Коротко

Новости

Подробно

Я НЕ ЖЕНА ОЛИГАРХА

Журнал "Огонёк" от , стр. 21

Она всегда предупреждает перед интервью: «Только пишите не Маша, а Мария». Еще очень не любит, когда ставят знак равенства между ней и ее героинями. Но некоторые обстоятельства биографии Марии Мироновой вполне могли бы стать основой для фильма с названием «Олигарх»


Я НЕ ЖЕНА ОЛИГАРХА

— Мария, тут один мой знакомый фотограф, узнав о новой работе Лунгина, в которой вы сыграли жену олигарха, воскликнул: «Так это ж про нее, это она и есть, то есть была!»

— Так прямо и сказал?

— Слово в слово.

— Ваш знакомый прав лишь отчасти. Мой первый муж действительно был близок к олигархическим кругам и занимался очень серьезным бизнесом. Можно сказать, что он стоял у истоков рекламного бизнеса в нашей стране, в частности занимался рекламой на ОРТ. Кстати, это он привез для показа в России незабвенный мексиканский сериал «Богатые тоже плачут».

— Так вот кому мы должны сказать спасибо!

— С коммерческой точки зрения это было выгодное предприятие. И потом, огромное количество зрительниц наверняка могли бы задушить его в своих объятиях в порыве благодарности. Но биография моей героини и моя жизнь — это разные истории. Мой бывший супруг занимался очень крупным бизнесом, но, как говорят в таких случаях, на этом сходство заканчивается... Почти.

— Вот именно, что почти. Вы ведь около семи лет (столько длился ваш первый брак) вращались в этой среде, неужели ничего из ваших наблюдений не легло в фильм?

— Минуточку, я же не сценаристом на картине была, а актрисой. Первоосновой фильма стал роман Дубова «Большая пайка», а сценарий писали сам автор книги, Павел Лунгин и Александр Бородянский. Что касается моих наблюдений, то я в мире мегабизнеса была не разведчиком, а юной влюбленной и соответственно глупой семнадцатилетней девчонкой.

— И все же. Для многих этот мир абсолютно недосягаем и рифмуется с понятием «красивая жизнь». А у вас какие ассоциации?

— Ну атрибуты красивой жизни там, конечно же, есть. И для меня те годы в памяти навсегда остались очень яркими, праздничными, насыщенными. Это естественно, ведь я была влюблена, молода, поступила в театральный институт, у меня родился ребенок, через пару лет я продолжила обучение уже во ВГИКе, и все это время рядом со мной был мудрый, заботливый муж, кстати, старше меня на десять лет. Он опекал меня, многое объяснил в этой жизни. Это были годы становления моей личности и одновременно понимания, что все, что окружало меня, есть данность, а не факт моего личного труда.

— А почему вы расстались?

— Просто мой период взросления плавно перерос в наши качественно другие взаимоотношения.

— О, как туманно!

— Зато верно по сути — близкие поймут, что я имела в виду, а публике вовсе не обязательно знать все подробности личной жизни актрисы, лучше пусть следит за моими ролями. Я не героиня ток-шоу и не персонаж поп-культуры, чтобы раскрываться до пупа. Извините.

— Срезала!.. Что ж, вернемся к проблеме олигархических и околоолигархических слоев нашего общества. У нас уже сложилось общественное мнение, что в нашей стране быть богатым человеком, тем более очень-очень богатым, опасно. А раскатистое слово «олигарх» для простых людей не то ругательство, не то титул, не то черная метка — либо посадят, либо убьют...

— Вы знаете, а простые люди, в общем-то, правы. Но, с другой стороны, олигархи ничего общего не имеют с так называемыми «новыми русскими», туповатыми и некультурными, как их изображают в анекдотах. Справедливость требовала бы, чтобы именно олигархов назвали «новыми русскими», имея в виду их высокий интеллектуальный уровень, образованность и находчивость, которые в новых исторических условиях им удалось применить с такой выгодой для себя. Когда в нашей стране открылись эти экономические возможности, начали устанавливаться рыночные отношения, это было какое-то наваждение, знаете, как в той компьютерной игре, где волк бегает с корзинкой и подставляет ее под сыпящиеся как из рога изобилия яйца. Тогда в нашем бизнесе проворачивали фантастические операции и получали сумасшедшие прибыли. Выражение, что наши люди в то время «ходили по деньгам», можно понимать почти буквально. У многих через руки проходили огромные суммы, но единицы смогли их удержать и основать что-то стоящее, а не фирму-однодневку. Естественно, что период этого Клондайка не мог длиться вечно и золотоискатели начали выяснять отношения друг с другом. Вот ощущение напряженного ожидания, страха за самых близких — это как раз то, что лишает сна и покоя жен олигархов и других обеспеченных людей.

— Вы говорите это, исходя из собственного опыта? Бывали случаи, чтобы вашему мужу угрожали?

