Коротко


Подробно

Я БЫЛА ОТ ПРЕМИИ В ШОКЕ

Ирина ПЕГОВА:

На днях в жизни начинающей киноактрисы Ирины Пеговой случилось просто колоссальное событие — ей вручили «Золотого орла» как исполнительнице лучшей женской роли


Ирина ПЕГОВА:

Я БЫЛА ОТ ПРЕМИИ В ШОКЕ

Некоторые из вас ее видели в тот день: она вся раскраснелась, немножко спотыкаясь, дошла на высоченных каблуках до сцены, широко улыбалась, активно крутила головой, так и не понимая, за что же ей вручили этот приз... Ведь фильм «Прогулка», принесший ей славу, так и вообще был ее дебютом в кино! В этом фильме девушка и двое юношей полтора часа ходят по Петербургу и разговаривают. Актриса театра «Мастерская Петра Фоменко» Ирина Пегова на следующий день после своего триумфа любезно согласилась повторить свою прогулку. Только на сей раз это была Москва, на улице стоял мороз, а сопровождал ее наш корреспондент Сергей СЫЧЕВ.

Ирина оказалась девушкой уверенной, готовой ответить на любой вопрос и значительно более взрослой, чем ее героиня в фильме. Я ее спросил, как она себя чувствует, а она просто сказала, что очень хочет спать. «Я актриса, я всегда хочу спать», — с гордостью добавила она, и мы начали нашу беседу.

— Ирина! — воскликнул я, потирая руки от холода. — Мои искренние поздравления! Вы — лучшая актриса России!

— Ой, что вы такое говорите... — замахала на меня Ирина. — Во-первых, награждена я не как лучшая актриса России, а как исполнительница лучшей женской роли... Для меня это стало большой неожиданностью. Впервые я удивилась еще за 3 недели до награждения, когда мне позвонил режиссер Учитель и по секрету сказал, что я номинирована.

— А за пару дней до награждения, стало быть, вам Учитель по секрету сказал, что надо готовиться к выходу на сцену?

— Честно говоря, я тоже думала, что там все заранее известно, кто победит. Но нет! Я думала: мне заранее ничего не говорят, значит, я не побеждаю. Но готовиться к такому ответственному мероприятию все равно пришлось.

— Платье шить?

— Ну... конечно, очень хотелось. Я как за три недели узнала об этом награждении — просто за голову схватилась: что надеть?! Но все оказалось гораздо проще: у меня не было времени для нормального выбора платья. Я как раз тогда снималась в другом фильме под Петербургом, в Волхове... Приезжала в Москву буквально в день спектакля, быстро его отыгрывала и назад, под Питер, сниматься... Времени на выбор платья вообще не осталось, взяла первое, что под руку попалось, тем более, что на сто процентов была уверена: не выиграю! Потому что взяла буклет со списком номинантов и увидела: Рената Литвинова — целый список ее работ, Вика Толстоганова — 7 фильмов за ее спиной...

— А у вас кинодебют!

— Нет, конечно, это очень хорошо, что у нас дают премии молодым... Но, мне кажется, нас просто нельзя сравнивать. В общем, когда мне вручили, я была от премии в шоке, даже особо и не развлекалась, даже на фуршет не осталась... «Орла» взяла, Ольга Будина и другие знаменитые артисты меня поздравили — и я побежала с друзьями в тесной компании в ресторан отмечать... — Ирина задумалась, а потом с детской серьезностью добавила. — А мне вообще не важно все это...

— Почему?

— А мне так Петр Фоменко на следующий день после награждения сказал. Говорит: вы сами все знаете. Вроде пустячная фраза, но сколько за ней стоит! Ни в коем случае я не должна была относиться к своей победе чересчур серьезно! Актерская профессия такая: если сегодня ты на вершине, завтра обязательно с нее упадешь. Это просто неминуемо! И чем серьезней я буду относиться к своей славе, тем больнее будет для меня падение!

— Очень мудро...

— ...Меня вот спрашивают: кто все-таки достоин был победы? Я честно отвечаю: не знаю! Я ни Литвинову, ни Толстоганову не видела в театрах, поэтому судить, оценивать их не могу. Я театральный человек. Для меня кино — это вообще не показатель. В кино можно играть прекрасно. Но быть при этом достаточно посредственным актером...

— Я, кстати, такую теорию не впервые слышу... В театре, выходит, играть намного сложнее?

— Не факт. В чем-то сложнее, в чем-то легче... Это просто разное искусство! С одной стороны, можно сделать много дублей и довести героя до нужного тебе состояния — это как будто облегчает. С другой — съемки фильма порой длятся более полугода.

И как все это время находиться, что называется, в роли? Это ведь с ума сойти можно... Театр — совсем другое. Здесь ты — каждый день другая, здесь тебя оценивают сразу, по-моему, это более серьезное испытание для актера.

