Коротко


Подробно

…ПЛЮС ПАЛЕСТИНИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

Казалось бы, подоплека последних скандалов между олигархами и силовиками изучена вдоль и поперек. Все причины перечислены. Но одна выпала: у представителей той и другой элиты разное представление о своей стране. У каждой свои «палестины»


...ПЛЮС ПАЛЕСТИНИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

В наш лексикон вошло новое слово — «палестинизация». Придумавшие его аналитики желали подчеркнуть, что российско-чеченский конфликт все более похож на израильско-палестинский, а чеченцы для России становятся палестинцами.

Здесь есть очевидная натяжка: палестинцы не признают Израиль и его право на существование. Чеченские сепаратисты Россию признают. Они просто не хотят в ней жить.

Но в одном премудрые политологи нечаянно оказались правы: у нас есть «палестинцы», которые не признают Российскую Федерацию и считают ее территорией, оккупированной врагом. Только искать их надо отнюдь не в Чечне.

Чтобы узнать о том, что наша страна оккупирована и разгромлена, вам не придется из-под полы доставать самиздат или находить ближайший партизанский отряд, борющийся с оккупантами. Достаточно будет заглянуть наугад почти в любую массовую общественно-политическую газету, причем не обязательно в оппозиционную. И вы сразу же узнаете, что «...за годы так называемых реформ полностью уничтожен наш ВПК (армия, флот, образование, здравоохранение). Разрушена нравственность (культура, наука, мораль, идеология). Попрано традиционное русское добрачное целомудрие, перестали расти сады, вода не мокрая, солнце не светит...»

И, что удивительно, оккупационные власти все это спокойно читают и даже издают за свой (то есть за государственный) счет.

Впрочем, и «русские палестинцы» столь же спокойно живут в не признанной ими России. Конечно, интифаду ненавистному оккупационному режиму они время от времени громогласно объявляют. Однако камнями никого не закидывают и поясами шахидов не обматываются, предпочитая обычную кожгалантерею. Правда, есть один признак, по которому их очень легко вычислить. Каждый день, каждый час, каждую минуту и при каждом удобном случае они плачут о потерянной родине.

— Почему у нас такая огромная детская безнадзорность? — спрашивают депутаты у самого что ни на есть генерального прокурора.

— Потому что нет Советского Союза, — бодро отвечает человек в униформе, — в СССР беспризорной шпаны не было, Феликс Эдмундович все искоренил.

— Почему так высока преступность? — спрашивает ведущий ток-шоу у депутата.

— Потому что исчез Советский Союз и появилось социальное расслоение, которое является питательной средой преступности, — ничтоже сумняшеся отвечает депутат, — вы вспомните: в СССР преступности не было.

...Бывший следователь лжет. Если в СССР не было преступности, кого же он тогда денно и нощно ловил?

— Почему наша медицинская помощь недоступна малоимущим и пенсионерам? — задают вопрос министру.

— Потому что мерзавцы-реформаторы разрушили великолепную советскую систему здравоохранения, — чеканит чиновник.

— Почему у нас разваливается армия? — спрашивают у генерала.

— Потому что демократы развалили великий Советский Союз, где все силы и средства направлялись на оборону, — четко, по-военному, отвечает военный.

...Погоны на генерале не советские, а российские. Бывший следователь заседает не в Верховном Совете, а в российской Думе. Да и министр обитает отнюдь не в «теневом кабинете», а в российском правительстве. Это их ни капельки не смущает — ведь и те, ближневосточные, палестинцы каждый божий день ездят на работу в ненавистный и подлежащий уничтожению Израиль. Мол, когда-нибудь мы все равно сбросим евреев в море, но это когда еще будет. А сейчас ведь жить на что-то надо — а работать, кроме как в Израиле, больше негде.

Известно, что тем, ближневосточным, палестинцам весьма сочувствуют многие левые европейские интеллектуалы. Как ни странно, у «русских палестинцев» тоже есть сторонники среди леволиберальной интеллигенции. Эти, правда, не тоскуют по СССР, но и нынешней России признать не готовы. По их мнению, эпоха первоначального накопления капитала получилась у нас слишком грязной и кривоватой.

— Но ведь эпоха первоначального накопления капитала почти во всех странах была грязной и даже кровавой, — говорят «левакам» оппоненты.

— У них это было в XVIII веке, — отвечают «леваки», — тогда все были дикие и всем все было можно. Но сейчас другое время, и надо копить капитал по новым, цивилизованным правилам.

— А есть такие правила? — не унимаются оппоненты.

— Как сейчас должна выглядеть эпоха первоначального накопления капитала, мы не знаем, — хмурятся «леваки», — но только не так, как у нас!

