ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ

 

«Радио России»: — Говорят, что вы собираетесь прокатать несколько новых песен на радио. Сейчас попасть в радио- или телеэфир просто?

Андрей Макаревич, музыкант: — Нет, не просто и становится сложнее и сложнее, потому что, если говорить о радио, песня должна вписаться в так называемый формат. Радиостанции загородили себя подобным забором, который они называют «форматом», и друг на друга из-за него «потявкивают», заявляя: это наш «формат», а это не наш. Для меня существовал всегда один формат: хорошая музыка. <...> А музыка плохая — это не формат. Я плохо понимаю, зачем все это.

И мы совершенно не застрахованы от того, что, придя на радио, услышим: «Песня хорошая, но это «не формат». Получается, что это просто вежливая форма отказа.



«Ночной полет», канал «Культура»: — Ты уехал. Об этом в свое время много говорили. Уехал из города в деревню. Что самое главное открыл ты в себе благодаря деревенской жизни?

Петр Мамонов: — Вот это пришло, потому что как бы Господь взял меня за шкирку и поселил там. <...> Иногда пишут: отшельничество какое-то, Мамонов ушел куда-то. Никуда я не уходил. У меня там двоюродный брат строил дома, такой поселочек. Говорит: «Бери участок». <...> Участок роскошный — склон, овраг, сосны, внизу река Протва. Я посмотрел, и мы взяли. Первое лето в палатках жили с детьми маленькими. И так дико нам там понравилось, что мы остались. Решили строить дом. Первое время из Москвы уехали вообще. Квартиру сдавали и там жили. Но сейчас как бы все в норму приходит. Мы и в Москве появляемся, и там.

Радио «Эхо Москвы»: — Почему громко заявленный план «Перехват» не дает почти никаких результатов?

Николай Куликов, начальник Управления по работе с органами обеспечения безопасности правительства Москвы: — Не в каждом случае дает. <...> Преступники тоже ведь ориентируются в планах-перехватах, знают, где какие посты расставляются, порой заранее готовятся документы, надо просто думать, как постоянно его совершенствовать. Потому что в таком городе, как Москва, очень сложно сработать, мы не можем перекрыть весь город по всем переулкам. В провинциальных городах этот план срабатывает намного лучше.

«Личный вклад», НТВ: — Как вы относитесь к докладу Всемирного банка, где содержится предложение немедленно покончить с монополизацией российской экономики олигархами?

Владимир Лисин, председатель Совета директоров АО «Новолипецкий металлургический комбинат»: — Очень интересный и хороший доклад. Я, как один из тех, к кому обращена критика, хотел бы обратиться ко Всемирному банку со встречным предложением: срочно разделиться на несколько мелких региональных и страновых банков. Уж если бороться с монополизмом — так во всем и везде...

«Неделя», REN TV: — Если бы вы оказались на месте Михаила Ходорковского, стали бы вы просить, чтобы вас судил суд присяжных?

Эдуард Лимонов, писатель, лидер Национал-большевистской партии: — Ходорковский — подсудимый из группы высокого риска. Почему присяжные не учли ни одного смягчающего обстоятельства в деле Заремы Мужахоевой? Потому что для простого обывателя любая чеченка — враг. И богатый предприниматель для большинства представителей нашего глубокоуважаемого мною народа — тоже враг. Так что будь я Ходорковским — я бы о суде присяжных просить не стал.

«Намедни», НТВ: — Миша, а ты знаешь, кем работает твой папа?

Михаил Зязиков, четырехлетний сын президента Ингушетии: — Мой папа работает Путиным.

«Постскриптум», ТВЦ: — Спасатели продолжат латать лопнувшие батареи и трубы?

Сергей Шойгу, министр по чрезвычайным ситуациям: — Нереформированный и запущенный ЖКХ по-прежнему остается источником опасности. Но я думаю, что спасатели должны там появляться, только когда возникает реальная угроза для жизни людей. Все остальное — дело сантехников.

В материале использованы фотографии: Александра Басалаева.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...