ГЕОФИЗИК И ГЕОЛИРИК

Ученый и бард Александр Городницкий рассказывает и поет о науке с экрана телевизора, а в жизни вынужден работать миноискателем. Канал «Культура» показывает его научный цикл «Атланты. В поисках истины»

ГЕОФИЗИК И ГЕОЛИРИК

Александр Городницкий

По сравнению с цифрами, которыми оперирует в разговоре геофизик Александр Городницкий — триста миллионов лет назад, два с половиной миллиарда лет назад, — возраст мебели в его кабинете в Институте океанологии не производит впечатления. Стульям и столам всего-то, наверное, лет тридцать.
Когда я пришла, зазвенел телефон (один на три лаборатории). Городницкому звонил простой зритель канала «Культура», на котором у Александра Моисеевича идет научный цикл «Атланты. В поисках истины». В 15-минутном телефонном разговоре я различила только несколько слов: «пэаш», «плотность через проводимость» и «электролит». Да еще поняла последнюю фразу. Городницкий сказал собеседнику: «Что делать? Мы живем в век невежества».
Для живущих в этот век Городницкий подготовил 12 фильмов. Те, что уже вышли в эфир, вызвали большой резонанс. Фильмы взволновали самые разные структуры — от Госдумы до МЧС.
О науке и жизни заведующий лабораторией геомагнитных исследований океана Института океанологии РАН Александр Городницкий рассказал «Огоньку»:-- Задача этого телевизионного цикла — объяснить научные проблемы на языке, доступном каждому. И дать понять зрителю: «Ученые не идиоты, которые неизвестно что в колбочках смешивают. Все это касается и тебя. Будешь плохо себя вести, тебя тряхнет, потому что землетрясения — Промысел Божий (так, во всяком случае, говорит в нашем фильме священник), а ученые пока не очень-то могут предсказать землетрясения: знают, где они произойдут, но когда, им точно неизвестно». Мы говорим о глобальных катастрофах, конце света, озоновой дыре, потеплении климата Земли... То есть сериал посвящен стыку проблем науки с жизненно важными для нашего существования темами.

Из фильма «Что происходит с климатом Земли?»:«Одним из больших достижений конца ХХ века была работа ученых, восстановивших ход температуры всего Северного полушария за последнюю тысячу лет. Были отмечены небольшие колебания в начале тысячелетия. Температура, особенно в Северной Атлантике, была заметно теплее. Гренландия действительно, скорее всего, в своей южной части была зеленой страной. Однако отмечен и малый ледниковый период: холодными были XVII, XVIII и половина XIX века. Но за тысячу лет изменения не превышали плюс-минус 0,3 градуса. А тут за сто лет обещают потепление на 0,6!»

— Говорят, большие отклики вызвали фильмы «Грозит ли Петербургу судьба невидимого града Китежа» и «Можно ли есть рыбу из Балтийского моря?»...

Один из рейсов научно-исследовательского судна «Академик Келдыш». Александр Городницкий погружается в Атлантический океан на глубоководном аппарате «Мир»

— Да, был резонанс после фильма про Петербург (ученые предупреждают о возможности катастрофического наводнения). Что касается Балтийского моря, МЧС вроде бы даже хочет организовать срочную экспедицию. А зачем организовывать? Наш институт там работает уже пять лет. Без шума и пыли. Замечу, что мы сегодня не можем заниматься фундаментальными проблемами, как раньше, — дрейфом континентов, раскрытием океанов, изучением тонкой структуры магнитного поля... Фундаментальная наука в России пребывает в позорном, нищем состоянии. Можете посмотреть на наш институт — еще недавно один из ведущих институтов мира в области изучения океана. Теперь мы занимаемся главным образом тем, за что платят деньги. В частности, подрядились искать куски железа, затопленные в морях. Например, надо прокладывать какой-то трубопровод и требуется обследовать Финский залив, нет ли там на дне железных конструкций или затонувших судов. Или строят новый порт под Петербургом, надо проверить дно на предмет бомб и снарядов. И, в частности, в Балтийском море нужно было обнаружить суда с химическим оружием на борту. Мы их нашли. В общем, работаем миноискателями.

— Ошибаетесь один раз?

— Нет, мы же ничего не цепляем. На тех затонувших в Балтийском море судах — химическое оружие гитлеровского рейха, которое в 1947 году утопили в океане союзники с целью от него избавиться. В результате на дне Балтийского моря лежит около 400 тысяч тонн снарядов и бомб с ипритом. За полвека морская вода проела стальные оболочки снарядов. И хоть иприт не всплывает, он частично растворяется, поглощается планктоном. Рыба ест планктон, а человек — рыбу со всеми возможными последствиями. Все эти факты публиковались в научной печати. Но на научные статьи-то никто внимания не обращает, а телевизор смотрят все.

— Вы сами для себя что-то новое узнали из этого цикла?

