ТЕЛЕИССЛЕДОВАТЕЛЬ В ШОКОЛАДЕ

За участие в таком западном явлении, как мониторинг, у нас дают «Советское» шампанское и шоколад «Россия»

ТЕЛЕИССЛЕДОВАТЕЛЬ В ШОКОЛАДЕ

Мне давно хотелось повлиять на то, что показывают по телевизору. За несколько лет работы телеобозревателем это как-то не очень удалось. И вот появилась реальная возможность: прямо у подъезда собственного дома какая-то женщина вручила мне пригласительный билет, на котором было написано: «Вам интересно смотреть то, что показывают по телевизору? Вы хотите смотреть то, что вам нравится? Впервые у вас есть шанс высказать свое мнение, и оно будет услышано! Мы приглашаем женщин в возрасте от 18 до 60 лет принять участие в исследовании, посвященном тестированию телепередачи. Все, что от вас требуется, это посмотреть программу и ответить на вопросы по ней».

Мнение телезрителей-мужчин организаторов исследования почему-то не интересовало. Это вызывало некоторые подозрения, но верхняя возрастная граница для женщин — 60 лет — вроде не давала повода думать, что нас отправят на заработки в Турцию.

Небольшую прибыль сулили здесь — за просмотр программы обещали бутылку шампанского и шоколад.

Когда я записывалась по телефону на выбранный мною сеанс, девушка-оператор спросила:

— Заняты ли вы или кто-то из вашей семьи в области маркетинга, рекламы, пиара, журналистики, продажи чистящих и моющих средств?

— Нет, — вынуждена была соврать я.

При этом я не поняла, какое отношение моющие средства имеют к оценке телепрограмм. Может, речь пойдет о «Большой стирке»?

— Являетесь ли вы ответственной за ведение домашнего хозяйства? — продолжала задавать вопросы девушка.

— Да, — уже честно ответила я.

В указанный день я безответственно покинула домашнее хозяйство и с пригласительным билетом в руках вышла из нужной станции метро. Ко мне бросилась женщина, вычислившая меня по этому билету:

— Хотите через две недели еще раз пойти на эту программу? — спросила она меня, протягивая такой же билет, но уже на другое число.

— Тут же написано, что можно принять участие только один раз, — удивилась я.

— Да там никакого контроля нет. Только спрячьте этот билет подальше. Нам за вас хоть 50 рублей дадут.

Контроль женщина явно недооценила. На входе в здание стояли парни с папками, на которых было написано пугающее: «Фильтрация».

Сквозь этот фильтр в зал прошли порядка 100 человек. При мне нескольких женщин с билетами не пустили — они здесь были прежде, и охрана их запомнила.

Два телевизора на сцене показывали уже оцененный несколькими поколениями зрителей мультфильм «Каникулы в Простоквашино». Женщины, в основном за 50 и скромно одетые, сидели с большими конвертами в руках, которые нам категорически не велели вскрывать до начала программы. Следили за нами очень строго.

— Наша организация проводит подобные исследования уже в течение нескольких лет, — сообщил со сцены юноша Сергей. — Сегодня вам предстоит посмотреть передачу, аналогичную той, которую вы можете увидеть по телевидению.

В этот момент вместо почтальона Печкина на экранах телевизоров появился некий мужчина иностранного вида.

— Часто можно слышать мнение, что передачи не отвечают запросам телезрителей, — произнес он. — Сегодня у вас есть возможность сказать, понравились ли вам фильм и игра актеров. Причем нас интересует именно ваше личное мнение.

Но почему-то сначала наше личное мнение спросили по поводу рекламируемых по телевизору макарон, сухих завтраков, шампуней, супов быстрого приготовления, печений и вышеупомянутых моющих средств. Мы заполнили первую анкету и разыграли первый приз. Одной из нас достались коробка шоколадных конфет и какой-то подарочный набор.

Прошло уже минут десять, а мы все еще не оказали никакого влияния на программную политику телеканалов.

Но тут начался зарубежный сериал «Папы» — история про трех отцов, которые после развода решили уделять больше внимания своим детям. Сериал был комедийным, судя по закадровому хохоту. В зале он, кажется, не вызвал даже улыбок.

Поскольку я не могу бутылкой шампанского и шоколадкой компенсировать читателям «Огонька» возможную моральную травму от пересказа содержания фильма, приведу только пару сценок.

Пятилетний мальчик приглашает папу, живущего отдельно, на свой день рождения. Оскорбленный тем, что его приглашают на день рождения собственного сына, отец решает сам организовать праздник. Когда гости собираются, папа развлекает детей кукольным театром, надев на руки два носка.