— Давайте так: мы сегодня говорим о фильме и о нашем представлении об олигархах, не переходя на личности. Соответственно я вам так отвечу: когда в бизнесе действует закон джунглей, супругам предпринимателей не остается ничего иного, как сходить с ума от беспокойства.

— Ну а кто виноват, что действуют именно такие законы? Не сами ли наши интеллектуалы от бизнеса установили эти правила? Их отстреливают, против них используются нечистоплотные средства борьбы, ничего общего не имеющие с естественным отбором по принципу экономической жизнеспособности. Но как разделить их на наших и ненаших, за кого болеть?

— Не знаю, не знаю, я далека от того, чтобы всех крупных предпринимателей мазать черной краской. И кто первый начал игру с такими жесткими правилами, сейчас уже не определить. Но знаю одно: когда я рассталась с этой жизнью, то среди прочих чувств испытала и облегчение.

— Получается что-то вроде «богатые тоже плачут».

— Я же вовсе не хочу сказать, что без денег жить легко. Просто, когда их чрезмерно много, они начинают приносить своим обладателям ничуть не меньше хлопот, чем когда их вовсе нет. Пусть люди отнесутся с недоверием к моим словам, но я-то теперь знаю это по собственному опыту. Я попробовала жить и так и этак. Хотя в моем нынешнем браке мы живем в относительном достатке, я не могу расслабиться, как раньше. Вот сейчас я снялась в большой картине, затем в сериале и все равно не могу себе позволить на какой-то период не думать о работе. Я очень люблю свою профессию, но надо признать, что помимо всего прочего занимаюсь ею еще и для того, чтобы заработать денег. Зато теперь я хозяйка своей судьбы. Комфорт, которым я была окружена раньше, и внимание, которое я вызывала, — все это была чужая заслуга. Моя фамилия, мое положение в обществе — это было то, что я получила либо по наследству, либо после замужества. В какой-то степени я сама все вернула на исходную позицию, в те времена, когда переводами уже в шестнадцать лет приносила в дом первые заработанные деньги и помогала маме.

— Ваша героиня из «Свадьбы» наверняка вызвала у зрителей такие же эмоции, как и только что произнесенные вами слова, — досаду, непонимание. Вернулась в свой поселок из благополучной сытой столичной жизни и для чего? Во имя той же пресловутой самореализации? Так ведь с деньгами реализоваться легче.

— Легче, но со своими. Помните, в «Свадьбе» есть еще более провокационный момент: героиня демонстративно выбрасывает бриллиантовые серьги, доставшиеся ей от любовника когда-то, в предыдущей жизни, и надевает дешевенькие — свадебный подарок мужа.

— И вы верите, что такое возможно?

— Возможно. Я собственными глазами видела, как моя подруга, у которой убили мужа-бизнесмена, методично выбрасывала в унитаз бриллиантовые украшения и спускала воду.

— Чего ни сделаешь в состоянии аффекта!

— Конечно, но именно в таком состоянии человек проявляет свою сущность, и ценности для него выстраиваются в порядке истинной значимости. Она просто поняла, что без любимого ей ничего не нужно.

— Да, в жизни иногда бывает такое, до чего и киношники недодумаются!

— Вот именно, попробуй такую сцену вставить в фильм — скажут, что такого не может быть.

— Кстати, о фильме. Ваша героиня соответствует стереотипу жены «нового русского»?

— Нет, она принадлежит к той категории жен богатых людей, которые любят своих мужей, а значит — терпит, пытается понять, прощает. Уж не знаю, кто более несчастлив, но существует и другая категория: женщины, вышедшие замуж по расчету и откровенно пользующиеся материальными преимуществами своего положения. Ну эти дамы, видимо как более яркие образы, стали героинями современного фольклора, фильмов, телевизионных ток-шоу. Но моя героиня другая — это не лентяйка, не дама из высшего света, которая не вылезает из бутиков и салонов красоты. Свой ум и талант она принесла в жертву делу, в жертву своему мужу, который очаровал и сломил ее волю. А он, как чаще всего бывает, не оценил этой жертвы. Проблема жен крупных предпринимателей в том, что, как правило, мужья психологически не могут справиться со свалившейся властью. Дело не в самих деньгах, а в подходе к ним, в беспредельной власти, которую они дают. Это искушения, которые можно преодолеть, лишь имея внутренние крепкие устои. У меня перед глазами пример моей близкой подруги, которой муж так и заявил: «Я хочу свободных взаимоотношений!» Понятно, какая свобода имеется в виду. Не знаю, может, среди олигархов и имеются верные мужья или хотя бы те, кто еще не полностью потерял стыд и щадит чувства своей жены, по крайней мере, скрывая свои похождения. Но чаще всего именно так и бывает. И дальше — это уже выбор женщины: дать мужу требуемую свободу или освободиться самой. Но ведь будучи материально зависимыми от своих супругов, немногие могут себе это позволить.

— И что же выбрала ваша подруга?

— Свободу для обоих, она ушла от него. Слава богу, она могла на это пойти, так как и сама крепко стоит на ногах, но она из той категории жен, что имели неосторожность выйти замуж по любви. И вот теперь расплачивается — разбитым сердцем, разрушенной семьей... Наших мужчин, особенно сверхбогатых, которым подвластно практически все, губит богатство выбора, не всякий устоит перед этим безумным количеством соблазнов в образе обольстительных юных девушек, жаждущих попасть под опеку обеспеченного господина. Я не знаю, может, тут демография виновата, может, социальные проблемы, при которых единицам наших мужчин удается себя проявить и достичь успеха в жизни. Но пока все обстоит именно так, как показано в нашей картине и как рассказываю вам я.

Время нашей беседы истекло, и, словно завершающий аккорд, звонит телефон. Вежливо отказавшись от чего-то и попрощавшись, Мария поясняет: «Звонила одна дама, которая занимается продажей ювелирных украшений, хотела продать мне комплект по эксклюзивной цене, «всего» за 50 000 долларов. Сказала, что это редкая удача, так он стоит все двести. Смешно, да? Наверное, она просто не знает — я уже не жена олигарха».

Лилит ГУЛАКЯН

В материале использованы фотографии: Льва ШЕРСТЕННИКОВА

 

«Олигарх» — фильм Павла Лунгина по книге Юлия Дубова «Большая пайка». Прототипом и книги и фильма стал Борис Березовский, и этот точный ход лег в основу шумной рекламной кампании, когда о самом фильме говорить не очень и хочется, больше говорят о том, что сопровождает его премьеру — то есть о деталях жизни, которые так или иначе попали или не попали в орбиту кино, в его «подноготную».

При этом мало кто заметил, что законы киноискусства сыграли с создателями фильма злую шутку, и они добились эффекта, какого сами вовсе не желали. Декларированной целью фильма (и устно, и в рекламных видеороликах, которые крутятся в эти дни по телевидению) являлась благородная цель — «очеловечить» в глазах народа образ олигарха. Превратить его из персонажа гадкого газетного комикса наподобие сталинского «врага народа» (образ, кстати, созданный отнюдь не «властью», а самими газетчиками) в живой, полнокровный, противоречивый образ некоего современного Емельяна Пугачева (и актер, кстати, тот же — Машков). Но для того чтобы сделать этот образ еще искреннее и еще полнокровнее, в фильм ввели любовную тему. Тема стала чуть ли не главной в компании «раскрутки». И вот тут-то и таился капкан.

Дело в том, что антитеза «любовь — деньги» является движущей силой совсем другого (не «производственного») жанра мирового кино. Тема «замужем за мафией» настолько хорошо известна зрителю, что аналогии не нужно искать — они приходят в голову сами. «Олигарх» (фильм о новом типе русского человека), таким образом, поневоле превратился в фильм... о мафии.

«Однажды в Америке» — здесь любовь главного героя по прозвищу Лапша (Роберт Де Ниро) к девочке из прошлого (Элизабет Мак-Говерн) становится основным препятствием в его «профессиональной» деятельности. Любовь и хладнокровный расчет несовместимы — обуреваемый противоречивыми чувствами, хладнокровный Лапша совершает целый ряд трагических ошибок.

Голова главного героя фильма Мартина Скорсезе «Казино» (снова Де Ниро) — это совсем не голова гангстера, а финансового гения. Но и здесь женщина встает на пути бизнеса (Шарон Стоун). Крах человеческий ведет к крушению блестящего бизнес-проекта.

«Крестный отец» с Дианой Китон и «Замужем за мафией» с Мишель Пфайфер, в сущности, о том же. Проблема больших денег и нечестной игры, проблема слишком сильных чувств при слишком большой занятости, проблема верных, порядочных, любящих, нежных... бандитов в роли мужей.

Трудно сравнивать художественные достоинства американских фильмов и нашей «первой ласточки» в этой теме. Достоинства, конечно, совсем разные. Но то, что создатели фильма попали под власть тех же стереотипов, говорит о многом. Во-первых, о том, что эпоха оригинального художественного мышления для нашего кино, видимо, окончательно в прошлом. Но еще и о том, что сама жизнь также складывается из однотипных кубиков, где стереотипные решения предлагает не автор, а сама человеческая природа.

На фотографиях:

  • 1. ПЕРЕД ДИАНОЙ КИТОН В «КРЕСТНОМ ОТЦЕ» ВСЕ ВРЕМЯ ЗАКРЫВАЛИ ДВЕРЬ
  • 2. ШАРОН СТОУН В «КАЗИНО» ПРЕСЛЕ-ДУЕТ АЛКОГОЛИЗМ
  • 3. КЭТРИН ЗЕТА-ДЖОНС В «ТРАФФИКЕ» УЗНАЕТ, ЧТО ЕЕ МУЖ — НАРКОБАРОН, ТОЛЬКО ПРИ ЕГО АРЕСТЕ
Комментарии
Профиль пользователя