РАЗ НИЧЬЯ — ЗНАЧИТ, ЧИНОВНИЧЬЯ

Полная история вопроса о том, что происходит у нас с землей, публикуемая в связи с тем, что каждую весну как новенький в России всплывает вопрос: что же у нас происходит с землей?

РАЗ НИЧЬЯ — ЗНАЧИТ, ЧИНОВНИЧЬЯ

После коллективизации 30-х годов прошлого века, когда земля была передана советским крестьянам в «вечное пользование» так ловко, что они лишились права распоряжаться ею на долгие-долгие годы, частная собственность на землю в России была восстановлена. Когда? Угадайте с трех раз! «Ну ясное дело когда — либерализация, Гайдар, Чубайс...» — скажете вы и ошибетесь!

Частная собственность на землю была восстановлена в ноябре-декабре 1990 года сразу тремя радикальными российскими законами: «О земельной реформе», «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» и «О собственности в РСФСР». Напомню: в этот период РСФСР еще находилась в составе нерушимого Советского Союза, а у власти и в СССР, и в Верховном Совете РСФСР были коммунисты. Этими же законами была разрешена покупка земли — правда, только у государства в лице Советов народных депутатов и без права последующей перепродажи в течение десяти лет.

Принципиально новым было то, что появилась возможность покупать в собственность у органов местного самоуправления свободные земельные участки, на которых не было никаких домов. Более того, земельные участки для ведения крестьянского хозяйства стало можно получать в собственность бесплатно! Конечно, в пределах установленных государством норм, но эти нормы измерялись уже десятками гектаров ценных сельхозугодий. Время пресловутых хрущевских «шести соток» кануло в Лету, и тысячи горожан в роли новоявленных фермеров ринулись по просторам средней полосы России скупать или получать бесплатно в собственность участки пашни.

Один мой знакомый поехал аж в Тамбовскую область, на черноземы. Выпили там крепко с председателем сельсовета и председателем колхоза, а потом пошли за околицу. Председатель колхоза, слегка покачнувшись, ткнул сапогом в землю и сказал: «Ну вот отсюда». — «А докуда?» — сразу же решил уточнить мой приятель. Два председателя озадаченно переглянулись, задумчиво посмотрели на далекий закат над бескрайним полем, после чего председатель сельсовета определил: «Ты ж говорил, тебе под картошку? Значит, докуда посадишь, дотуда и будет».

Что касается купли-продажи земельных участков, берусь утверждать, что это тоже не было новшеством. Земля в России продавалась всегда, в том числе и при советской власти. Например, до начала перестройки бревенчатый дом-пятистенка с десятью сотками земли «при домовладении» в какой-нибудь глухой деревушке Калининской области можно было купить и за тысячу рублей (на те деньги, разумеется). А точно такой же дом (бревна, полы, окна, даже наличники — все одинаковое!) с точно таким же земельным участком где-нибудь на Бисеровом озере в Подмосковье стоил уже десять, а то и пятнадцать тысяч. Эта разница как раз и была ценой земли — той земли, которая была расположена ближе к Москве, ближе к очереди за колбасой. Но поскольку тогда все было основано на лжи и официально земля продаже не подлежала, цена земли при сделке просто-напросто включалась в стоимость дома.

Впрочем, все эти садоводы, огородники, дачники, собственники жилых домов, нищие коллективы приватизированных заводов и фабрик, хотя и исчислялись десятками миллионов людей, имели отношение к такой мизерной части российской земли (не более 5%), которую впору было отнести к технической погрешности вычисления площадей. А главным вопросом была, разумеется, реорганизация сельскохозяйственных предприятий (совхозов, колхозов), основных пользователей главным богатством России — землей.

Наиболее продвинутые председатели колхозов быстро сообразили, что им нужно делать: собрали колхозные собрания, на которых все дольщики внесли свои доли в уставный капитал новообразованных хозяйственных обществ. Голосовали единогласно, а как иначе, если завтра у этого же председателя нужно просить трактор, чтобы вывезти на зиму дрова из леса?

Видимо, почувствовав неладное в действиях председателей колхозов, без объяснений забиравших у людей землю в уставный капитал юридического лица, Президент РФ Б.Н. Ельцин в декабре 1993 года издал еще один указ, которым повелел выдать собственникам земельных долей свидетельства о праве собственности нового образца. В результате вышло еще хуже: собственниками земельных долей стали снова и те, кто уже сдал свои доли в уставный капитал, то есть распорядились ими, и те, кто отказался их сдавать, и, наконец, те, кому земельные доли по прежним законам вообще не полагались.

Что же получилось в итоге? А вот что: а) государство сельскохозяйственными угодьями распоряжаться не может, потому что передало их в долевую собственность крестьянам (то есть физическим лицам); б) крестьяне этими землями распоряжаться не могут, потому что они или передали свой земельный пай в собственность акционерного общества (бывшего колхоза) или же должны получить согласие на распоряжение своей долей от двух (трех, пяти) тысяч сособственников; в) реорганизованный колхоз (совхоз) распорядиться переданной ему дольщиками землей не может, потому что ему нужно сначала зарегистрировать право собственности на землю, а денег на изготовление плана земельного участка у него нет.

А если никто землей распоряжаться не может, то чья же она? Ничья? Да нет, это еще Маркс доказал: раз ничья, значит, чиновничья. И чиновники на местном уровне и на уровне субъектов Российской Федерации взялись за дело засучив рукава.

Например, возжелал руководитель бывшего колхоза продать кусок пашни под строительство автозаправки или даже коттеджного городка. «Что ты, нельзя, — скажет ему чиновник, — земля же у людей в долевой собственности, а не у юридического лица». — «А вот же у меня их заявления о внесении долей в уставный капитал». — «Так эти заявления еще в 1992 году написаны, а в 1996-м они свидетельства заново получили». — «Да, но ведь они нам земельные доли раньше уже передали...»

Когда по закону одновременно и «можно», и «нельзя», то нетрудно догадаться, чем закончится такая дискуссия. Вот почему с такими большими надеждами все ждали нового Земельного кодекса, который должен был бы как раз устранить накопившиеся противоречия по вопросам собственности на землю и упорядочить наконец-то оборот (куплю-продажу) земли, особенно из состава земель сельскохозяйственного назначения. Но надеялись зря.

Принятие Земельного кодекса РФ в 2001 году сопровождалось в Госдуме митингами, скандалами и даже мордобоем. Единственное, чего не было, — это прений, то есть обсуждения кодекса по существу. Впрочем, для России, которая, по мнению многих политиков, всегда должна идти особенным путем, такая ситуация вполне естественна. Действительно, если в западных парламентах используются два способа принятия законов: а) прения без драки и б) прения плюс драка, то почему бы нам не выбрать третий путь — драка без прений? Это круто, это по-нашему!

Дрались, разумеется, из-за земель сельхозназначения. «Никакого оборота, — орали левые, — иначе всю землю скупят иностранцы! Надо твердо прописать: «Оборот земель сельскохозназначения не допускается!» — «Так они же в обороте еще с 1992 года, — увещевали правые. — Вот и нужно ввести хотя бы какие-то правила этого оборота. Да и как запретить все сделки с этими землями, если аренда — это тоже вид сделки? Что, и в аренду их сдавать нельзя? Ведь кустарником же зарастут!»

Компромисс по-российски нашелся легко. Договорились исключить из Земельного кодекса этот вопрос вообще, как будто его не существует. Так и записали: «Оборот земель сельскохозназначения регулируется Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозназначения».

Может быть, именно потому, что никакого обсуждения Земельного кодекса по существу не было, после его принятия никто ничего так и не понял. СМИ зашумели абсолютно не в лад: «Наконец-то введена — отменена! — частная собственность на землю в России!» — «Наконец-то стала возможной — запрещена! — купля-продажа земельных участков!» И все дружно сходились лишь в одном: сделан новый крупный шаг в земельной реформе, хотя на самом-то деле и полшага сделано не было.

Но вот в июле 2002 года был принят тот самый Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Купля-продажа этих земель, разумеется, была в нем узаконена («после драки кулаками не машут!»), но в строгом порядке: прежде чем продать участок пашни, собственник этого участка обязан предложить купить его субъекту Российской Федерации. А если субъект откажется, тогда уж продавай кому угодно (кроме иностранцев, конечно, — те могут только арендаторами быть. Очень уж они опасные и коварные — вдруг возьмут да вывезут все земельные участки за границу?!).

Однако наши законодатели (то ли из озорства, то ли по злому умыслу, то ли по дури) забыли ввести подобные ограничения на другой способ отчуждения земельных участков — на дарение. А при дарении можно субъекту ничего не предлагать, а сразу показать кукиш: мол, кому хочу, тому и дарю! Денежки, разумеется, из кармана в карман. И было началось в России повальное дарение сельскохозяйственных земель!

Только и тут оказалось все непросто. Чтобы подарить, например, земельную долю, нужно прежде зарегистрировать право собственности на нее в соответствующем учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, но для этого опять-таки нужен кадастровый план общего земельного участка, стоящий немереные деньги!

Между тем в Федеральном законе «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и эта проблема разрешена на удивление просто. Цитирую: «Участники долевой собственности, получившие при приватизации сельскохозяйственных угодий в собственность земельные доли, обязаны (!) обеспечить определение на местности границ, находящихся в общей собственности земельных участков... в соответствии с требованиями землеустройства». В переводе на житейский язык это означает, что тысяча бабулек и дедулек из десятка деревень обязаны скинуть в общий котел по 250 рублей на изготовление столь необходимого им плана! Согласитесь, что это нереально.

