РАССКАЗЫ О БУДУЩЕМ

Какой будет Россия через сто лет: россиян будет меньше, но жить они будут чуть-чуть дольше

РАССКАЗЫ О БУДУЩЕМ

В Центре демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН разработан прогноз изменений численности и структуры населения России до 2100 года. Столь долгосрочный прогноз выполнен впервые. Один из его авторов — демограф Анатолий Григорьевич Вишневский.

КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЕ ПО 2,2 РЕБЕНКА!

— Анатолий Григорьевич, как можно делать предсказания на сто лет вперед? Вы же, извините, не Нострадамус...

— В отличие от Нострадамуса мы не гадаем. Мы используем ту информацию, которая уже доступна, и на ее основании делаем выводы. Например, если в 90-х годах была низкая рождаемость, то не надо быть пророком, чтобы предсказать, что через несколько лет у нас будет недобор в вузы, а затем последует резкое сокращение новорожденных — ведь женщин детородного возраста будет в России слишком мало.

А во-вторых, наш прогноз — это не буквальное предсказание. Подобно разведчику, побывавшему в тылу противника и добывшему некоторые сведения о нем, мы пытаемся на основе того, что нам известно, оценить вероятность различных сценариев будущего. Никто не может с абсолютной точностью предсказать исход предстоящего сражения, но мы просто обязаны попытаться понять, в каких условиях придется вести бой.

— И какие же это будут условия?

— Диапазон предсказаний наших специалистов достаточно широк, но различия эти только количественные. А качественная картина у всех без исключения демографов одинаковая: численность населения России будет с каждым годом сокращаться. Число смертей в нашей стране превышает число рождений уже больше 10 лет. Так что тут никаких особых неожиданностей быть не может.

— А если наше правительство вдруг возьмет да и создаст социальные факторы, способствующие увеличению рождаемости? Опыт Болгарии, где выплачивали большие детские пособия, и опыт города Набережные Челны, где семьям давали квартиры с комнатой на каждого ребенка, показали, как неожиданно быстро изменились взгляды граждан на количество детей в семье...

— Общеизвестно, что с помощью таких мер можно на время чуть-чуть поднять рождаемость. Но родителями, как правило, становятся не те люди, которые не хотели ребенка, а те, кто просто откладывал его рождение. То есть Маша и Петя, узнав, что в этом году дают квартиры с комнатой на каждого ребенка, примут решение родить малыша именно сейчас, а не через три года, как планировали. Вот и весь секрет. Ничего кардинального с рождаемостью не произойдет, какие бы меры государство ни предпринимало. Опыт всех современных стран с низкой рождаемостью не дает ни одного примера того, чтобы рождаемость сначала резко упала, а потом резко поднялась, — разумеется, речь не идет о кризисных ситуациях.

— Как у нас во время войны?

— Наша страна пережила три острейших демографических кризиса: Первую мировую и Гражданскую войны, голод и репрессии 30-х годов и Великую Отечественную войну. Хотя после этой последней войны у нас не было беби-бума, как, скажем, в Америке, и рождаемость у нас никогда не возвращалась к своему предвоенному уровню, все же она заметно повысилась, и через 10 лет после окончания войны довоенная численность населения России была восстановлена. Но в войну женщины не рожали потому, что мужчин не было.

Сейчас же совсем иная ситуация — есть мужчины или их нет, значения не имеет. Наши женщины не рожают не потому, что не могут, а потому, что не хотят.

— Значит, рассчитывать на прирост населения России под лозунгом «Вот пройдет война» тоже не приходится?

— Конечно, ведь сейчас никаких особых катаклизмов не наблюдается, а рождаемость не достигает даже уровня простого замещения поколений, то есть 2,2 ребенка на одну женщину. Это может говорить только об устойчивых изменениях в массовом демографическом поведении россиян. А значит, рассчитывать на то, что убыль населения окажется преходящей и в недалеком будущем прирост населения восстановится, не приходится.

Низкая рождаемость стала для нашей страны — да и для многих других стран — затяжным, хроническим явлением. Причин для этого много. Сейчас детская смертность низкая, поэтому рожать «запасных» детей семье уже не нужно. К тому же сами родители предъявляют высокие требования к воспитанию детей. Если раньше в крестьянской семье дети росли, как трава, то сейчас затраты на содержание даже одного ребенка очень высокие: нужно купить ему лучшую одежду, лучшие игрушки, дать ему образование, обеспечить квартирой... Большинство семей обходится одним, в лучшем случае двумя детьми, что мало даже для элементарного поддержания численности населения.

Но, конечно, есть и такие страны, где ситуация обратная, причем большинство человечества живет именно в таких странах. Так что основная мировая проблема — не низкая, а высокая рождаемость. Население мира очень быстро растет...

— ...за счет развивающихся стран.

— Совершенно верно, 95% роста приходится именно на бедные страны. Уже к середине века «европейцев» на Земле останется не более 10 — 15%. А доля нашей страны в мировой демографической иерархии составит не более 1% от общей численности населения мира. Для сравнения: в 1950 году доля России, еще не восстановившей довоенное население, составляла более 4%, а доля СССР — 7,1% населения планеты.

МЕНЬШЕ НАРОДА — БОЛЬШЕ КИСЛОРОДА?

— Значит, нас становится меньше только из-за того, что женщины больше одного ребенка рожать не хотят?

— В основном да. Но положение усугубляет и высокая, а то и растущая смертность. Даже сейчас, когда многое, как говорят, стабилизировалось, смертность растет: только между 1998 и 2002 годами ожидаемая продолжительность жизни российских женщин сократилась более чем на год, а мужчин — на целых три года. По-прежнему самые большие потери мы несем среди трудоспособного мужского населения. Главные причины высокой мужской смертности — пьянство, наркотики, ненужный лихой кураж. Отсюда огромное количество несчастных случаев, самоубийств, ДТП, смертей, связанных с насилием. Ценность человеческой жизни в прошлом везде была невысока, но европейские народы за последние одно-два столетия научились больше ценить собственную жизнь. А мы еще живем по старинке. Если наших женщин хоть как-то сдерживает ответственность перед детьми, то мужчины в массе своей наплевательски относятся к своему здоровью, своей и чужой безопасности на производстве, на дорогах. Так и живем.

— Ну хоть что-нибудь хорошее, по вашим прогнозам, нас ждет?

— Все хотят быть оптимистами, мы — не исключение. По прогнозу ООН предполагается, что продолжительность жизни россиян все-таки будет постепенно повышаться и достигнет в России к концу XXI века 80 лет для мужчин и 85 лет для женщин.

Прогнозы нашего центра рассматривают больший диапазон возможностей. При самом худшем варианте допускается ситуация, когда разрыв между продолжительностью жизни мужчин и женщин, и сейчас уже невообразимо большой — 13,5 года, — увеличится до 15 лет (примерно в 2008 году). При этом продолжительность жизни мужчин опустится до 57 лет и станет даже ниже, чем в 1995-м, а у женщин она составит 71,5 года. Но есть и оптимистический вариант, по которому продолжительность жизни россиян будет расти теми же темпами, что в странах Евросоюза, и к концу столетия составит у мужчин более 87 лет, а у женщин — более 95.

— Не приведет ли такой рост продолжительности жизни к целому ряду экономических последствий?

— Вы хотите сказать, что на плечи трудоспособных граждан ляжет забота о большом количестве пенсионеров, которым надо будет выплачивать пенсии и социальные пособия?.. Это произойдет в любом случае, число пожилых людей, безусловно, будет увеличиваться. Уже в 2010 — 2020 годах на пенсию будут выходить самые многочисленные, послевоенные поколения, на одного работника будет приходиться намного больше пожилых иждивенцев, чем сейчас. В 2020 году эта нагрузка будет примерно на 40% выше, чем в 2000-м, на 70% выше, чем в 1980-м, и в 2,3 раза выше, чем в 1960-м.

Но ведь число детей, которых работающему человеку тоже надо содержать, будет уменьшаться. Так что совокупное число иждивенцев на одного работающего россиянина будет изменяться по-иному. В том же 2020 году совокупная нагрузка детьми и пожилыми на одного работающего будет даже ниже, чем была в 1960-м.

ПОНАЕХАЛИ ТУТ!

— Итак, Анатолий Григорьевич, в каком же государстве через сто лет будет жить, скажем, мой внук?

— Есть два варианта, два сценария развития событий. Все зависит от того, согласится или нет Россия принимать мигрантов. Сейчас, к сожалению, и наш закон, и сами люди не очень одобрительно относятся к «приезжим». А между тем избежать серьезного кризиса можно лишь за счет увеличения притока мигрантов в нашу страну — ведь на резкое и очень значительное повышение рождаемости, как мы уже выяснили, надеяться смысла нет. Без мигрантов население России будет катастрофически сокращаться. С высокой вероятностью оно с нынешних 145 миллионов сократится к 2100 году до 60 — 70 миллионов человек. А ситуация, когда столь малочисленное население проживает на такой огромной территории (Россия занимает почти 13% мировой суши), чревата самыми непредсказуемыми последствиями. В том числе и потерей самой территории.

