Коротко

Новости

Подробно

ИНСТИНКТ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Журнал "Огонёк" от , стр. 23

В американских электронных СМИ сейчас все больше и больше востребованы такие специалисты, как спиндоктора. Говоря по-простому, новостные менеджеры, которые изменяют восприятие событий


ИНСТИНКТ ТЕЛЕВИДЕНИЯ

Пожалуй, единственный канал, который после столичного теракта не потерял, как говорится, человеческого лица, — REN TV. Во всяком случае, со слов Ястржембского, который поблагодарил канал за оказанную помощь, за проявленную выдержку... Рэнтэвэшники ходят теперь грудь парусом, будто орден дали. Мол, чего скромничать? Какое-то время канал был единственным источником связи между террористами, заложниками и властями. Почему именно его выбрали заложники для «освещения» событий? Возможно, потому, что он не участвовал ни в одной предвыборной кампании, ни в одних «информационных войнах» уличен не был.

— Не ангажированы... — уточняет главный редактор информационного вещания Елена Федорова.

Замечу, что идеологи информационных программ, естественно, всегда ассоциируются с жесткой, именно мужской аналитикой и суровым видом. Елена Федорова в образ крупного телебосса, каковым, по сути, и является, ну никак не вписывается. Хрупкая нежная женщина. Но это только по первому впечатлению. Чувствуя мою настороженность, она сразу все оговаривает.

— У нас же президент компании Ирена Стефановна Лесневская! Так что всем заправляют женщины, — смеется, но быстро принимает деловой тон. И уже не до смеха.


КОМУ ДОВЕРЯЕТ НАЦИЯ

— В Америке уже давно перестали «вилять хвостом» по поводу того, что, мол, массмедиа просто описывают события. Вот даже специальность особая есть: спиндоктор. Нас эта прогрессивная тенденция тоже ведь не могла обойти.

— У нас именно таких специалистов нет. Но хотим мы того или нет, вполне осознаем, что способны манипулировать сознанием людей. И вслед за этим встает вопрос о моральном кодексе. На нашем канале мы уже года два как ввели такой кодекс.

Возьмем любой пример. Идет демонстрация. Люди несут транспаранты, флаги. По большому счету как обычно показывают такие мероприятия? Дается крупный план передовиков шествия. И кажется — их так много! Вот это и есть манипулирование. На самом же деле этой картинке не хватает всего-то одного — общего плана. Вот тут и оказывается, что там всего пятнадцать человек... И все встает на свои места. Люди понимают, в каких рамках все это происходит. Показывая этот общий план, журналист демонстрирует и свое честное отношение к работе. Короче говоря, этот общий план — метафора того самого нашего кодекса. Вот как должно быть. Поэтому ну нельзя показывать крупные планы трупов.

— Но как раз это-то и показывают...

— Заметьте, на других каналах. Когда произошел теракт, естественно, что у нас появилась еще масса дополнительных ограничений. Потому что тогда уже нами пытались манипулировать бандиты. И все прекрасно понимали ответственность: от того, как и что мы скажем, события могут пойти по одному или другому сценарию. Было очень тяжело. И с каждым корреспондентом велась работа: вот это делать нельзя...

— Интересно, и что входило в это «нельзя»?

— У террористов были телевизоры, они все отслеживали. Поэтому любая картинка с передвижениями техники и спецназа, особенно в момент готовящегося штурма, была бы преступлением.

— ...Очень хорошо помню картинку на одном из каналов, когда высветили, как спецназ вылезал из люков рядом с театром.

— И я видела. Нонсенс! Или другой факт. Как показать демонстрацию родственников заложников? С одной стороны, это событие, которое мы должны были отразить. С другой, какое место отвести ему в выпуске? Запрещено из трагедии делать шоу.

— Понятно, что телевидение — это команда. Но все равно на экране-то появляется конкретный человек...

— ...Сразу оговорю. Мы сюжеты без двух мнений не принимаем к эфиру. Мне кажется, если журналисты все время будут стоять на баррикадах, ничего хорошего не получится. Наше место между баррикадами...

— Звучит очень политкорректно. И все же есть еще один момент. Трагедия из уст миловидной ведущей будет восприниматься совсем по-иному, чем из уст человека, скажем, отрицательного обаяния.

— А вы заметили, что не так давно еще на телевидении был перегиб: новости читали в основном очень молодые люди. Такой вот был ответ советскому телевидению, его чопорности и выверенности. А сейчас по крайней мере в прайм-тайме появляются люди в возрасте, с социальным опытом. Такова и общемировая тенденция. В Америке постоянно проводятся исследования — кому доверяет нация? Так вот уже много лет подряд американцы высказываются за новостного ведущего Дена Разера. А ему хорошо за семьдесят!

— Должно быть, хороший актер Ден...