...Первая часть нашего разговора подошла к концу. Прогулка была в самом разгаре. Удивительно, но мы даже как-то немного согрелись, наверное, потому, что много двигались, а еще потому, что разговор у нас был душевный, конечно... Карьера Пеговой — это какая-то сказка. До одиннадцатого класса училась в Выксе, потом Нижний Новгород, потом Москва... Лет десять назад мне случилось быть в городе Выкса. Маленький, милый городок рядом с Окой, который производит только одно впечатление: выбраться из него невозможно...

— Не жалеете, что из Выксы уехали? — тупо спросил я.

— А чего мне жалеть? Вы поймите: Выкса — это обычный провинциальный город... Градообразующим предприятием является металлургический завод, все, понятное дело, только там и работают, а мне хотелось большего. Театр в Выксе открыли уже после моего отъезда, да и тот любительский... Делать там было нечего.

— Сейчас скучаете по Выксе?

— Больше даже не по Выксе, а по деревне. Вообще, если вы меня спросите о главных впечатлениях детства, я вспомню деревню Тупик, в которую ездила к бабушке на каникулы и на все выходные...

— Очень мрачное название...

— А это потому, что дальше железной дороги не было, станция называлась Тупик. Знали бы вы, как я обожала этот Тупик! Для меня это были просто блаженные дни: чистый воздух, поля, леса, мы ходили за ягодами, пасли овец... Но самым любимым моим занятием был сенокос. Сама я, конечно, не косила (это очень сложно, только мужчины этим занимаются), но собирала копны всегда, таскала их, растресала сено... До сенокоса было идти далеко — километров 10 пешком. Но нас это никогда не пугало. Наша семья почему-то очень любила сенокос — мы ходили и в дождь, и в жару. Когда косили, естественно, пели народные песни... А когда не шли на сенокос — копали картошку. У нас был просто огромный участок — и я все лето полола картошку, окучивала ее, собирала колорадских жуков... Очень любила свежий воздух, солнце, какую-то деревенскую свободу. Сейчас иногда я мечтаю о том, что я не уехала в Москву, а по окончании школы перебралась к бабушке навсегда...

— И зачем же вы в Москву поехали?

— Я не знаю, честное слово... Мне на самом деле всегда было все равно, где жить — лишь бы заниматься любимым делом. Мой переезд, карьера актрисы — это все случайно произошло. И в Нижний поехала случайно, и в Москву случайно. Я, как все девчонки, мечтала стать певицей, ходила в студию. Только все девчонки забросили эти мечты, а я решила поехать учиться. Мне сказали: «Для этого нужно поступить в театральный на кукольное отделение». Ну надо так надо. В училище меня другие абитуриенты стали убеждать, что драматическое отделение намного лучше, так что в конце концов я поступила туда. Я до того момента ни в театр не ходила, ни кино не смотрела, а тут после поступления начала потихоньку втягиваться — понравилось...

— Потом приехал в Нижний Новгород Петр Фоменко...

— ...с гастролями. Ну он захотел с нашей группой встретиться. Они нам свои показали работы, мы им — свои... Петр Фоменко произвел, конечно, сильное впечатление. Я, как на него взглянула, решила сразу: монстр, сильная личность. Фоменко грозно посмотрел тогда на меня и сказал, мол, молодец. Ребята из труппы Фоменко сказали, что нужно мне ехать в Москву. Из нашего училища в тот год поехал почти весь курс, и все скрывались друг от друга: мало ли что в Нижнем будут говорить. Все потом, конечно, на поступлении встретились и очень смеялись. Я была в группе Фоменко и после окончания РАТИ была принята в труппу его театра... Это было большой удачей... И, конечно, вся моя жизнь — это один большой случай. Вот я ведь даже и в кино не собиралась никогда играть, а вот оно как вышло...

— Как Учитель отбирал актеров для «Прогулки»? Просто пришел в «Мастерскую» и сказал: я тут кино снимаю, поучаствовать не хотите?

— Нет, все получилось случайно. Сначала утвердили Пашу Баршака (Алеша), потом, через пару недель, — Женю Цыганова (Петя) и последней утвердили меня, что было очень неожиданно, потому что я уже должна была сниматься в другом фильме Учителя, работа над которым ведется и сейчас. Учителю просто вдруг пришла в голову идея попробовать меня на эту роль — и через неделю уже начались съемки. А когда закончился кастинг, вдруг все увидели, что отобранные из нескольких тысяч три человека являются членами труппы Фоменко. Тогда уж решили абсолютно всех — даже исполнителей эпизодических ролей — взять из нашего театра. Но на самом деле фильм от этого очень сильно выиграл. Все-таки когда все трое актеров из одного театра да тем более из «Мастерской Петра Фоменко»... Успех фильму обеспечен! (Смеется.)

— А почему? Я часто слышал эти утверждения: «Мастерская Петра Фоменко», дружный коллектив...

— Да нет... То, что у нас дружный коллектив, — это бесспорно. Но то, что это залог успеха, — не факт. Просто у нас в театре три поколения выпускников «Мастерской Фоменко» — все эти люди совершенно разные: и по возрасту, и по настроению. Но у всех этих людей были одни и те же предметы в институте, они учились у одних мастеров... Грубо говоря, они в одной каше варились, понимают друг друга с полуслова... Вот и весь секрет театра «Мастерская Петра Фоменко»...

— Ирина, а чем вы увлекаетесь?

— Ну после всех этих репетиций не так много времени остается. Вчера репетировали до часа ночи, сегодня после нашей прогулки тоже на репетицию помчусь, потому что спектакль через два дня и нужно много успеть. Вообще в фитнес-клуб хожу. Два-три часа в день трачу на это. У меня там куча друзей, отличная атмосфера. Вообще я Близнец, понимаете? Я очень много чем увлекаюсь, как правило, быстро к этому остываю... Поэтому я, например, перепробовала много всяких видов спорта: конный спорт, коньки... Рисовала одно время. На горном велосипеде люблю кататься — до работы полчаса еду, любуюсь Москвой... Я вообще метро никогда не пользуюсь.

— Понятно: на вас там пальцем тыкать будут, узнавать...

— Совсем не поэтому.

— Вас не узнают на улице?

— Не узнают... Но разговор о другом. Я не люблю метро, потому что там всегда много людей. Миллионы людей, и все под землей, представляете? Едут куда-то... Некоторые читают, некоторые разговаривают, но большая часть просто едет. Это же ужас какой-то! Я понимаю, что там красиво, что это исторический памятник, но ничего не могу с собой поделать. Очень плохо себя там чувствую. Мне страшно. Там — словно муравейник. Езжу на велосипеде, или машину ловлю, или на маршрутке — как получается, только по земле, а не под ней.

— Значит, и Москву не любите?

— А это как раз таки и нет! Москву очень люблю! Мне Питер, в котором происходит действие «Прогулки», нравится меньше. То есть... погулять по Питеру, конечно, интересно, выходные там провести, все такое... Но вот чтобы жить — слишком тяжелый город! А в Москве легко и прикольно! Мне, в общем-то, даже метро московское нравится, теоретически. То есть если туда заходить раз в месяц, например, так вообще очень приятные впечатления...

— А гулять любите?

— Конечно! Как бы я играла еще свою героиню... Мы вообще с ней очень похожи... Мне она нравится — из-за этого, мне кажется, я ее сделала чуть более мягкой, человечной, что ли... по-моему, она не вызывает осуждения, когда делает не очень хорошие вещи. Хотя изначально по сюжету она должна была быть стервой. Я попробовала сделать ее более человечной, чтобы было... больше сочувствия, наверное, к ней...

— Да, она не выглядит плохой. Учитель снял фильм, который никто не будет ругать. Все недостатки компенсируются тем, что показана ситуация, в которой каждый человек обязательно оказывался хотя бы однажды... Ностальгия обычно бывает приятной, а значит, впечатления от просмотра будут положительные.

— Точно. Мы еще удивились, что делали фильм для молодежи, а он гораздо больше нравится людям в возрасте. Потому что, видимо, ситуаций, о которых вы говорили и одну из которых мы показали, у них было больше, так что и положительных эмоций тоже больше. Это же очень простая история: идут, гуляют три человека. Мы постарались извлечь из этой ситуации все. Несмотря на то, что до финала ничего не происходит, ощущения пустоты не возникает. И дело тут вовсе не в текстах. Мы могли бы говорить о чем угодно, а результат был бы тем же. Тут важнее то, что за текстом. И мы это чувствовали. Ребятам в сцене, где они должны были драться, предложили каскадеров, но они удивились и отказались. Потому что это важно, это раскрывает характер человека. Моя героиня раскрыла то, насколько они друзья, сама того не желая, проверив их дружбу соперничеством. Для такого же раскрытия служили сцены с обмороком в Исаакиевском...

— А Оля притворялась, когда падала в обморок?

— Не знаю. Думаю, что да. Но если я захочу узнать вас как человека, я тоже сделаю нечто в этом роде: начну вдруг громко кричать или вылью на вас чай, а после посмотрю на вашу реакцию. Думаю, что в таком случае вы раскроетесь.

— Фильм заканчивается очень грустно: Оля погуляла с двумя парнями целый день, влюбила их в себя, познакомила их с третьим — своим другом и убежала ото всех... Как сложится судьба Оли после того, как пошли финальные титры?

— Она не выйдет ни за кого из этих трех героев. За кого-то четвертого, другого выйдет.

— Грустно... Вы не осуждаете героиню?

— А за что мне ее осуждать? Она никого не заставляла в себя влюбляться, они сами. Сами и виноваты. А который час? Ой, я уже на полчаса опоздала!

Журнал "Огонёк" от 23.02.2004, стр. 20
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение