая, где сплавлялись на плотах. Отпуск заканчивался, нужно было возвращаться в Нью-Йорк. А тут звонят: не забудь взять на вечер гитару, ждем что-нибудь новенькое. Новенького не было, я и решил написать посвящение институту. Назвал гимном. Ректор Анатолий Торкунов, услышав, взял у меня текст, а потом предложил сделать гимном института. Интересно, что позже у меня оказались две записи исполнения этого гимна: институтскими музыкантами и сводным хором МВД. Студенты мне понравились больше.

Известно, что ваша студенческая компания никогда и не распадалась.

C руководителем (Владимиром Путиным)

— Многие-многие годы мы каждый сезон сплавляемся на плотах. Юра Кобаладзе, Андрей Багров, братья Малинины, Михаил Немойтин, Виктор Кононов, Андрей Терехов... Последние десять лет летаем на Алтай. Удивительные места, где наши друзья воспитывают ребят и учат их водным видам спорта. Каждый из нас, в частном порядке, этой спортшколе помогает.

Согласны ли вы, что в сравнении с советским временем престиж дипломатической профессии здорово поблек?

Каждый год студенческая компания сплавляется по алтайским рекам: Юрий Кобаладзе, Сергей Лавров, Александр Малинин, Андрей Терехов, Михаил Немойтин, Андрей БагровВыпуск МГИМО-72 спустя десять лет. Сидят: третий справа — Сергей Лавров, второй справа — нынешний ректор института Анатолий Торкунов

— Скорее, престиж других профессий подравнялся с дипломатией. Да, наверное, нет уже той восторженности дипломатами, и в целом отношение к нам стало очень близким с тем, что происходит в развитых странах: государственная служба со средним уровнем дохода, дипломаты отнюдь не самые богатые люди. Эта — финансовая — сторона не так привлекательна, как в советское время, когда сам выезд за границу позволял материально выделиться. Понимаете, просто устранена аномалия. Конечно, у тех, кто решится идти в частный бизнес, доходы могут быть выше. И тем не менее престиж дипломатии в последние годы укрепился. И дело не только в мерах по увеличению зарплаты госслужащих. Даже после МГИМО ребята в частных компаниях в основном оказываются на технической работе. В МИДе же юноша или девушка приобщается к очень важным делам, к аналитике. Для кругозора, для творческого роста у них открываются огромные возможности! МГИМО удивительно быстро адаптировался к ситуации в стране, готовя кадры не только для МИДа, иных госструктур, но и для частных компаний.

А вы не ревнуете, ведь это ваш институт?

— Возможности МГИМО гораздо больше, чем потребности МИДа. И вообще, чем больше людей с хорошим образованием попадают в различные сферы жизни страны, тем лучше для нее.

Когда МИД подбирает себе кадры выпускников, влияет ли на выбор предыстория учебы: это студент, заплативший за образование или попавший в институт по конкурсу?

— Это не критерий. Важны итоги учебы, желание, результаты собеседования. Я встречался с последним нашим пополнением. Половина — выпускники МГИМО, но и еще двадцати университетов страны. Конкуренция полезная и для нашего института.

Если представить, что сегодня 1 сентября и вам что-то очень коротко нужно сказать первокурсникам...

— Учитесь хорошо. Не пожалеете.

 

Сергей ЛАВРОВ

Впервые здесь у нас пробились голоса,

Впервые здесь задумались о главном.

Менял МГИМО названья, менял и адреса,

Но не менял своих традиций славных:

Учиться — так взахлеб, а пить — так до конца,

Не падать и идти упрямо к цели.

Рассыпаны по миру горячие сердца,

Надежные и в деле, и в веселье.

Припев.

Это наш институт, это наше клеймо,

И другого вовеки не нужно.

Оставайся всегда, несравненный МГИМО,

Бастионом студенческой дружбы.

Он нам помог себя на прочность испытать

И славой, и бедою, и богатством.

Он научил нас, как от жизни не устать

И сохранить студенческое братство.

Куда бы нас ни бросило по миру — мы всегда

В любой стране и на любых маршрутах

Уверены — нам светит путеводная звезда

Над сводами родного Института.

Припев.



В материале использованы фотографии: AP
Комментарии
Профиль пользователя