СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ЛИБЕРТАРИАНЦЕВ

На прошедшей неделе крупные бизнесмены и политики собрались в Москве послушать либертарианцев

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ЛИБЕРТАРИАНЦЕВ

В России свободный рынок существует только на базаре

Алан Гринспен, председатель Федеральной резервной системы США, — самый влиятельный экономист в мире. Впечатляющих успехов он добился, активно вмешиваясь в деятельность рынков. Однако в глубине души Гринспен верен в точности противоположной философии. Еще в юности он прочел книгу, которая перевернула его жизнь.Книга называлась «Источник». Она поразила не только Гринспена, отличника из бедной семьи. До сегодняшнего дня эта книга вместе с еще более знаменитым романом того же автора «Атлант расправил плечи» — самое популярное чтение среди юных интеллектуалов Америки. Автор Айн Рэнд в двадцать лет эмигрировала из России и на всю жизнь сохранила ненависть к любым формам коллективизма. Ее философия — гимн индивидуализму и конкуренции. Пусть все достанется сильным, а слабые пусть сами расплачиваются за свою слабость. В 1943-м, когда федеральное правительство США, страшно сказать, регулировало цены на продукты, книга читалась как откровение.

Так кто такие либертарианцы? Это люди, которые убеждены, что каждый человек имеет право жить так, как хочет, если уважает права других. Есть немало экономистов, среди них есть и нобелевские лауреаты, для которых эти слова являются непосредственным руководством к действию. Главное — государства в экономике должно быть меньше. Не нужно финансировать образование и здравоохранение (а значит, и не нужно собирать налоги) — индивидуальный спрос на эти услуги породит предложение. Не нужно государственной пенсионной системы — кто забыл отложить на старость, тот сам виноват. Еще конкретнее? Федеральной резервной системе, то есть Центральному банку США, не нужно проводить никакую денежную политику — рынок сам все отберет и уравновесит. (До этого места Алан Гринспен, самый занятой экономист в мире, видимо, так и не дочитал.)

Несмотря на свою интеллектуальную привлекательность и давнюю традицию (еще Катон Младший, противостоявший единовластию Юлия Цезаря, произносил яркие речи о свободе), идеи либертарианцев редко претворялись в жизнь в XX веке. Однако себе в актив они заносят настоящее «экономическое чудо» — небывалый рост чилийской экономики во времена генерала Пиночета. Генералы пригласили в правительство на самые высокие посты молодых чилийцев, недавних выпускников Чикагского университета. Арнольд Харбергер — чикагский профессор, лекции которого о могуществе свободного рынка так подействовали на студентов из Чили, нынешних министров, — стал основным экономическим советником правительства. Практические либертарианцы, как выяснилось, готовы пожертвовать личной свободой граждан ради свободы рынков. Эта свобода внедрялась железной рукой. Рост начался в 1985 году — через двенадцать лет после переворота — и, собственно, продолжался в основном в отсутствие не только Пиночета (он проиграл референдум о доверии), но и многих из «чикагских мальчиков».

В CША у либертарианцев есть своя партия, но она не играет никакой политической роли. Большим партиям чужды по-настоящему либеральные идеи — республиканцев больше интересуют эксклюзивные контракты для больших компаний, а демократы традиционно опираются на голоса тех, для кого важны дорогостоящие госпрограммы в области здравоохранения и образования.

Впрочем, идеи либертарианцев идут по миру. Шесть стран Латинской Америки провели у себя пенсионную реформу по примеру Чили. В Новой Зеландии, Эстонии, Польше влияние либертарианцев проникло на самые высокие уровни. На прошлой неделе ежегодная конференция Института Катона, главного центра по распространению идей либертарианства, — помните Катона Младшего? — добралась до Москвы. И это естественно, ведь взгляды экономического советника президента Андрея Илларионова очень близки классическому либерализму.

Для наших либертарианцев чилийские министры — желанные гости. Именно у них, например, можно научиться совмещать экономическую свободу — то есть скромное государство — с сильной и не обязательно демократичной властью. Впрочем, Рут Ричардсон — один из авторов новозеландской реформы, проведенной в условиях полной демократии, — гость не менее желанный. Это дает российским демократам шанс на успех при любом политическом сценарии.

Константин СОНИН
профессор Российской экономической школы

В материале использованы фотографии: PHOTOXPRESS

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...