ГЛАС НАРОДА

№ 34 / август 2004

В деревню, в глушь!

Позвольте вступить в спор по поводу столицы и провинции. Илья Кормильцев, поэт, живущий в страхе перед варварами из Москвы, он что, спал в берлоге последние шесть лет после кризиса 1998-го? Москвичи уже давно перебираются в провинцию: нетрудно догадаться, что сначала в финансовом отношении, скупая и подминая под себя крупные торговые сети, заводы и целые промышленные комплексы. А самые азартные строят новые заводы, вместе с этим создавая современные структуры управления, планирования и развития всем этим хозяйствам и комплексам взамен старосоветского, неспособного активно действовать в условиях рынка.

Требуется еще одно десятилетие, чтобы укрепить свое положение в провинции, чтобы сделать вновь построенные схемы крепкими и независимыми от случайных шальных выпадов любой власти, а неслучайные выпады успешные бизнесмены уже научились чувствовать заранее и заранее к ним подготавливаться. И тогда они смогут без опаски перебираться в провинцию лично. Впрочем, мне в это слабо верится, поскольку в глобальном мире для управления собственным бизнесом вовсе необязательно находиться на территории завода, какого-либо комплекса или магазина. Поэтому я могу с уверенностью сказать, что нашествие москвичей в провинцию уже началось, причем давно, и продолжается не ослабевая. Москва идет в деревню, в глушь, в Саратов. А что, разве провинции от этого плохо?

С уважением Сергей НИКОЛАЕВ, ваш онлайн-читатель

 

№ 32 / август 2004

Всех под один стандарт

«В школе левшей не переучивают, дискриминации по отношению к леворуким в обществе нет...» - читаю в вашем журнале. Мой сын рос с «элементами левшества» (опускаю медицинские подробности), но «левшество» проявлялось и в письме - дисграфия. Сейчас все прекрасно, он учится на переводчика-синхрониста и избегает всего, что связано с письменным текстом. Но вы не представляете, с каким невежеством со стороны некоторых учителей я столкнулась. Способного к языкам, схватывающего на лету (подчеркиваю, только устно) сына таки выпихнули после 9-го класса. А где учиться таким детям? Только не надо отправлять их в спецклассы - это даже хуже, чем терпеть враждебность учителей. Академики педнаук проводят исследования, пишут диссертации, но почему вся эта наука не доходит до школы и неизвестна учителям? Почему им экзамены надо сдавать наравне со всеми? Такие дети никогда не напишут без ошибок. Но они опережают сверстников в другом. Но и одаренность никаким образом не поощряется школой. Все, что школа хочет, это чтобы ребенок выдавал знания четко по программе. То есть соответствовал стандарту. А что делать тем, кто не соответствует?

А. БЕЛЯЕВА, Москва

 

№ 21 / май 2004, № 33 / август 2004

Ни входа, ни выхода

С пристрастием читала о том, что церковные приходы судятся с государством за свою бывшую собственность. «С десяток дел» по реституции - это хорошо! Сотни столичных адвокатов скорее всего получат солидные гонорары за то, что с пеной у рта будут доказывать правоту, не основанную на законе. Нет у нас сегодня закона о возвращении церковного имущества! И пусть не обольщаются истцы, что одним авторитетом сотен адвокатов можно доказать то, чего доказать нельзя, а именно: права отнятой церковной собственности и наличие правопреемства собственника. Пустое это дело с точки зрения закона. Это первое. И второе. Не разумнее ли предназначаемые адвокатам средства церкви использовать для строительства зданий для тех самых учреждений культуры, с которыми, мягко говоря, «спорит» церковь? У них-то нет выхода (в прямом и переносном смысле), а в случае с захватом в августе верующими храма Воскресения Христова в Кадашах, в котором располагаются реставрационные мастерские ВХНРЦ им. Грабаря, нет уже и входа. Вот такие дела - ни входа, ни выхода. И нет средств на адвокатов, а в «культурный» штат юристы высокой квалификации не пойдут - в соответствии с ЕТС юристу в учреждении назначен разряд с 6-го по 11-й, зарплата от 1010 до 1610 рублей (!) соответственно. Кто же культурную собственность защитит?

Я призываю юристов выступить на стороне учреждений культуры, как бы они ни относились к вере, потому что в каждой игре есть правила, и споры хозяйствующих субъектов должны рассматриваться на основании закона. Коллеги, не надо делать профессионального имени на такой болезненной общегосударственной проблеме. Не надо национальную трагедию превращать в фарс. Давайте добиваться справедливости по формуле: богу - богово, а учреждениям культуры - достойное имущество.

Екатерина ГНАТЮК, юрист, Москва

 

№ 30 / июль-август 2004, № 32 / август 2004

За сплетнями искусства не видать

И с авторами статей о Киркорове, и с читателями, осудившими его за хамство, нельзя не согласиться. Не думаю, что он внял общей волне негодования и поэтому покидает сцену. Однако хочу обратить внимание журналистов, что они и сами не безгрешны в том, что породили культ попсы и что мир искусства для них стал начинаться не с творчества актеров и певцов, а с их сугубо личной жизни (кто с кем спит, кто с кем разводится, какие подарки получили, сколько стоят наряды и прочая чепуха). Газеты с упоением пишут всякие сплетни (к примеру, Меньшова разошлась, Стриженовы поругались, Домогаров с новой пассией и т.д.). Подобные статейки имеют определенный спрос у людей, у которых нет своей личной жизни или занятий. Однако они вызывают чувство негодования у иной группы читателей. Кому интересно публичное перебирание чужого нижнего белья? Думаю, нужен запрет на публикацию статей о личной жизни публичных людей. Пусть читатель составит о них мнение по их выступлениям, творческим работам или интервью.

Сейчас в прессе появились интервью с Ксенией Собчак и статьи о ней. Кто она такая? Чем прославилась? Ее называют «светской львицей». Простите, если это «львица», то какой же примитивный «свет»!

Л. ГРИГОРЯН, Монреаль, Канада

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...