КАК КОРЕЯ ПОШЛА НА ВЗЛЕТ

На прошлой неделе в Москву приезжал президент Южной Кореи господин Но Му Хен. Перед его приездом возникла проблема

КАК КОРЕЯ ПОШЛА НА ВЗЛЕТ

Теперь корейцы могут репетировать встречу своего первого космонавта

Корейцы — чудесные люди. Устройство их просто и изящно. Они умны, учтивы и упорны. И им ничего нельзя объяснить, если не в их интересах что-нибудь понимать. То есть они такие же чудесные люди, как и японцы.

Поэтому я совершенно не удивился, когда накануне приезда Но Му Хена в Москву ко мне, рядовому корреспонденту, время от времени пишущему на политические темы, обратились интеллигентные люди из посольства Кореи и попросили помочь в одном деликатном деле. С корейцами произошла страшная вещь: они запутались.

Ну ладно, главное, что они признались в этом. Остальное было не страшно. Признался — уже стало легче.

Они, конечно, рассказали, в чем дело.

Все началось с того, что как только они выяснили, что Владимир Путин пригласил Но Му Хена в Москву, они начали думать о том, какой подарок сделать президенту России.

Я догадываюсь, что они позвонили не одному мне. Наверняка подобный разговор шел со многими корреспондентами в разных изданиях. Я нисколько между тем не удивился звонку, потому что несколько месяцев назад, накануне приезда в Москву премьер-министра Японии господина Коидзуми, ко мне обратились японцы и попросили о том же самом.

Я ведь уже говорил, что японцы и корейцы устроены примерно одинаково.

Ну что я мог посоветовать? Откуда же я-то знаю? Если бы они спросили меня, что подарить мне, я и то затруднился бы с ответом. Дело в том, что все, как мне кажется, у меня есть.

А если все есть у меня, то разве может чего-то не быть у президента России? Ну может, счастья у него нет. Ну разве только это. Но я даже предположение такое постеснялся высказать. Я представляю себе, что вот сказал бы я японцам и корейцам, что у президента России нет счастья.

И как бы они среагировали? Подарили бы ему счастье?

Или все-таки распорядились этой информацией более прагматично и использовали бы ее в корыстных целях? Кто знает, может, они только и ждут, чтобы выяснить, что президент России несчастлив. И тогда надо ведь будет определенным образом построить разговор с ним, и уж они-то знают как. Это задача для школьного психолога.

А там эту информацию взял бы на анализ целый институт. И все — пиши пропало.

И тогда я сказал корейцам, что, как мне кажется, лучшим подарком для президента России было бы слетать в космос.

Я исходил из простых вещей. Во-первых, они бы не смогли сделать ему такой подарок, потому что в Корее нет собственной космонавтики. То есть такое предположение сформировало бы у них комплекс в отношении России и лично ее президента. Они бы страшно мучились. Их угнетала бы мысль о том, что в России есть космонавтика, а в Корее нет. И такой чудесный эффект достигался всего-навсего одной фразой.

Во-вторых, корейцы никак не смогли бы использовать эту информацию против нашей страны. Ну кто, сами посудите, не хочет слетать в космос? Только человек, лишенный воли, здоровья, ума и мечтательности, не хочет слетать в космос. И наоборот.

Корейцы между тем чрезвычайно заинтересовались этой информацией. Они жаждали подробностей. Я не утерпел и дополнил свою мысль деталями. Я вспомнил, как президенту понравилось летать на макете одного самолета на одном военном заводе. Он тогда долетел до натовской базы в Испании, а потом у него кончился керосин.

Корейцы были страшно благодарны за эту информацию. Я спросил, какой же подарок они теперь сделают Владимиру Путину. Мне искренне казалось, что из всего этого никак нельзя сделать подарка, который можно было бы преподнести человеку с чувством исполненного долга.

— Вы знаете, — сказали они мне, — возможно, с ним наконец следует поговорить о том, чтобы корейский космонавт полетел в космос. Мы давно думаем над этой проблемой, и теперь у нас появилась надежда, что Россия сможет помочь нам в этом деле.

— А как же подарок? — растерянно спросил я. — Что вы подарите президенту России?

— Пусть это вас не беспокоит, — ответили они мне.

На прошлой неделе Россия и Корея договорились о том, что корейский космонавт полетит на российском корабле покорять космос в 2007 году.

И все-таки я надеюсь, что я тут ни при чем. Ведь то же самое я уже говорил японцам. И тогда толку не было никакого.

Андрей КОЛЕСНИКОВ
специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»

В материале использованы фотографии: AP

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...