— Да не только в этом дело. Люди, которые что-то пережили, просто по-другому на вас смотрят. Не знаю, проводились ли у нас подобные исследования, но надеюсь, что наших ведущих прайм-таймовых выпусков люди воспринимают с доверием.


ВРЕМЯ, ВПЕРЕД!

Несколько лет перед тем, как оказаться на REN TV, Елена работала в русском корпункте немецкого национального канала ZDF. Отлаженная система, стало быть, совсем другой уровень бюджетов, а значит, и размах и возможности работы иные.

— Что же вам в той спокойной гавани не работалось?

— Да скучно было! Захотелось поработать на Родину. Штирлиц понял: пора возвращаться домой. (Смеется.) А если говорить серьезно, мне кажется, что у нас очень много талантливых людей. С ними интересно. А вся разница действительно лишь в бюджетах. Ведь чем лучше хочешь показать проблему, тем дольше нужно находиться, к примеру, в Афганистане. Билеты, «тарелки», пребывание, источники информации — вот круглая сумма и набегает.

Но тут есть один нюанс. Конечно, очень важно поспевать везде. С другой стороны, люди устали от поверхностности. И так живем в очень быстром мире. По большому счету это очень выхолащивает. Поэтому сейчас, особенно на западном телевидении, все больше проявляется другая тенденция — углубление в проблему. Детальная проработка ситуации, событий, человеческой истории.

— Вот-вот, все возвращается на круги своя... В советские времена, когда начинались позывные — туу-ту-ту-ту-ту-туту! — народ хватался за собачьи поводки и стремительно утекал из дому. В 90-х, наоборот, все присасывались в это время к экранам, просто оттого, что свободность та была в новинку. Так и сейчас происходит, но лишь в моменты ЧП. А в остальном ну так осточертели все эти «похоронные кампании», что народ, похоже, опять перестает их смотреть.

— Но рейтинги-то этого не показывают! Все социологические исследования выдают только то, что 80% людей, которые вообще смотрят телевизор, обязательно следят и за новостями.

— Но все примерно представляют, как делается большинство рейтингов. Что называется, в пределах Садового кольца. Все-таки люди и за этими пределами живут.

— Просто это уже как инстинкт...

— Познавательный инстинкт — это замечательно. А куда девался инстинкт самосохранения? Как говорят некоторые психологи — внутренней безопасности.

— Знаете, мы ориентируемся в первую очередь не на пассивного, а на активного зрителя. Который занят делом, сам хочет определять свою жизнь.

— Ну и при чем здесь телевидение?

— А мы подогреваем этот дух. И подаем политику, экономику не просто как обмен любезностями или колкостями. Допустим, идет материал о «Газпроме». Почему? Да потому что «Газпром» впрямую определяет нашу жизнь. Будем продавать газ — будут деньги в бюджете... Просветительскую роль у телевидения никто не забирал. Мы это и продвигаем. Всегда можно плакать и говорить: «Ох, как плохо живется!» Но что ты сам сделал или можешь сделать, чтобы тебе жилось хорошо?

В этом смысле у нас недавно прошел очень показательный сюжет. В поселке Горки, где располагается резиденция президента, общий водопровод на резиденцию и дачные участки. Так вот недавно дачный поселок от этого водопровода отключили. Мы, поскольку все родом из советского детства, поначалу решили делать репортаж о том, что вот опять народ бедный обжулили... Но потом корреспондент задал дачникам очень простой вопрос: «А что вы сами сделали для себя?» И вот что потом оказалось. Активисты поселка быстренько выяснили, сколько денег потребуется на новую скважину, собрали и быстро сделали свой водопровод. Я считаю, именно так и правильно действовать. Сам о себе не позаботишься, никто за тебя этого не сделает.

— Капитализм в действии?

— Скорее уж американская мечта в русском исполнении. Недавно пришел ко мне один корреспондент: «Лена, что нужно сделать, чтобы мне повысили зарплату?» Я была очень рада такой вот постановке вопроса. Не так: «Дай денег!» — а совсем другой посыл: как и что самому сделать, чтобы эти деньги были действительно заработаны?..

Растет новая генерация людей. Появилась уверенность, что в нынешних условиях, если постараться, вполне можно себя реализовать. И люди стали осознавать свою значимость. И при этом хотят обустроить не только свою жизнь, но и жизнь своей страны.

— Как вы патриотично настроены.

— А почему нет? Это не голый патриотизм. Таков дух времени. И моя задача, нашего канала — сделать так, чтобы все почувствовали себя не наблюдателями этой жизни, а ее участниками.

Антонина МАКАРЕНКО

На фотографиях:

  • ЕЛЕНА ФЕДОРОВА, БОСС ИНФОРМАЦИОННОГО ВЕЩАНИЯ REN TV
  • СЛОГАН REN TV — «ИСКRENНЕЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ». НО КАК МОГУТ БЫТЬ ИСКРЕННИМИ НОВОСТИ? МОГУТ...
Комментарии
Профиль пользователя