 

Доля мигрантов, прибывших после 1995 года, и их потомков в общей численности населения некоторых стран в 2050 году при поддержании объемов чистой миграции, необходимых для стабилизации численности населения



— И кто же отберет у нас землю? Китай?

— Вполне возможно, особенно, если учесть, какими темпами растет численность китайцев и вообще население Азии. А там, кстати, и Африка на подходе. Так что наша бесхозная территория, которую малочисленное население не сможет обживать, а малочисленная армия — охранять, станет лакомым кусочком для любой густонаселенной страны. И некоторые из этих стран уже сейчас, как известно, время от времени заявляют претензии на российские земли. Россия, конечно, всегда была слабоосвоенной многоземельной страной с низкой плотностью населения, но эти ее качества стали особенно ощутимы после распада СССР, от которого Россия унаследовала три четверти территории и только половину населения. А уж что будет, когда россиян станет меньше почти в два раза, об этом не хочется и думать. Но и не думать нельзя. Мигранты нужны России, чтобы увеличить число работников, пополнить армию, заселить города.

— Ну хорошо, мы откроем двери для мигрантов. И те же китайцы с новыми российскими паспортами радостно заселят Сибирь. Получится, что мы отдадим ту же территорию. Правда без боя, добровольно.

— Такая опасность существует. Но не из-за нее же наша невнятная миграционная политика не способствует притоку в Россию даже бывших жителей СССР. А ведь это люди практически одной с нами культуры, знающие русский язык. Среди них очень много русских, которые хотят жить в России, а наш драконовский закон не дает им этой возможности. Вообще для нас предпочтительней прогноз стабилизационный. Его суть основана на предположении, что в результате активной миграционной политики объемы иммиграции в Россию будут резко повышены.

— И тогда средний россиянин станет узкоглазым и желтокожим...

— Не исключено. Поэтому надо во главу угла поставить вопросы адаптации мигрантов, их интеграции в российское общество. Ведь если через сто лет ваш внук будет жить среди россиян, у которых будет не такой, как сейчас, цвет кожи, но для которых родным будет язык Пушкина, — это одно. А если он будет жить среди россиян с иной культурой, с иным языком — это совсем другое.

Мигранты, если можно так сказать, должны постепенно растворяться среди нас. И не надо этого бояться. Это похоже на приток сельского населения в города — если это происходит постепенно, то все успевают адаптироваться.

Мы должны привлекать мигрантов, а не отталкивать их. И учиться смотреть на них не как на временных подметальщиков улиц и торговцев на рынках, а как на будущих сограждан. Только идя по этому пути, можно говорить о существовании России и через сто лет — с ее культурой и в ее нынешних границах.

Наше будущее

Сценарий № 1, экстраполяционный.

В миграционной политике государства не происходит больших изменений. В соответствии с этим, а также с настроениями некоторой части российского общества внешняя миграция перестает играть сколько-нибудь заметную роль. Численность населения России быстро убывает. Если на начало 2001 года нас было 145 миллионов, то к началу 2051-го с 50-процентной вероятностью станет меньше 98 миллионов, а к началу 2101 года — меньше 68 миллионов человек. В 5% случаев допускается прогноз, что россиян останется к концу столетия меньше 19 миллионов. При этом доля мусульман в населении России увеличивается вдвое. Число пенсионеров резко идет вверх, а количество работающих резко уменьшается. Появляется «кадровая проблема», давление на государственный бюджет: не хватает денег на пенсии и соцзащиту.

Сценарий № 2, стабилизационный.

В результате активной миграционной политики государства приток мигрантов резко повышается, что позволяет остановить сокращение численности населения России и на протяжении столетия сохранять ее неизменной. Растет рождаемость, создаются условия для решения вопросов национальной безопасности, экономического развития и повышения качества жизни. Население России молодеет. Однако состав его быстро меняется, и уже к 2101 году более половины россиян составляют мигранты и их потомки.

Наталья РАДУЛОВА

В материале использованы фотографии: LIZ WRIGHT/BRIGEMAN, ART LIBRARY/FOTOBANK

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...