Коротко

Новости

Подробно

«Невесты аллаха»

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

«Невесты аллаха»

Давно признанный факт: у террористической войны против России - женское лицо. Что побуждает женщин становиться шахидками? Об этом в разговоре с Натальей Евлаповой - адвокатом Заремы Мужахоевой, которая в июле 2003 года пыталась совершить теракт на 1-й Тверской-Ямской улице в Москве

Наталья Владимировна, принято считать, что мужчина - это своеобразная «норма» терроризма, в то время как террористка-женщина - это что-то из ряда вон выходящее. Мол, женщина по природе своей не способна на убийство.

- Действительно, женщины гораздо реже, чем мужчины, совершают преступления. А женщины-убийцы - это вообще большая редкость. Считается, что женщины милосерднее, жалостливее.

И эта особенность нашего восприятия, подчиняющегося привычным «правилам игры», не позволяет понять, почему это вдруг женщина берет в руки снайперскую винтовку или взрывает себя. Поэтому очень многие люди склонны объяснять женский «суицидный терроризм» чем угодно...

...например, тем, что шахидки совершают свои «подвиги» в одурманенном состоянии.

- Совершенно верно. Я читала в какой-то газете о том, что Зареме Мужахоевой якобы подмешивали в пищу психотропные вещества. Это не так. Никаких наркотиков не давали ни Мужахоевой, ни Алиевой и Элихаджиевой, которые совершили теракт в Тушине и накануне провели ночь с Заремой в одном доме. Просто людям хочется верить в то, что женщина не может в здравом уме пойти на преступление, разве только под воздействием наркотиков, «помогающих» преодолеть моральный запрет на кровопролитие.

 

12 мая 2003 года груженный взрывчаткой «КамАЗ» взорвался у здания УФСБ Надтеречного района Чечни.

14 мая 2003 года в селе Илисхан-Юрт подорвалась смертница.

5 июня 2003 года в Моздоке женщиной-смертницей взорван автобус «ЛАЗ».

5 июля 2003 года в Москве на аэродроме в Тушине во время рок-фестиваля совершен теракт.

5 декабря 2003 года в Ставропольском крае взорван поезд Кисловодск - Минеральные Воды.

9 декабря 2003 года в Москве женщина-смертница привела в действие взрывное устройство у гостиницы «Националь».

6 февраля 2004 года - взрыв в московском метро.

24 августа 2004 года в Тульской и Ростовской областях потерпели катастрофу самолеты Ту-154 и Ту-134.

31 августа 2004 года - взрыв у метро «Рижская».



Ну а как насчет психологической обработки?

- Да какая там обработка? В случае с Заремой боевики, наоборот, делали все, чтобы отбить у нее всякое желание совершать теракт. Например, включили телевизор и радостно скакали вокруг него, когда на экране показывали развороченные тела террористок в Тушине. Еще и кричали: «Смотри, Зарема, скоро и с тобой так будет!» Зарема мне потом говорила, что в тот момент испытала почти животный ужас. Ведь с этими девочками она успела познакомиться. Раньше смерть ей казалась чем-то абстрактным, далеким. А тут оказалось, что все серьезно.

А кроме своих несчастных товарок она на аэродроме больше никого не заметила?

- Похоже, она вообще не воспринимала тот факт, что ее посылают убивать невинных людей. После первого допроса так получилось, что мы с ней остались один на один, она плакала. Вдруг я не выдержала и сказала: «Знаешь, у моей дочки завтра свадьба. В центре города. И я буду весь день думать: а не подойдет ли к нам одна из твоих подружек в поясе шахидки?» Зарема перестала плакать и посмотрела на меня расширенными от страха глазами: «Как? К тебе? Не надо к тебе!» До нее вдруг дошло, что убивают не просто врагов, которые «веселятся в Москве», в то время как в Чечне «федералы убивают наших братьев», а убивают реальных, живых людей. До этого она была полностью сосредоточена на себе и своей беде.

Какая у нее была беда?