А если попытаться выделить земельный участок в натуре, то есть на местности, в счет земельной доли? Тут, пожалуй, дело обстоит совсем худо.

То есть выдел земельного участка в натуре одним из сособственников фактически означает не только прекращение существования прежнего общего земельного участка, но и перераспределение земельных долей сособственников земельного участка, оставшегося после выдела. А для такого перераспределения по гражданскому законодательству требуется и единогласное решение всех участников долевой собственности (а их 999 человек!), и... новый кадастровый план на участок площадью уже не 5000 га, а 4995 га! С вас еще по 250 рубликов, поздравляем!

И куда же в этом случае деваться бедному крестьянину? Да только в суд! Ну а как у нас работает судебная машина, объяснять, наверное, не надо...

В общем, очень грустная картинка получается. Сельскохозяйственные угодья по-прежнему ничьи, или, как говорят юристы, «бесхозяйные»: планов участков нет, права на них не зарегистрированы, за редким исключением. Да исключения-то эти тоже ущербны: бывает, права на одни и те же земельные участки зарегистрированы и за юридическим лицом (бывшим колхозом), и за физическими лицами (бывшими колхозниками). И уже идут между претендентами на землю бесчисленные судебные тяжбы, а то и перестрелки. А ведь земли сельскохозяйственного назначения даже в густонаселенной Московской области занимают почти 40% территории (на Кубани — больше!).

 

Земли в России много:сельхозназначения, лесного, водного и оборонного фондов, природно-заповедная, историко-культур-ная, есть даже загадочная земля запаса



А что же дал новый Земельный кодекс другим россиянам, которые не колхозники, — всем этим дачникам, садоводам и огородникам? Вот им был сделан воистину царский подарок: все земельные участки, ранее находившиеся у граждан в постоянном (бессрочном) пользовании либо в пожизненном наследуемом владении, переданы в собственность бесплатно! Причем без ограничения каких-то пределов — хоть полгектара, хоть гектар, а можно и больше, но только однократно (правда, что означает понятие «однократно» — не разъясняется: то ли несколько взять себе бесплатно участков за один раз, то ли любой участок из нескольких, но только один). Поскольку земельные участки ранее предоставлялись в собственность за плату, а во владение или пользование — бесплатно, то люди, владевшие информацией о новых нормах Земельного кодекса, разумеется, успели оформить соответствующие постановления о передаче им земельных участков в пользование непосредственно перед вступлением Земельного кодекса в силу (да и задним числом это сделать было несложно). И сразу же после принятия кодекса стали полноправными собственниками этих участков, не заплатив государству ни копейки.

Так обстоят дела с землями сельскохозяйственного назначения. Но и с другими категориями земель ситуация не лучше.

Все участки лесного фонда отнесены к федеральной собственности — и все видят, как лес рубят, аж щепки летят! А леса — более половины территории России. Все участки недр — с их золотом, алмазами, вольфрамом, нефтью, газом — это тоже федеральная собственность, которая приватизации не подлежала и не подлежит. Потому ее так нещадно и разворовывают!

Еще есть в России земли водного фонда, земли обороны, природно-заповедного и историко-культурного назначения, а еще никак не обозначенные земли запаса — это все государственная собственность! В городах и поселках находятся государственные учреждения, унитарные и казенные предприятия — и под ними земля тоже государственная.

Можно задать наивный вопрос: а зачем нужна государству собственность на землю? Ведь правительство не пойдет копать эту землю лопатами, и сосны топорами валить не будет, и земельный налог само себе платить, естественно, не будет.

Но для России такой вопрос действительно наивный. Дело в том, что если земля государственная, то ее государство (то есть чиновник от имени государства) может сдать в аренду! А в аренду-то можно отдать Ивану, а можно — Петру. И арендная плата — это совсем не то, что установленный законом земельный налог. Для ее расчета есть методики специальные, есть повышающие коэффициенты, а есть понижающие, и срок аренды — тоже предмет для обсуждения. Короче, есть все возможности для достижения «полного непротивления сторон»!

В итоге мы имеем то, что имеем. По словам министра экономики России Германа Грефа, Земельный кодекс регулирует земельные правоотношения лишь... на 2% территории Российской Федерации! Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», как мы убедились, вообще ничего не регулирует. Федеральный закон «О разграничении государственной собственности на землю» за два с лишним года после его принятия ничего не разграничил. По сути, единственным хозяином (точнее — «бесхозяином») российской земли, как и при советской власти, является Правительство РФ с его бюрократическим аппаратом, а также органы местного самоуправления. Последние сегодня наделены государственными полномочиями по управлению и распоряжению землями, хотя эти органы и не входят в систему государственной власти. Все это, конечно, противоречит Конституции Российской Федерации, да кто же обратит внимание на такие мелочи?!

Борис УТКИН

В материале использованы фотографии: PHOTOXPRESS

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...