ПРЕЗИДЕНТ И ВОРОБЕЙ

27 марта президент страны Владимир Путин встречался с журналистами. Говорили прежде всего о том, что интересно друг другу, то есть о президенте и журналистах

ПРЕЗИДЕНТ И ВОРОБЕЙ

В ночь после выборов президент разрешил журналистам себя критиковать в первый раз

Будет, прямо скажем, некоторым преувеличением заявить, что Владимир Путин открыт для прессы. Но закрыт ли он? Ни в коем случае. Владимир Путин встречается с журналистами довольно часто. Можно сказать, что ему просто деваться некуда. И это будет правдой. Надо встречаться с иностранными журналистами в канун визитов глав их государств. Надо устраивать ежегодные пресс-конференции, на которые съезжаются журналисты изо всех регионов страны. Еще довольно много случаев, когда просто надо, и все тут, потому что ты президент.

Но это не вся правда. Какая нелегкая, к примеру, понесла Владимира Путина на последнюю встречу с журналистами в его резиденции «Бочаров Ручей»? Вроде бы оперативной необходимости не возникало. И мы, участники встречи, как будто не просили. Может быть, он хотел рассказать красивую горскую легенду про нового премьера, больше похожую на тост за здоровье Михаила Фрадкова? Да можно было и раньше это сделать. А можно было позже. Можно было вообще не делать. Ничего бы не изменилось.

Так зачем? У меня нет ответа на этот вопрос. Возможно, подумал я тогда, встречаться с журналистами ему интересней, чем смотреть телевизор, особенно сегодняшний, сделанный его же руками.

Накануне этой встречи был Форум народов Кавказа. И эти народы без конца критиковали нас, журналистов, за все, что мы для них делаем. Особенно им не нравится именно телевидение. И корреспондент телеканала «Россия» Маргарита Симоньян при выключенных телекамерах ее телеканала напомнила президенту, что выступавшие, практически все без исключения, критиковали СМИ.

— Чтобы сгладить это, — говорит господин Путин, — я предлагаю тост за вас. Ваше здоровье.

Он, наверное, не одну Маргариту Симоньян имел в виду. А может, и одну. Теперь не поймешь. Но выпили-то все, конечно.

Этого, впрочем, Маргарите Симоньян показалось мало, и она спросила президента, как он оценивает СМИ России.

Такой вопрос, выпорхнувший из уст красивой девушки, кажется на первый взгляд странным и даже неуместным. Но только на первый взгляд. Ведь стоит устроиться на работу на государственном телевидении, и вот ты уже не девушка, а спецкор «Вестей». А для спецкора «Вестей» это, согласитесь, чудесный вопрос.

И президент на него отвечает, что «наши СМИ — как сама Россия, со всеми ее проблемами, положительными и отрицательными качествами». И поясняет, что для кого-то это средство для зарабатывания денег, для кого-то — еще что-то.

Кто, говорит, делает телевидение? Люди же делают, а у людей слабости есть. Вот я думаю, что реорганизация правительства пойдет на пользу СМИ.

Неожиданно он, прямо скажем, закончил свою жизнерадостную мысль. И вроде бы какая-то угроза содержится в этом заявлении. А может, и нет ее. Должен ли президент говорить загадками?

И тут же президент продолжает, без особых наводящих вопросов, что когда СМИ его критикуют, то он в принципе нормально к этому относится. Дело в том, говорит, что президент вообще не должен ни на что обижаться. Терпеть он должен.

— Хотя я вам, конечно, — говорит он, — все про вас скажу.

Я не удержался и спросил:

— Когда же?

— Когда на пенсию выйду.

И вот после этих слов у меня уже не осталось вопроса, зачем была нужна эта встреча. Да она просто позарез нужна была именно из-за них. Слова, сказанные президентом, никуда уже не денутся. Если у обычного человека слово не воробей, то уж президентское...

Согласились, как говорят у них в Кремле. Запомнили.

Кроме того, надо ведь понимать, что Владимир Путин никогда до сих пор ничего подобного не говорил (несколько дней назад, в ночь президентских выборов, он, правда, тоже на радостях рассказывал, что его можно критиковать, но тут есть большая разница. В одном случае «можно критиковать», а в другом — «должен терпеть». Особенно хорошо две эти мысли смотрятся вместе).

И более того, я уверен: для того чтобы произнести эти слова, ему потребовалось потрудиться над собой. Я думаю, он буквально заставил себя произнести их. Ведь я помню, что еще два года назад на вопрос, обижается ли он на то, что про него иногда пишут в СМИ, он отвечал, помрачнев: «Бывает».

А теперь он должен терпеть. Не знаю, как кого, а меня это очень устраивает. Я только вспоминаю, что новый министр культуры и печати господин Соколов терпеть пока не согласен. Наоборот, он говорит, что наши СМИ — это кривые зеркала нашей действительности, а не сама действительность. Видимо, есть желание выпрямить.

Интересно, сколько лет понадобится господину Соколову, чтобы прийти к тому же выводу, к какому наконец пришел господин Путин?

Андрей КОЛЕСНИКОВ специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»

В материале использованы фотографии: Григория СЫСОЕВА/ФОТО ИТАР-ТАСС

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...