— Конечно. Я ведь по работе соприкасался только с темами рождения и гибели океанов и с исчезновением Атлантиды. Один из фильмов посвящен проблеме сероводородного заражения Черного моря. Большинство специалистов считает, что сероводородное заражение моря не так страшно, как об этом писали журналисты. Что касается парникового эффекта, мой коллега и друг профессор Сорохтин убедил меня в том, что все-таки не надо нам подписывать Киотские соглашения, ограничивающие выброс углерода в атмосферу, — все обойдется и так. Специальный фильм связан с новой формой жизни на Земле — гигантскими подводными червями — вестиментиферами. Для некоторых фильмов я специально написал несколько песенок: про Балтийское море и иприт, про конец света и про болезнь Альцгеймера.

Из фильма «Океан — колыбель жизни»:«Не далее как два десятилетия назад на больших глубинах в океане была обнаружена довольно интересная разновидность жизни — вестиментиферы. Это червеобразные животные без рта, кишечника и даже ануса. Они живут за счет бактерий, которые располагаются у них в специальном органе. Основной источник энергии для бактерий — сероводород. Поражает тот факт, что кровь у вестиментифер такая же, как у нас, — ярко-красная, с гемоглобином. Но для человеческой крови содержание сероводорода и ядовитых металлов — убийственный факт, а для вестиментифер — норма. Можно ли считать их новой формой жизни на Земле, не нуждающейся в знаменитом цикле «кислород — углерод», а следовательно, не зависящих от Солнца?»

— Один из фильмов называется «Библейские катастрофы и современная геология». Изложенное в Библии вы рассматриваете с научной точки зрения. Боюсь даже предположить, чей отклик на этот фильм можно ждать...

— Это тот случай, когда наука становится легендой, а легенда может стать наукой. Мы рассматриваем Всемирный потоп. Анализируем случай с войском фараона, которое погналось за евреями, вышедшими из Египта (с нашей точки зрения, волна, утопившая войско, это цунами). Рассматриваем вопрос о гибели Содома и Гоморры в результате тектогенеза — землетрясений, выбросов сероводорода и метана и вулканических извержений по трещине мертвоморского разлома, проходящего с севера на юг через Мертвое море в Израиле. С этим связано воспламенение метана и образование соли, что вполне соответствует описанию гибели городов. Получается, что, как правило, библейские мифы имеют вполне реальное научное обоснование.

С учеными в этом фильме спорит раввин Цви Патлас — зять известной писательницы Лидии Борисовны Лебединской и свояк моего друга Игоря Губермана.

— Ваш сын, живущий в Израиле, тоже весьма религиозный человек. Как он относится к вашим научным фильмам?

— Вряд ли он их увидит. У них дома нет телевизора — не полагается. Мои внучки очень по этому поводу страдают.

Из фильма «Рождение и гибель океанов»:«Материки не стоят на месте, контуры океанов изменяются. И всего через сотни миллионов лет Австралия может соединиться с Индонезией, образовав единый континент с Евразией... В 1915 году выдающийся немецкий геофизик Альфред Вегенер выдвинул смелую по тем временам гипотезу, получившую название «дрейфа материков». Он высказал предположение, что 280 миллионов лет назад все современные материки были единой, компактной материковой массой. То есть Европа, Северная и Южная Америки составляли единое целое... Многочисленные исследования, проведенные в последние десятилетия, подтвердили, что движение материков является непрерывным процессом».

— Проводились ли какие-то экспедиции и специальные съемки для фильма?

— На это не было денег. Когда я говорю в фильме, что стою на берегу Мертвого моря и за спиной у меня — Содом и Гоморра, на самом деле это не так. Я нахожусь на берегу лимана около Одессы. Надеюсь, в будущем для фильмов такого уровня будут изыскиваться другие средства. Еще рассчитываю, что, когда покажут фильм о реальности Атлантиды и возможности ее найти, откликнутся люди, которые дадут деньги на экспедицию. У нас есть и суда, и подводные средства обнаружения и изучения, и опытные научные кадры.

— Правда, что вы когда-то открыли месторождение меди?

— Да. Я окончил Ленинградский горный институт, и в 1957 году меня направили на поиски медно-никелевого руденения. В 1962 году я был начальником геофизической партии на реке Сухарихе под Игаркой. Тогда я свято верил в электроразведку. Дуракам везет: заданная по моим аномалиям буровая неожиданно вскрыла медное оруденение. Так было начато открытие Игарского медно-рудного поля.

— Сейчас какой-нибудь олигарх владеет этим месторождением?

— Понятия не имею. Кто там Норильском владеет?

Владельцы всегда найдутся. Были бы открыватели. Если Александр Городницкий все-таки отыщет Атлантиду, можно не сомневаться, она недолго будет оставаться неприватизированной.

Юлия ЛАРИНА

 

В материале использованы фотографии: из личного архива Александра ГОРОДНИЦКОГО

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...