 

Спустя минут сорок после начала мы наконец-то добрались до главного — перхоти и прокладок



(Закадровый хохот.)

— Папа, мне совсем невесело, — жалуется сын, — а мои друзья хотят уйти домой.

— Сынок, сейчас будет весело. К нам едет большой сюрприз.

Входит мужчина с сюрпризом.

— Я привез с собой кролика, лису, енота и норку, — говорит он.

— А что будет с этими зверями после выступления? — интересуется папа.

— Об этом детям лучше не знать, — произносит мужчина. — Я модельер.

(Закадровый хохот.)

Спустя какое-то время в комнату вбегает мама именинника и кричит на его папу:

— Там удав проглотил кролика! И этого человека ты пригласил на день рождения пятилетнего ребенка?

— Папа, папа! — вбегает мальчик. — Удав съел кролика!

— Ты понимаешь, сынок, — начинает объяснять сконфуженный отец, — в природе, к сожалению, случается такое...

— Это было круто! — кричит сын. — Это лучший день рождения в моей жизни!

(Закадровый хохот.)

Самый сильный приступ смеха в этом фильме пришелся, пожалуй, на диалог одного из пап с дочкой:

— Папа, у меня животик болит, — говорит девочка.

— А, животик, — откликается папа. — Тогда делай так, как всегда делаю я.

И громко отрыгивается.

(Закадровый хохот.)

К счастью, фильм два раза прерывался рекламой. Впервые в жизни рекламные блоки показались мне слишком короткими.

— Вам понравился фильм? — спросил опять возникший в телевизоре мужчина. И, судя по его выражению лица, ответ на этот вопрос он знал.

В очередной анкете мы отмечали, каким нам показался фильм: интересным, глупым, нудным, забавным? Как нам образы пап? На какую аудиторию рассчитан фильм? И можно ли его показывать детям?

Думаю, нельзя. Причем даже тем, которые в нем снялись.

Следующая анкета тоже частично касалась телевидения. Нас спрашивали, сколько часов мы проводим у телевизора? Какие программы мы хотели бы смотреть в начале вечера: вестерн, триллер, новости, сериалы и — откуда-то вдруг — программы варьете? Конкретный вопрос был только про один канал: «Насколько вас удовлетворяет Общественное российское телевидение (Первый канал)?» Удовлетворяют ли нас остальные каналы, организаторов исследования не интересовало.

Спустя минут сорок после начала программы, завершив очередной розыгрыш призов, мы наконец-то добрались до главного — перхоти и прокладок.

Вопросы анкеты требовали от нас откровенности: «Имеете ли вы склонность к образованию перхоти?», «Покупали ли вы прокладки в течение последних трех месяцев и использовали ли их?».

Тут в телевизоре опять возник мужчина и попросил нас второй раз посмотреть некоторые из тех реклам, что мы уже видели во время фильма.

— Уважаемые покупатели, — понеслось с экрана, — в отделе тонких прокладок — новинка...

— Напишите все мысли, которые вам пришли в голову после просмотра данного рекламного ролика, — попросил нас юноша Сергей.

Уважаемый Сергей, я лучше изложу мысли, которые у меня возникли после посещения вашей программы. Я, конечно, попала на нее обманным путем, что нехорошо. Но и вы приглашали нас для выполнения совсем других задач.

Вы наверняка делаете нужное дело — изучаете воздействие телевизионной рекламы на зрителей. Проводите исследование, видимо, по опробованному на Западе образцу (никто в России не сформулировал бы так вопрос анкеты: «Согласны ли вы с утверждением: «Мне действительно нравится проводить время за приведением моих волос в порядок»). Вы честно выдаете каждому участнику шампанское и шоколадку. А двоим удается даже получить дополнительные призы. Поэтому многие стремятся попасть к вам еще. И некоторые, кстати, попадают. Моя соседка по креслу, которая была здесь уже не первый раз и фильм «Папы» уже видела, во время показа рекламных роликов тихонько что-то записывала.

— Они потом звонят, спрашивают, что вам запомнилось, — пояснила она мне. — Позориться не хочется.

Так зачем же писать в пригласительном билете, что мы будем тестировать телепередачи? Кто-то ведь действительно идет к вам с надеждой, что он сможет повлиять на происходящее в телеэфире.

(Закадровый хохот.)

Юлия ЛАРИНА

В материале использованы фотографии: STONE/FOTOBANK

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...