...Иногда кажется, что уже целые университетские городки в США и Западной Европе заполнены русскими борцами с грязным и варварским российским капитализмом. Они выигрывают огромные гранты, выпускают увесистые фолианты о кровавой чубайсовской приватизации, читают лекции об олигархах, у которых руки по локоть в крови. Самое смешное, что их сочувственно слушают, хотя, по сути, предлагается убить больного ребенка и зачать нового, правильного. Гуманная идея, ничего не скажешь...

Кой в чем «русские палестинцы» продвинулись даже дальше, чем их ближневосточные собратья. Те еще не додумались избираться в израильский кнессет и бить врага на его поле. У нас есть целая фракция, которая заседает в Российской Думе, но носит депутатские значки с красно-синим флагом Советской России. Типа мы тут вынуждены отстаивать интересы трудового народа в вашем ненавистном буржуйском парламенте — но ни ваш парламент, ни вашу страну, ни ее флаг мы никогда не признавали и признавать не будем.

Будучи когда-то в Бангладеш, я рассказал про этот казус знакомому тамошнему парламентарию. Он рассмеялся: у них был похожий случай. Одна из радикальных исламских партий стала публично призывать бенгальцев вернуться в лоно родного и любимого Пакистана. А то, мол, отделились — и сбились с пути истинного: вместо исламского государства начали строить светское и технократическое — нехорошо-с!

Радикалов вызвали в местный Минюст и аннулировали им регистрацию. Дальше пересказываю со слов бенгальского депутата.

— Я понимаю вашу ностальгию по единому Пакистану, — сказал чиновник, — ну так вам и карты в руки: езжайте в Исламабад и попробуйте зарегистрировать свою партию там. Желаю успеха!

...Похоже, в нашем Минюсте бенгальцев нема. А то бы добрая половина партий в России осталась без регистрации.

Часто приходится слышать: ну и что с того, что в наших элитах есть люди, которые тоскуют по вчерашней империи и исповедуют ее ценности? Во-первых, таких полным-полно в любой рухнувшей империи. Во-вторых, в демократическом обществе они имеют на то полное право. В-третьих, их ностальгия по светлому прошлому — это здоровый консерватизм. А консерватизм — это стабильность, порядок и дисциплина.

Хотелось бы с этим согласиться. Но не получается.

Наибольшая концентрация «новых палестинцев» наблюдается у нас в военно-полицейской элите. Мы в отличие от стран Восточной Европы не реформировали и не вычищали старые армию, милицию, прокуратуру и спецслужбы. Можно констатировать не имеющую аналогов в мировой практике ситуацию: на территории суверенного Российского государства находятся и функционируют войска и силовые структуры другого государства — Союза Советских Социалистических Республик! Будут ли советские силовые ведомства защищать буржуазные свободы и ценности? Не смешите...

Когда изрядная часть элит горит желанием восстановить сегодня гимн, завтра — советский ВПК, послезавтра — СССР, покой нам только снится. Реваншистский зуд — гарантия того, что Россия всегда будет втянута в какую-нибудь войну. И вот парадокс: хотя с «палестинскими» элитами нам не светит никакая стабильность, с ними не может быть и никаких реформ! Ведь одна из голов властного Тянитолкая все время повернута назад, в СССР. Только хаотичные, непоследовательные, судорожные телодвижения. После которых огромная часть общества однажды просыпается в совершенно незнакомой стране, в нелогичной и непонятной реальности, где все старые механизмы продвижения по жизни сломаны, а новые не появились.

Массовой гарантированной занятости не стало — а доступа к предпринимательству и самозанятости тоже нет. С советскими силовиками, как показывают последние события, и крупный-то бизнес еле уживается — чего уж говорить о малом? О сытом бюргерстве при таком раскладе лучше забыть. Правила поведения для простых смертных запутаны донельзя. Как найти жилье? Как найти работу? Как открыть лавочку? Как заплатить налоги, чтобы не приставали? На каждый чих надо спрашивать разрешение, и еще не факт, что чихнуть разрешат. Если в моем районе ко мне обращается человек с просьбой показать дорогу — девяносто девять шансов из ста, что он ищет паспортный стол. Веселая жизнь...

Чего могут желать люди, на которых обрушивается вот такая новая реальность? Только одного — вернуть все, как было. Или хоть разнести вдребезги то, что есть. Обычно такое желание выливается в протестное голосование на тех или иных выборах. Дальше можно ничего не рассказывать.

Плюс палестинизация всей страны...

Так или иначе, проблема есть. И есть очень много других проблем, которые мы не решим, пока не справимся с этой. С ходу предлагать готовые рецепты — верх легкомыслия. Но разруливать ситуацию рано или поздно придется. Чем раньше — тем лучше.

Получит ли Нобелевскую премию мира политик, который сумеет распутать в России «палестинскую» проблему?

Борис ГОРДОН

В материале использованы фотографии: Арсена САВАДОВА, Серия «Донбасс-шоколад»
Журнал "Огонёк" №29 от 17.08.2003, стр. 8

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение