ЯППИ ДЕРУТСЯ

У российских трудоголиков новое экстремальное развлечение: по всей стране открываются бойцовские клубы. В ряды одного из них проникли корреспонденты «Огонька»

ЯППИ ДЕРУТСЯ

Многочисленным покупателям одного московского универмага даже невдомек, что где-то там, над их головами, такие же простые люди, как они, бьют друг друга. Выход на крышу найти тоже непросто: мы несколько раз проходим мимо неприметного прохода, за которым нужный нам коридор. Впрочем, это неудивительно — бойцовский клуб стараются особо не афишировать. Кому надо — те найдут.

Место сбора — комната с боксерской грушей, висящей в центре. Там мы ждем остальных членов клуба. Они подтягиваются с интервалами в несколько минут. Молча заходят, жмут друг другу руки, одни уходят переодеться, другие остаются в чем пришли. Наконец все готовы. Мы проходим тем же коридором и идем к каким-то запертым дверям. Сергей, один из организаторов клуба, открывает их: за дверьми — темный лестничный пролет с железными ступенями, решетки. Проходим этаж или два, Сергей открывает люк, и мы, щурясь от солнца, выбираемся на крышу.

Человек, присевший на корточки, зовется Бутузом и считается самым сильным в бойцовском клубе. По жизни он директор фабрики. Очень добрый

Крыша похожа одновременно на все крыши мира: непонятные конструкции, антенны, под ногами гудрон (потом окажется, что на него хорошо падать, не больно). Трубы, выходящие сюда, постоянно гудят. Вокруг типовые многоэтажки одного из спальных районов Москвы. Некоторые дома стоят близко к крыше, и кажется, что все их жильцы вот-вот прильнут к окнам, чтобы посмотреть, как маленькие фигурки, высыпавшие на крышу, почему-то подерутся друг с другом. Потом, кстати, мы и вправду видим человека, который наблюдает за нами с соседней крыши. Что он там делает — непонятно, но неизвестный становится единственным, не считая нас, посторонним во время боев. Бойцовский клуб объявляется открытым.

Первый бойцовский клуб появился год назад на юге Москвы (его называли по географическому принципу Южным бойцовским клубом). Точнее, тогда появился первый известный бойцовский клуб, а были ли они до этого или нет — никто не знает. Видимо, были. По крайней мере слухи о подпольных тотализаторах, о боях за деньги в столице удивительно живучи.

Тот первый бойцовский клуб долго не продержался, и тогда человек, известный как Сильвер, вместе с Сергеем, что привел нас на крышу, основали новый клуб. Сначала дрались в подвале, среди котлов и труб, потом перебрались на крышу. Летом на бои собиралось около 30 человек. Друг друга они находили по интернету (оставляли сообщения на форумах), но бывало и так, что члены приводили своих знакомых, а знакомые — своих знакомых.

Правил в бойцовском клубе никогда не было — были договоренности. Не втыкать пальцы в глаза, контролировать захваты за пах, укусы. Если противник хочет остановить бой — бой останавливают. Драться может каждый в чем захочет, но многие обходятся без всякой защиты: здесь дерутся жестко. Были выбитые зубы и переломанные ребра. Синяки и рассечения бровей — вообще обычное дело.

— Я частенько на работу с синяками прихожу. Ну а что, никто с этим ничего поделать не может. Разве что спросят, чего это я с синяком? — рассказывает Сильвер.

Напротив, Сергею на бои приходится надевать шлем: он менеджер, много общается с людьми, а их смущают синяки и кровоподтеки.

Погода на проведение встреч не влияет — это знают все члены клуба. Бои проходили даже зимой: дрались в снегу, когда невозможно было поднять ногу для удара, дрались в дождь и жару. Дрались «стенка на стенку».

Бутуз уже в бою. На заднем плане большинство членов бойцовского клуба. К примеру, его основатель, Сильвер — второй справа.

За год слухи о бойцовском клубе расползлись по стране, и пример москвичей оказался заразителен. Сегодня бойцовский клуб точно есть в Питере, поговаривают о клубах в Екатеринбурге и Киеве. В столице их никто не считал (доподлинно известно, что подобные бои еще проводились на каком-то заброшенном заводе), но бойцовский клуб, собирающийся на крыше, — пожалуй, один из самых незаконспирированных. И сейчас его участники дерутся на наших глазах.

 

«Первое правило бойцовского клуба: никогда не упоминай о бойцовском клубе из к/ф «Бойцовский клуб»



Особенно выделяется Бутуз, он же Дмитрий — самый сильный, наверное, потому что самый большой. Его удары просто сносят противников. Жестко дерется парень в камуфляже. В этот раз помериться силами пришли бойцы с деревянными ножами.

Никакой очередности в боях нет. Хочешь драться — выбирай соперника и вызывай на бой. Не хочешь драться, не в форме — просто смотри. Чаще всего дерутся только двое, остальные болеют, выкрикивают советы, обсуждают бойцов.

Бои прерываются дважды. Первый раз, когда участники начинают передавать друг другу настоящий нож. Завязывается мужской разговор: обсуждают цены на ножи. Второй раз бой прерывается, когда одному из участников разбивают бровь. Он сразу отходит и утирает кровь белой полой кимоно. Его противник подает ему лейкопластырь.

Солнце слепит глаза, и тот, кто стоит к нему спиной, дерется лучше. Наблюдатель с соседней крыши давно исчез. Мы стоим и гадаем, что заставляет этих людей собираться здесь и драться друг с другом.

— В фильме «Бойцовский клуб» абсолютно другая идея, там терроризм, революция, — объясняет Сильвер. — А у нас скорее желание понять, кто ты на самом деле, испытать себя. Настоящий мужчина должен уметь драться. Вот приходят к нам ребята, так сначала удары просто повергают их в шок, а потом ничего, привыкают. Хотя лично я по жизни бизнесмен, а не боец.

Все-таки в кино угадано верно: костяк бойцовского клуба составляют яппи.

В этот раз разбитая бровь у одного из участников стала самой серьезной травмой. Впрочем, так мирно встречи заканчиваются далеко не всегда: были и выбитые зубы, и сломанные ребра.

Сергей — менеджер. Родственники к его увлечению относятся спокойно, знают, что раз воскресенье — значит, пошел на «мордобой». Дмитрий, он же Бутуз, — директор фабрики. Отношение к драке у него, по его собственным словам, очень трепетное: он старается драться так, чтобы никого не калечить и чтобы его соперники тоже получали удовольствие. Михаил — экономист. На крыше ему нравятся воздух и «добрые люди».Всем им просто нужно немного остроты в жизни. Главная причина, по которой они вступают в бойцовский клуб, — удовольствие от боя. Им нравится драться, они ловят от этого кайф, ведь здесь есть все для этого: немного крови, немного крыши, немного адреналина.

Через два часа бои заканчиваются. Мы немного задерживаемся на лестнице, а когда спускаемся вниз и хотим еще с кем-нибудь поговорить — никого не находим. Комната с боксерской грушей закрыта. Бойцовский клуб больше не существует, до следующего воскресенья. Но вдруг в конце коридора мелькает человек с разбитой бровью, и мы понимаем, что бойцовский клуб все-таки есть.

Кирилл Журенков
Андрей Захарьев

В материале использованы фотографии:Валерия НИСТРАТОВА

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...