- Зарема, выросшая без матери, много лет была рабыней в своей семье. В буквальном смысле этого слова. Она на коленях умоляла свою тетю разрешить ей поехать к дочери, которую забрали родственники мужа после его смерти. Тетя отказала. А приказ старших в Чечне - закон. Но Зарема его нарушила - она тайком пыталась увезти дочку и даже своровала у тети драгоценности, продала их и купила билет на самолет. Родственники поймали ее уже в аэропорту. В принципе после этого Зарему должны были убить, ведь она опозорила семью. Каким-то чудом ее спасли - кто-то за нее заступился. Но после этого жизни вообще никакой не стало - ее постоянно избивали. Так что завербовать ее в шахидки было легко - она уже и так пыталась перерезать себе вены. А тут боевики пообещали ей не только место в раю, но и выплатить ее родственникам деньги за украденные драгоценности. И это ее желание стать шахидкой - просто вызов. Она во время следствия, помню, постоянно повторяла: «Теперь тетя будет знать, до чего меня довела!» Зулихан Элихаджиева, которая взорвала себя в Тушине, тоже пыталась что-то доказать родственникам, которые, кстати, прокляли ее за то, что она жила со своим сводным братом. Именно поэтому она была единственной, у кого нашли паспорт - она отказалась умирать безымянной. «Пусть мои родственники узнают по телевизору, что это я сделала! Отдайте мне мой паспорт, иначе я никуда не поеду!» - кричала она боевикам.

То есть все девушки-террористки были так или иначе изгоями, лишенными семьи и будущего?

- Да. Вторая девушка, Алиева, была женой боевика. Когда она забеременела, командир банды приказал сделать ей аборт. Она вынуждена была подчиниться. Вскоре убили ее мужа. После этого, без детей, без мужа, она вообще стала никем. Каждый мог подойти и пнуть ее, как собаку. Так что я считаю, что таких женщин с покалеченными судьбами и обрабатывать не надо было. Они все равно хотели умереть.

Ну пошли бы и утопились! Шахидками зачем становиться?

- Когда женщина решает стать шахидкой, к ней начинают относиться не как к второсортному существу, а как к человеку, и она от благодарности что угодно готова сделать. Только став шахидкой, чеченская женщина этого круга получает шанс хоть как-то повысить свой статус и стать значимой. Вспомните «Норд-Ост». Да, там перед камерами красовались в основном мужчины, женщины молча стояли. Но стояли рядом! Вы не представляете, какая это честь для них. Они были рядом с мужчинами, почти равные им. Для забитой чеченской женщины это едва ли не самый главный успех в жизни! В сравнении с этим смерть - ничто.

У кого-то из террористок, кроме Заремы, были дети?

- Нет. Такое ощущение, что детей в «том» мире нет вообще. Может, поэтому женщины и шли спокойно на смерть - их ничто не держало. Единственная, кто передумал, - Зарема. И она мать.

Ну хорошо, несчастные женщины, покалеченные судьбы - это все понятно. Но, может, пора отойти от стереотипа «неправильных», «несчастных» женщин и говорить об обычных солдатах, выполняющих приказы? Ведь в террористических действиях женщины уже давно воюют наравне с мужчинами.

- Возможно. Но только не в Чечне. Чеченские террористки - это инертная и вспомогательная группа, которую используют организаторы и собственники-мужчины. Для боевиков эти женщины - мясо, которое они посылают на смерть ради каких-то своих целей. И, как правило, эти цели совсем не религиозные, а меркантильные. Ведь чем больше женщин мужчина отправит на смерть, тем больше денег заработает, тем выше будет его статус. И боевику не важно, кто это будет - сестра, незнакомка или жена, которая надоела и которую хочется сменить на другую. Это просто инструмент, которым легко управлять. Очень удобный инструмент, ведь женщину мало кто заподозрит в кровавых намерениях.

Но только не сейчас, когда при словосочетании «террористический акт» сразу представляется женское лицо...

- Да, но не надо забывать, что боевики приспосабливаются к нашим культурным ожиданиям. То есть если вчера они использовали женщин, то завтра могут пополнить ряды смертников людьми со славянской внешностью, стариками или детьми.

Наталья РАДУЛОВА

В материале использованы фотографии: AP

Комментарии
Профиль пользователя