ЖЕЛЕЗНАЯ РУКА СЧАСТЬЯ

Охранником в казино (бывший павильон «Цветы») я устроился случайно. Считалось, что мне повезло

 

По основной своей специальности Эдик являлся парикмахером, но, не имея московской прописки, устроиться в приличный салон не мог, а в заштатном работать не хотел. Вот и подался он в операторы игровых аппаратов. Работает сутки через двое и получает 800 рублей за дежурство. Но в 25 лет молодого человека зарплата в 8000 рублей не может удовлетворить. Соответственно Эдику пришлось изыскивать побочные пути заработка. И он нашел их не сходя с рабочего места. А будучи человеком хотя и любящим денежные знаки, но не жадным до них, он и меня научил, как заработать немного денег за те сутки, что мы были обречены проводить в зале аппаратов.

Там, куда люди приходят избавиться от денег, всегда можно нажиться на так называемых чаевых. Секрет прост, как все гениальное. В каждом заведении существуют постоянные клиенты. Играют они на относительно большие суммы — 3000 — 5000 рублей. И первым делом их интересуют автоматы, на которых до них многие играли, но больших сумм не выиграли. Оператор или охранник показывает таким игрокам интересующие их машины и в случае выигрыша получает с игрока 10%. В среднем это составляет от 500 до 1500 рублей. Означенная сумма делится поровну между охраной и оператором. Да и другие удачливые игроки, не являющиеся жлобами, с легкостью дают на чай. И за первый день работы только «левых» доходов я получил 1000 «с хвостиком». «Хвостик» был потрачен на плотный ужин.

Но существует и противная категория клиентов — занудные неудачники. «Люди очень мерзкие», — сказал Эдик. Под конец первого рабочего дня мне «посчастливилось» столкнуться с одним из них. Пришел в зал он в начале десятого вечера, и первое время ему несказанно везло. Он выиграл около 20 000 рублей. Но, как мы ни ждали этого, чаевых он не дал ни гроша. За скупость свою он и поплатился. В третьем часу ночи удача отвернулась от него, и все халявные 20 000 он спустил. Но не остановился на достигнутом. За жалкие тридцать минут он просадил уже свои кровные 12 000. Вид его стал жалким: плечи поникли, спина ссутулилась, морда покраснела, и он курил одну сигарету за другой. После третьей сигареты он подошел к нам.

— Мужики, — заканючил он. — Дайте до завтра рублей 200. Поимейте совесть, выручите! Клянусь, завтра завезу деньги.

Но мы были холодны. Поняв это, зануда достал из кармана мобильник и предложил взять его в залог за 1000 рублей. Но Эдик был опытным оператором, и такие штуки с ним не проходили.

— Здесь тебе не ломбард, — сухо ответил он. — Дам тебе за телефон 300. Хочешь — продавай, не хочешь — вали.

Выбора у клиента не оставалось. Получив 300 рублей, он, вместо того чтобы ехать домой, вновь ринулся к аппаратам. Но жалкая сумма быстро закончилась.

Как только зал опустел, в Эдике проснулся игрок. Он тут же засел за аппарат, в котором лежали 12 000 зануды-неудачника, и, вложив 500 «казенных» рублей, через пять минут уже выиграл 6000. Дальше — больше. Когда я отправился в кабинет вздремнуть на диванчике, Эдик выиграл уже 17 000 и останавливаться на достигнутом не собирался: он, как ткачиха-ударница, работал сразу на нескольких аппаратах. В душе позавидовав его везению, я уснул. Но сон мой был недолгим. Через полтора часа меня разбудил перевозбужденный Эдик и с трясущимися руками и перепуганным лицом просил меня одолжить ему 24 000.

— Я все деньги хозяина проиграл. Он меня убьет... Просто убьет... Позвони кому-нибудь, у кого можно такую сумму перехватить на время... Я... я отдам через неделю...

Стрелки на часах уже показывали 9 утра, а требуемой суммы не находилось. Эдик готовился к самому страшному — к разговору с хозяином. Надо добавить, что его проигрыш вырос уже до 27 000. В салон заходили новые игроки, просаживали мелкие суммы и уходили, а Эдик тут же вынимал из аппаратов деньги и играл на них. После ухода последнего посетителя Эдик изъял из машины тысячу и засунул ее в другую. Запуская аппарат и делая ставку, он молился всем богам и чертям. И ведь вымолил! Сорвал на одном из аппаратов джек-пот 30 000 рублей.

.. Но забегая вперед, скажу, что больше Эдику так не везло. Уже после моего увольнения он проиграл около 20 000, и хозяин, проведя жесткую воспитательную работу, заставил его работать через сутки, а после возврата долга выгнал. С тех пор я никогда не бывал в казино. Денег жалко.

Владимир НИКУЛИН

 

Люди в залах игровых автоматов — не рвачи и не хапуги. Они получают кайф от самого процесса, который хочется испытывать снова и снова. Редко кто из них обращается в НИИ наркологии, где пытаются лечить безудержный гэмблинг*. Гораздо чаще игроки становятся клиентами частных психиатров, переключившихся с лечения химических зависимостей на нехимические. Один из таких врачей, Алексей Захаров, рассказывает:

— Я и представить не мог, что больше всего больных не среди бизнесменов, посещающих казино, а среди играющих в залах игровых автоматов. Все они, даже самые бедные, готовы заплатить любые деньги, чтобы не проигрывать свои трудовые доллары. Однако болезнь эта почти не лечится. Первое, что должен сделать врач, лечащий наркоманию, — вытащить пациента из круга наркоманов, изменить его образ жизни. Здесь же не получалось главного — вырвать его из игорной среды. И не могло получиться: эта среда везде. Человек идет на работу и проходит мимо нескольких залов игровых автоматов. Идет за хлебом и прямо в булочной видит перед собой автомат. Как в этой ситуации его лечить? Все тренинги, все приемы впустую. Даже у людей с сильной волей случаются срывы. Вот он видит перед собой зал раз, другой. И заходит поиграть. Хорошо, если сразу проиграет немного — это его может остановить. Хуже, если выиграет или опять спустит серьезную сумму. Он снова оказывается вовлеченным, а потом не может остановиться.

Болезнь приводит к серьезным побочным эффектам. Люди теряют веру в себя — это еще даже не болезнь, это общее для всех играющих. Далее начинается вранье. Никто не может сознаться в том, что играет. Скрывают проигрыш, берут в долг, потом рано или поздно открываются родным — это еще один удар по самолюбию, потом снова скрывают, но им уже никто не верит. Так на моей памяти распалось более десяти семей.

Еще один побочный эффект — неадекватное отношение к деньгам. Проигрыш 100 долларов (для кого-то 10 рублей, а для кого-то тысячи — сама сумма не имеет значения) порождает ощущение того, что теперь не страшно потратить лишние 200 рублей, раз 100 долларов проиграл, в итоге теряется ориентация в деньгах и ценах. Люди начинают бояться покупать что-либо, потом неожиданно тратят огромные суммы на ненужные покупки, спасая их от проигрыша. Медицина не может помочь им, пока автоматы в городе на каждом углу. Если не остановить массовое распространение автоматов, скоро мы будем иметь сотни тысяч безудержных гэмблеров.

* — патологическое пристрастие к азартным играм.


Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...