ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАРОД

Какая идеология и какой класс одержали победу в минувшем выборном цикле

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАРОД

Пока эксперты обсуждают итоги выборов и состав правительства, покорно глодая сброшенные сверху кости и состязаясь в предсказании непредсказуемого, за кадром остается главное и вполне предвидимое — общий контур событий. Какая разница, как будут звать премьера или губернатора, если оба ходят на коротком поводке и подают голос по команде.

Предвидеть же главные события несложно, потому что после президентских и парламентских выборов стала понятна базовая идеология. Именно она, идея-матушка, а вовсе не тупой классовый интерес, как учили нас в школах и вузах, определяет траекторию государственного развития.

Еще лет пятнадцать назад страну нашу населял «государственный народ» — люди, которым средства существования предоставляло государство и только государство. Первыми, понятно, шли чиновники в форме и штатском, за ними, постепенно убывая в весе и статусе, — миллионы менее значимых казенных граждан, завершая фельдшером в сельской больнице или несколькими тысячами литераторов средней и мелкой руки, которые вполне сносно кормились от государства через Литфонд.

Коммунисты

В результате всех преобразований последнего десятилетия в пострадавших оказалось именно огромное большинство этого «государственного народа». Он не сразу сориентировался. Его элитные представители сначала ставили на КПРФ и Зюганова, полагая, что спасение в возврате к коммунистической идеологии и экономической модели, когда они стояли первыми у спецраспределителя. Идея не прошла, потому что в нее верили лишь не слишком успешные пенсионеры (в большинстве своем из более или менее приближенных к элите слоев советского общества — от средненького журналиста-международника Анпилова до средних генералов и полковников, преподавателей ВПШ, секретарей райкомов, кагэбэшников в чине капитанов-майоров или рабочих привилегированных оборонных производств). Те, кто был чуть смелей и одаренней, быстро нашли себя в новой реальности.

У коммунистов элементарно не хватало ярких лидеров: сначала был бесцветный персонаж по фамилии Полозков, потом появился Зюганов, который тоже сгодился в генсеки только на очень большом кадровом безрыбье. Однако и он, будучи человеком относительно продвинутым, сделал совсем неплохую карьеру внутри «антинародной системы» и поэтому был грозен и непреклонен скорее на словах, нежели на деле.

С каждым годом от КПРФ отходило все больше «элитных» персонажей, находивших альтернативные пути для роста. Их места занимали сильно потерявшие в статусе, потертые, но искренние рядовые представители «госнарда» — военные, ИТР, врачи, учителя. За десять лет коммунисты перестали быть элитной группой и, как это ни странно прозвучит, превратились в одну из самых демократических партий.

К несчастью для них, реальную политику делают не низы. Хотя бы потому, что только у элит есть осознанные политические интересы. У населения России осознанных интересов нет: есть лишь неясные обиды на «тех, кто наверху». А уж кому как удастся развернуть эти настроения — вопрос сугубо элитной игры. Именно поэтому низовые коммунистические настроения — не без корысти поднаторевшего на политическом рынке Зюганова — настойчиво стремились купить и Березовский, и Ходорковский.

«Силовики»

Между тем новая, омолодившаяся и быстро укрепляющая свои позиции элитная группа «государственного народа» этого сделать и не пыталась. Она искала поддержку в новом чиновном классе России. И «силовикам», и чиновникам, крепко вросшим в систему неформальных бизнес-отношений новой России тов. Зюганов с его занудными речами о социальной справедливости был нужен как прошлогодний снег. Однако допустить его тайный союз с конкурирующими бизнес-группами засевшая в Кремле команда не могла. И не допустила, своевременно посадив Ходорковского, раскрутив на электоральном поле КПРФ блок Глазьева — Рогозина (плюс немножко Жириновского), пустив ему за пазуху Семигина и наконец крепко насолив лично Г.А. Зюганову правдивыми телерассказами про партийные «мерседесы», проделки «агростроя» и дружбу с Березовским.

Однако базовый идейный запрос «государственного народа», по-прежнему составляющего очень большую часть электората, оставался неудовлетворенным. Идея живет дольше материального интереса: люди забыли, как мечтали о полных полках в магазинах, как штурмовали табачные ларьки и отоваривались по талонам. Если среднего представителя «госнарода» заставить сделать усилие и вспомнить, когда же ему (персонально) жилось лучше, когда у него были разнообразнее стол, гардероб, возможности покупки машины, проведения досуга и пр., то, поскрипев, он сознается, что сейчас, пожалуй, побогаче. Или — скорее — не сознается. Из идейных соображений. Но в любом случае это полувынужденное признание напрочь перекрывается воплем души: «Я-то устроился, но ты посмотри, что в стране делается!!!»

И в самом деле — у тех миллиарды, а у этих детям на обувь не хватает. И даже, пожалуй, не это самое страшное. Самое страшное, что нас теперь в мире не боятся и не уважают. А раньше («государственный народ» в этом твердо уверен, хотя заграницами раньше не бывал) уважали. Везде! Потенциал обиды за могучее прошлое стал мифологической (т.е. идейной) реальностью, с которой вынужден считаться любой практикующий политик.

Жили в коммуналках, по утрам полчаса стояли в очереди в сортир — но были великим народом. Стучали, выслуживались в парткоме ради очереди на квартиру или поездки в страну с твердой валютой, а там питались консервированной сайрой, чтобы сэкономить дочери на джинсы — но были великим народом. Ездили из Твери и Рязани в Москву за колбасой целыми электричками — но были великим народом. Получали по 6 соток в болоте, под линиями ЛЭП или на месте выработанных карьеров (это в стране с самыми большими запасами свободных земель в мире) — но были великим народом. Не смели поставить на этих шести сотках домик более одного этажа и с «ломаной» крышей — но были великим народом. Убивались по утрам и вечерам в очередях сначала на автобус, а потом в вонючих магазинах за мороженым хеком — но были великим народом. Не имели права читать Набокова, Платонова, Бродского да и полного Ленина тоже! — но были великим народом...

Спорить бесполезно. Значит, были. Недавно читал лекцию в школе. Спрашиваю: «Как вы думаете, когда выборы были справедливее — в советскую эпоху или сейчас?» Уверенно отвечают: «Конечно, в советскую!» Им по 14 лет, их тогда на свете не было. Но помнят совершенно точно.

Хотя в советские времена было иное восприятие действительности. «Вы знаете, почему мы не перегоняем США? Потому что у нас вся задница в заплатах». Нет, такого дети не помнят.

Общенациональное иррациональное

Видимо, это объективно. Постимперская психологическая травма. Фантомные боли на месте ампутированного мифа. Ведь и немцы после крушения империи удивительно легко повелись на сказки о незаслуженно обиженном великом народе, которые им убедительно рассказывал некто по фамилии Шикльгрубер.

Дураком надо быть, чтобы не использовать такой дармовой мифологический ресурс. Но подлецом надо быть, чтобы его использовать. Вот, собственно, и весь стратегический выбор. Если посмотреть на результаты блока «Родина», ЛДПР, «Единой России», если задуматься над отдельными пассажами в ходе президентских выборов, то ясно станет, что нашими элитными группами выбор уже сделан. Нет, дураками они быть не намерены.

Перспектива

Значит, несложно прикинуть среднесрочный сценарий на будущее. Под разговоры об экономическом прорыве и опыте Пиночета элита будет решать прямо противоположную задачу: тот эксплуатировал силовой ресурс, чтобы укрепить бизнес, а эти станут эксплуатировать бизнес, чтобы укрепить силовой ресурс. Под разговоры о социальной справедливости и укреплении державы из экономики будут отжиматься соки для расширения административного аппарата (по слухам, после последней реформы количество правительственных чиновников увеличилось едва ли не на 30 процентов, а расходы на них на все 50). Экономика вполне может среагировать снижением темпов роста. Чтобы ее подтолкнуть, придется еще сильнее расширить круг надзирателей... А дальше вполне может последовать очередной цикл отставания.

Интенсивные методы по приказу, увы, не прививаются. Биллы гейтсы строем не ходят. Значит, раньше или позже придется в очередной раз начинать цикл вынужденного обновления. С той, однако, разницей, что нынешние силовые группировки (в отличие от советских!) убеждены, что, не прояви наследники Брежнева постыдной мягкотелости, у нас и по сей день были бы социализм и полный идеологический порядок. Как в Китае.

«Пиночет эксплуатировал силовой ресурс, чтобы укрепить бизнес, а эти станут эксплуатировать бизнес, чтобы укрепить силовой ресурс»

Дмитрий ОРЕШКИН

В материале использованы фотографии: GETTY NEWS/EAST NEWS

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...