БИЗНЕС НАСТОРОЖЕННО ЖДЕТ

Как повлияет смена правительства и премьера на экономику? Как реагируют на это событие инвесторы и крупный российский капитал? Об этом корреспондент «Огонька» беседовал с членом бюро РСПП, президентом компании «Ренессанс-Капитал»

БИЗНЕС НАСТОРОЖЕННО ЖДЕТ

— Ожидало ли бизнес-сообщество решения о смене Касьянова?

Президент России жмет руку президенту «Ренессанс-Капитала». Но, как показал опыт, для большого бизнеса это еще ничего не значит

— Ожидало. Но логика такого решения, объявленного именно сейчас, не прослеживается. На мой взгляд, это решение, принятое до выборов, сужает возможности президента при определении кандидата на пост премьера. При той щепетильности, с какой Путин относится к своему рейтингу, особенно накануне выборов, он откажется от назначения на этот пост любого непопулярного, но эффективного менеджера. Действительно, было бы странным ухудшить ситуацию на выборах привлечением непопулярного человека. Ведь реформы, которые предстоит сделать, будут стоить популярности любому политику.

— Значит, на ваш взгляд, новым премьером не может оказаться человек, на которого Путин смотрит как на своего преемника.

— Скорее я имел в виду другое: до выборов эту должность вряд ли отдадут человеку с реформаторским, либеральным уклоном.

— Что вы можете сказать о Касьянове, провожая его с поста премьера?

— Все без малого четыре года, что Михаил Михайлович пробыл на посту премьера, он прибавлял. Пусть Касьянов не яркая звезда, но есть твердое ощущение, что он не достиг своего потолка. И в этом смысле, если будет продолжена та же экономическая линия, то уход Касьянова не очень понятен. Если же в целом пересматривается курс, то и будет найден для этого специальный человек. Касьянов же был абсолютно адекватен периоду стабилизации: с одной стороны, человек компромисса, с другой — премьер, пусть не быстро, но продвигающий экономические преобразования в стране.

— А что главное из того, что не захотел или не успел сделать Касьянов?

— Налоговая реформа не доведена до конца, и это его полная ответственность. Хотя тут влияла и политическая ситуация. И, конечно, замедления с административной реформой. Все в основном.

— Очевидно ли было крупному бизнесу то, что с такой страстью и регулярностью сейчас вменяют Касьянову: близость к «семье» — ушедшей, допутинской власти?

— Это инерция, штампы. То, что я видел: Касьянов никогда не показывал свою связь с предыдущей властью, с «семьей». Просто не могу представить ни одной ситуации, где бы Касьянов персонально решил что-то важное в пользу тех или иных представителей бизнеса. Можно, конечно, вспомнить ситуацию по «Славнефти», когда компанию продали чуть ли не в два раза ниже ее стоимости. Но хорошо известно: не Касьянов принимал решение.

— Последует ли, на ваш взгляд, цепь отставок выдвиженцев уволенного премьера?

— Думаю, что это логично. Если он не будет призван вновь, во что я мало верю, я знаю ряд касьяновских выдвиженцев, которые, к сожалению, не эффективны. Их немного, но они однозначно есть.

— Новый премьер должен глубоко разбираться в экономике?

— Я считаю, должен. Может быть, это и субъективный взгляд. Просто функция правительства все-таки экономическая.

— С уходом Касьянова потеплеют отношения между крупным бизнесом и властью? Ведь сейчас они находятся где-то у критической отметки...

— Не думаю. Касьянов не был встроен в отношения бизнеса с политической властью. Да и вообще он старался не быть политическим деятелем. Хотя последние полгода он стабилизировал ситуацию, давая понять, что есть и более взвешенные точки зрения, чем у ястребиного крыла политической власти.

— Чего крупный бизнес, вы и ваши коллеги ждут от нового правительства и нового премьера?

— Конечно, продолжения и даже ускорения либеральных реформ. Ускорения административной реформы. Хотелось бы увидеть сильное и смелое продолжение налоговой реформы. Давно пора менять практику оборота земли. Превращение судебной власти в абсолютно независимую. И, конечно, реформ естественных монополий. Без нее экономика у нас полусоветская. Вот, наверное, чего прежде всего хочет крупный бизнес.

— А ускорит ли новое назначение административную реформу, о которой уже все вокруг говорят?

— Мы возвращаемся к двум краеугольным камням этого действия. Если назначение политическое, с целью обозначить преемника, то ответ: нет. Если все связано с тем, что Путин понимает ответственность своего второго срока, а также то, что есть еще время и шанс многое сделать, то тогда ответ: да. Все в его руках, но и мы вправе рассчитывать, что новый президент, скорее всего Путин, использует «окно возможностей», которое ему дает первый год нового срока, и существенно изменит социальную и экономическую картину страны.

— «Ренессанс-Капитал» — это своеобразный барометр, по которому видно отношение к России крупных инвесторов. Какая погода на этом барометре?

— Пока, можно сказать, реакции никакой. Рынок отреагировал очень вяло. Крупные инвесторы ведут активные консультации, не делая резких движений. Задают нам приблизительно те же вопросы, что и «Огонек». А в целом настороженно ждут, кого же назначат и каким станет кабинет.

В материале использованы фотографии: Дмитрия АЗАРОВА/КОММЕРСАНТ

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...