БЕЗ ПРЕССЫ

На прошлой неделе к президенту России Владимиру Путину приезжали два генеральных секретаря — ООН и НАТО. Такое впечатление, что оба остались довольны. А зря

БЕЗ ПРЕССЫ

Путин всегда смотрел на ООН с любовью

Владимиру Путину, безусловно, интересен мир. За прошедшие четыре года он объездил его чуть ли не весь. Есть, правда, белые пятна на этой карте. Владимир Путин не был ни в Южной Америке, ни в Африке. Но у него в запасе еще четыре года. Пробел, связанный с Южной Америкой, будет, не сомневаюсь, ликвидирован этой же осенью. В Чили пройдет саммит стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТЭС). Президент России не пропускает этих саммитов.

Приятно ли ему внимание к его персоне в мире? Почему нет?

Приятно ли, что он может продемонстрировать собеседникам порой виртуозное владение материалом? Может обаять? Покорить? Думаю, да. Но не только это.

Главное, что, как мне кажется, каждая встреча с западными коллегами превращается для Владимира Путина в поединок не на жизнь, а на смерть. Ему надо во что бы то ни стало победить. Чувствует ли он себя при этом, как когда-то, профессионалом по работе с нелегалами на вражеской территории? Не вижу причин, по которым это могло бы быть по-другому. Более того, мне кажется, он испытывает те же чувства и тогда, когда принимает западных лидеров на своем поле, в Кремле.

Надо понимать, что на таких встречах лидеры далеко не все могут сказать друг другу в глаза. Для невысказанного существуют пресс-конференции. Журналисты ведь могут задать практически любой вопрос. Этим-то как с гуся вода. И вот они задают. Порой это бывают, по счастливому совпадению обстоятельств, именно те вопросы, которые не решаются задать президенты в глаза друг другу. Это значит, что пресс-секретари согласовывают вопросы с журналистами. Такая практика есть и в США, и в Германии, и в Италии, и во Франции, и у нас. Говорят, только английские журналисты не признают ее. Правы ли англичане? Как ни странно, я не могу однозначно сказать, что правы. Я не раз бывал на пресс-конференциях с участием Владимира Путина и премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Ну и что? Сумбур вместо музыки! Вопросы, а главное, ответы без конца повторяются. Все расходятся неудовлетворенными.

Взаимодействие с пресс-секретарем не означает, что ты не можешь и сам задать вопрос, который родился в твоей голове. Такая возможность существует. Успеешь ли ты ею воспользоваться, вот в чем вопрос. Ведь пресс-конференция может в любой момент закончиться.

Есть смысл согласиться, что иногда слишком тонкая игра идет на этих переговорах, чтобы переговорщики упустили малейшую возможность добиться своего. По сути, пресс-конференция является продолжением переговоров, а иногда и более важной их частью.

Мало кто знает, например, что после пресс-конференции у лидеров считается правильным обсудить ее итоги. Говорят, иногда это обсуждение продолжается больше, чем сами переговоры.

Между тем какие же спектакли разыгрываются иногда на наших глазах во время таких встреч!

Как любят лидеры подчеркивать, какие же они друзья! Считается хорошим тоном на пресс-конференции поставить на место журналиста, если он в резкой форме задал коллеге неприятный вопрос. Достаточно вспомнить, как набросился премьер-министр Италии Сильвио Берлускони на одного французского корреспондента, когда тот в прошлом году на Сардинии спросил Владимира Путина о проблемах в Чечне. Он буквально не дал российскому президенту сказать ни слова. И не исключено, жалел потом об этом, потому что присутствовавшие при этой сцене лидеры Европейского союза потом долго ставили его на место, так как посчитали, что он в горячке наговорил много лишнего про их Союз.

Или вот на днях в Москву приезжал Жак Ширак. Вместе с Владимиром Путиным он ездил в город Краснознаменск, в Центр управления космическими объектами (ГИЦИУ КС). Все было мирно до того момента, пока один француз не спросил своего президента, не следует ли ему после поражения на региональных выборах заняться проблемами внутренней политики вместо того, чтобы ездить в Москву, готовиться к визиту английской королевы и к масштабному празднованию юбилея высадки войск союзников в Нормандии во время Второй мировой войны.

Я думаю, что и этот вопрос был согласован. Ведь надо же было французскому президенту объясниться с нацией на этот счет. Вопрос, как говорится, витал в воздухе. Но Жак Ширак не успел объясниться. За него это поспешил сделать Владимир Путин. Он обрушился на бедного французского журналиста с масштабным рассказом о том, на сколько процентов за последний год вырос товарооборот между Францией и Россией и какие блага это обстоятельство в ближайшее время принесет рядовым французам. Он хотел дать понять: ведя переговоры в Ново-Огареве, Жак Ширак на самом деле решает проблемы внутренней политики. Французский президент при этом только слабо улыбался и кивал.

Может быть, поэтому на прошлой неделе ни генсек ООН Кофи Аннан, ни генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер по итогам переговоров с Владимиром Путиным никаких пресс-конференций вообще не дали.

Андрей КОЛЕСНИКОВ
специальный корреспондент
ИД «Коммерсантъ»

В материале использованы фотографии: Алексея ПАНОВА/ФОТО ИТАР-ТАСС

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...