ОН ИДЕТ К НАМ С МЕЧОМ

В российский прокат выходит новый фильм Такеши Китано «Затоiчи»

ОН ИДЕТ К НАМ С МЕЧОМ

Загадочна японская душа. Автор знаменитых боевиков про якудзу Такеши Китано регулярно ведет на японском телевидении тупейшие шоу в лучших традициях Бари Алибасова. То есть, допустим, идут предвыборные дебаты, а он выходит на трибуну в плавках. И он же снимает с пугающим реализмом то, как один втыкает бутылку в глаз другому. Каждый его новый фильм, начиная с «Сонатины», становится событием каннского масштаба. А после «Брата якудзы» его фильмы стали лежать на магазинных полках где-то между зубодробительными боевиками Джона Ву и европейским артхаусом. Обычный его фильм строится приблизительно по такой схеме: максимально статичные сцены со скупыми диалогами и легким юмором вдруг прерываются мгновенными экшновыми вставками, как правило, сводящимися к выстрелу или удару, — и дальше снова статика. В конце почти все герои умирают, особенно если их играет он сам.

Помню, один мой приятель подшучивал над творчеством Вуди Аллена: зачем же еще снимать фильм, как не для того, чтобы сыграть там самому? То же можно сказать и о Китано, который очень любит свое лицо на экране. При своей кажущейся предсказуемости он постоянно позволяет вызывающе неожиданные фильмы типа «Сцены у моря», который и вправду состоит из сцен у моря, или недавних сверхпопулярных «Кукол», снятых по мотивам пьес театра кабуки. Там экшна нет вовсе, но при этом они все равно любимы народом, что выражается в полных залах во время сеансов.

Неудивительно, что когда Китано решил снять фильм о странствующем слепом массажисте Дзатоити (почему-то у нас его пытаются называть странным словом «Затоiчи»), это вызвало некоторый ажиотаж по всему миру, не говоря уже о Японии. Дело в том, что Дзатоити (для тех, кто не знает) — популярнейший японский персонаж, о котором снято три десятка фильмов и два сериала, так что представление о нем было слишком сложившимся, чтобы ожидать от кого-то достаточно наглости для продолжения легенды. Это как если бы в России кто-нибудь заявил, что снимает нового «Чапаева» или «Семнадцать мгновений весны».

Что же получилось у Китано?

Япония. Девятнадцатый век. В деревню заходит странник, останавливается на постоялом дворе, обзаводится придурковатым приятелем и играет в кости, причем всегда выигрывает, так как чудесным образом слышит, на какой бок они падают. А по деревне бродят две гейши, одна из которых — переодетый мужчина, которые завлекают, а после грабят и убивают богачей. Это дополнительная линия. Есть еще одна: местный заправила Гиндзо нанимает себе в телохранители мастера-ронина Хаттори, чтобы разборки с врагами стали проще. Все эти линии обязательно пересекутся, и будут молниеносные, как всегда у Китано, бои, только теперь на мечах, а не на пистолетах.

Но фильм запомнится не этим. Это мелочи. Когда-то давным-давно, когда японский кинематограф не начал адсорбировать европейские кинотрадиции, большая часть фильмов заканчивалась танцами. Cкажем, деревня спасена, а что делать диким язычникам, когда им больше некого бояться, причем никакой их заслуги в этом нет? В практически пережившей средневековую карнавальную культуру Европе об этом уже успели забыть, а вот японцы помнят. Они начинали танцевать. Этими танцами фильм и заканчивался. Китано переосмысливает устаревшую традицию. Он решил, во-первых, осовременить танец, пригласив известную танцевальную группу The Stripes, которая вместе с остальными персонажами фильма бьет чечетку, а во-вторых, не стал ограничиваться только финалом. Уже с начала фильма ритм улавливается в стуке крестьянских мотыг и периодически обнаруживает себя, подготавливая зрителя к кульминативному танцу в финале. Вполне объяснимый ход: всегда сосредотачивая в своих картинах максимум внутренней динамики, Китано не мог смириться с тем, что обычные самурайские фильмы чаще всего были долгими и протяжными. Только и оставалось, что добавить фильму танца...

Этим фильмом намечено знакомство широких масс с творчеством Китано. Уже объявлено, что помимо обычной для фильмов такого формата субтитрированной версии огромным количеством пленок пойдет по России вариант с закадровым переводом, знаменуя собой поход Магомета к горе. Озвучивать голос Дзатоити, как говорят, будет Армен Джигарханян.

Сергей СЫЧЕВ

В материале использованы фотографии: иллюстрации предоставленные кинокомпанией КИНО БЕЗ ГРАНИЦ

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...