Коротко


Подробно

СПОР ФИЛОСОФС ТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ

Алексей Плуцер-Сарно изучал язык наркоманов, панков и воров, но с мудрецами на канале «Культура» разговаривает на другом языке


СПОР ФИЛОСОФС ТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ

Как говорил один китайский философ, глупо искать черную кошку на «Черном квадрате». А может, он выражался и не совсем так. Уточнить философские мысли теперь можно, включив на канале «Культура» программу «Черный квадрат». Ее производит Авторское телевидение, и представляет она собой застольный спор мудрецов.

Мудрецов обычно несколько - философы, писатели, ученые. Они в рамках интеллектуального ток-шоу рассуждают на темы греха, реальности, любви, безумия... Помогают им в этом двое ведущих. Один из них - выпускник философского факультета Тартуского университета, ученик профессора Лотмана, известный лексикограф Алексей Плуцер-Сарно.

Алексей - автор множества словарей, в том числе «Словаря русского мата».

Он изучал язык наркоманов, хиппи, панков, бандитов и даже писал о языковых основах войны на Кавказе. Но Алексей Плуцер-Сарно разделяет свои лингвистические изыскания и работу на телевидении.

- Впервые вашу программу показали еще летом. Почему потом она пропала из эфира?

- Первые показы были пробными. Полгода совершенствовали программу. Теперь у нас и фонари вертятся, и лучшие умы России за столом. Пусть наши гости не «рейтинговые», но зато они пишут гениальные книги, совершают выдающиеся открытия и создают, не побоюсь пафосности, будущее России. Академик Гинзбург получил Нобелевскую премию буквально через месяц после того, как был у нас на эфире. Наш эфир тут, конечно, ни при чем. Но это показывает, что мы правильных людей приглашаем. А тема программы была очень жесткая: «Аморальность в науке».

- За те полгода, что вас не было в эфире, телевидение стало еще более развлекательным. Высокие рейтинги говорят о том, что именно это людям и надо. Вы думаете, зрители переключатся на ваше интеллектуальное ток-шоу?

- Телевидение и должно быть развлекательным. Зрители, как малые дети, им хочется отдыха и развлечений, которых в нашей жизни чудовищно мало. Но развлекать - не значит потакать низменным страстям. Вот детям в школе на уроке, скажем, литературы, тоже нужно рассказывать суперские истории, чтобы им было по кайфу. Ну там про Пушкина и про Наталью Николаевну, какая она была одухотворенная телка и как этот козел Дантес нашу гордость, можно сказать, всю запачкал своими грязными руками. Но у детей есть интерес и к сексу, и к крови, там, к ужасам всяким. И что, учителю надо потакать этому, показывать детям на уроке порножурналы и кошек мучить? А сегодняшнее телевидение так себя и ведет. Сплошные сиськи-письки, кровь рекой, кругом тупые бандиты колбасятся с ментами, пушки палят, сперма льется рекой. Вменяемые люди давно уже смотрят только бокс...

- Ага, где никто ни с кем не колбасится... Вы упоминали в одном из интервью, что ваша программа - это возрождение традиций кухонных застольных споров советских времен. Но те споры касались еще политических тем, которые нельзя было обсуждать с экрана. Будут ли у вас споры о политике?

- Ситуация с советских времен перевернулась с ног на голову. Тогда нельзя было спорить о политике - и сколько угодно о культуре, науке, вообще обо всем умном. А теперь - наоборот: хоть задушись спорами за политику, и не дай бог о чем-нибудь умном упомянуть. Тут же вой поднимается: это народу не понятно, это никому не нужно, вредно и опасно. Мы пытаемся противостоять этой тенденции, поэтому мудрые речи у нас на «Черном квадрате» - завсегда на ура, а тупые политические свары невозможны. Но если лучшие философы России захотят по уму разложить всю политику по полочкам и вывести на чистую воду кого следует - всегда пожалуйста.

- Вы однажды уже выводили кое-кого на чистую воду. Среди ваших работ есть такая: «Государственная дума как фольклорный персонаж». В ней в конце 90-х вы рассматривали выступления депутатов Госдумы как фольклорные жанры: «плач о погибели земли русской» Зюганова, «балаганные» хохмы Жириновского, «проповеди» Явлинского... Что сегодня представляют собой речи политиков?

- У нас теперь однопартийная Дума. Из партий в буквальном структурном смысле этого слова осталась только КПРФ. Все остальное - это проекты власти. Очень плохо, что Явлинский не прошел. Это тоже была реальная партия. Мне она не нравится, но она обязательно должна присутствовать в Думе. Так что «проповедей», к сожалению, больше не будет. Жанры умерли. Очень хочется верить, что начнется политическая работа.

- Вы будете приглашать в передачу «Черный квадрат» Жириновского?

- На телевидении есть плохие программы, в которые в качестве гостя сажают Жириновского или кого-то еще. Как только появляется что-то вызывающе скандальное, грубо шовинистическое, зловонно националистическое - тут же оно идет за-ради рейтингов нарасхват именно на самых дурных программах. Как писал французский социолог Пьер Бурдье в книге «О телевидении», «журналисты подвергают опасности политическую жизнь и демократию». СМИ действительно ради рейтингов раздувают истерию вокруг некоторых политически опасных событий и фигур (Жириновский как раз не очень опасен, он надежный партнер администрации) и в некоторых критических ситуациях даже лишают власть свободы выбора. Кто раздул истерию вокруг строительства дамбы в Керченском проливе? Украинские СМИ. А наши сразу подхватили - рейтинги, блин.

- Стоп! Из вас, кажется, начинает лезть автор словаря. Вернитесь к телевидению.

- Самая страшная угроза заключается в превращении телевидения из Искусства в Инструмент политики, бизнеса, да чего угодно. С помощью ТВ можно покупать, продавать, становиться президентом или депутатом. Но телевидение - это не информбюро при администрации и не отдел маркетинга и дистрибуции крупной монополии. Телевидение - это великое Искусство создания Идеологий.

- Тут вот те, кто, к счастью, лишился инструмента, насаждающего идеологию, отреагировали на одну из ваших летних программ. В «Советской России» появилась рецензия, в которой, в частности, говорилось: «Под набившим оскомину названием... на канале «Культура» начала выходить не просто очередная говорильня, а «интеллектуальное ток-шоу», которым заправляет некто Алексей Плуцер-Сарно с внешностью Люцифера да еще в красной рубашке. Накануне праздника Преображения Господня и второго Спаса, именуемого в народе Яблочным, интеллектуалы провели никак не спасительную программу, посвященную войне и искусству. В общем, дискуссии, в которой родилась бы истина, не получилось». Есть что ответить коммунистам?

- По-моему, это супердоброжелательный отзыв. Так по-доброму они редко о ком пишут. Поэтому автору от меня спасибо и два тома моего «Словаря русского мата» в подарок. Дабы язык изучали и в следующий раз попроще писали, по-нашему, по-русски. Я только не понял, почему они пишут, что у меня внешность Люцифера? А насчет красной рубашечки, так я на каждый эфир новый костюм надеваю, причем с фабрики «Большевичка». Так что, по поводу моего прикида попрошу без намеков! Я сам старый марксист и не позволю марать доброе большевицкое имя.

- А как вы попали на телевидение, а ваше доброе имя - в титры программы «Черный квадрат»?

- Разных умных людей, которые случайно забредали на АТВ, снимали на камеру - это называется кастинг. А потом это все отдали на «Культуру». Там руководство позырило на это дело и выбрало меня и выдающегося физика Алексея Семихатова. При том, что я вообще со всеми этими людьми даже знаком никогда не был. В общем, странная история. Видимо, тоже знаменует какой-то новый этап на ТВ.

- Что за этап?

- Каналы должны развернуться к настоящему телевизионному искусству, развлекательному, красивому и вкусному. Нужно уметь соединять попсню и высокое искусство, как это делают Квентин Тарантино, братья Вачовски или Питер Джексон.

- К вопросу о высоком искусстве. Вы имеете отношение к Никодиму Плуцеру-Сарна, у которого был роман с Мариной Цветаевой?

- Никодим - мой дед. Роман с Цветаевой - это неправильно сказано. Тут были не только любовь и дружба, тут было родство душ. Могу процитировать маленький кусочек письма Никодима Марине: «Когда, Маринушка, я держу в руках Вашу светлую головку и вглядываюсь в Ваши зеленые глаза через всю стихию полета страсти, тоски, восторга, чую явственно весь меня поглощающий ритм Вашей души. Это мой собственный ритм - это две реки сливаются... Это мгновения великого освобождения, потери собственных душевных очертаний, чувства одиночества. Я не знаю, где Вы и где я, Вы ли во мне, я ли в Вас... Это полученное от другого неопровержимое доказательство своего бытия - бессмертие». Марина же посвятила моему деду десятки стихов, все эти автографы и посвящения сохранились. Никодим умер вскоре после смерти Марины от разрыва сердца. А теперь Маша Распутина по всем телеканалам в одеяниях изысканной путаны поет песню на стихи Цветаевой «Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес...» Это стихотворение было посвящено Никодиму. Вот примерно таким образом наше телевидение и занимается профанацией высокой русской культуры.

Юлия ЛАРИНА

В материале использованы фотографии: Льва ШЕРСТЕННИКОВА
Журнал "Огонёк" от 23.02.2004, стр. 21
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение