Коротко

Новости

Подробно

ГЛАВНАЯ ЗАЩИТНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

Журнал "Огонёк" от , стр. 11

Товарищи! Известная молодежная организация «Идущие вместе» закончила свою могучую воспитательную акцию по обмену книг. Напомню: примерно два-три месяца назад она объявила стране вредных писателей — Пелевина, Сорокина, Маркса... а Ерофеева так вообще обозвала «писателем» (в кавычках)


ГЛАВНАЯ ЗАЩИТНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

Очертив врага, «Идущие вместе» предлагали каждому желающему прийти в определенное время в определенное место, где и поменять книги вредных чмошников на произведения полезных писателей. Шуму в связи с этой акцией было много. Бедных «Идущих вместе» обвиняли и в фашизме, и в нарушении свободы слова, называли хунвэйбинами. Но я-то знал, что эти ребята — люди добрые, хорошие и все делают для того, чтобы только стало лучше жить в стране. Поэтому пошел прямо в офис «Идущих вместе», чтобы набраться ума и напитаться их культурой.

К сожалению, главы движения Василия Якеменко в этот момент не оказалось в офисе. И поэтому про акцию мне рассказал пресс-секретарь «Идущих вместе» Денис Зайцев. Денис — высокий и почти всегда улыбающийся парень, на вид ему лет 25. У него большая голова, он носит узкие очки, свободную футболку и как всякий пресс-секретарь, хорошо умеет общаться с людьми: с теми, кто сможет пройти в офис. Дело в том, объяснил мне Денис, что тех, у кого нет членской карточки «Идущих вместе», пропускают в офис только с личного разрешения Василия Якеменко. А когда Василия Якеменко в офисе нет, вообще никого «левого» (так выразился Денис) в здание не пропускают или звонят Якеменко на мобильный телефон, чтоб он дал распоряжение...

— Звонить приходится часто... — вздохнул Денис, когда меня впустили. По пути к себе в кабинет Денис немножко пояснил ситуацию: — Василий контролирует всю организацию. От идеологии и до того, кто входит в офис. Мне кажется, это правильно... Только ему, наверное, тяжело очень приходится.

— А почему к вам нельзя заходить?

— А потому... что много провокаторов! Тут приходил известный наркоманский писатель Баян Ширянов, вот после этого визита мы никого к себе и не впускаем... Знаете такого?

— Ну слышал...

— ...он написал роман «Низший пилотаж», где описывает, как наркоманы получают кайф и умирают! А на днях пришел к нам... — Денис огляделся по сторонам для безопасности, поднес свое лицо ближе к моему и продолжил: — он пришел, представившись журналистом, чтоб написать материал про нашу акцию. Сначала мы его не узнали, но, как только он пересек наши двери, специальные люди тут же стали искать на него информацию. А внешность у него, сами знаете, очень яркая — борода черная такая, глаза сверкают... Ну, короче, мы его тут же и распознали. А как распознали, мы его тут же выгнали и никакого интервью ему давать не стали!

— Говорят, его пинками гнали. За что?

Денис посмотрел на меня укоризненно:

— Ну как за что? Я ж вам объяснил: он написал роман «Низший пилотаж», где описывается, как человек получает кайф от наркотиков. Он ведь провокатор, мы его сразу раскусили... А потом еще написали жалобу в Министерство культуры... Мы там министра культуры попросили прокомментировать книгу «Низший пилотаж», где описывается, как человек получает кайф от наркотиков...

— И что же министр культуры? — задал я вопрос, но Денис, кажется, даже не услышал. Он увлекся...

— Вы знаете, у нас очень много недоброжелателей. Вот возьмем хотя бы последнюю акцию по обмену книг. — Денис снова немножко помолчал и сказал совсем уж загадочную фразу: — Вот наш руководитель Василий Якеменко часто задается вопросом: почему люди в нашей стране всегда хотят идти от минуса, а не от плюса? Мы идем от плюса, например...

— В каком смысле?

— В том смысле, что мы провели акцию для того, чтобы показать людям, что на самых видных полках книжных магазинов лежат порнография и пропаганда наркотиков. А люди идут от минуса: они говорят, что мы запрещаем литературу...

— И все-таки... Меня больше всего, Денис, поражает следующее. Почему же вас общественность не любит?

— Василий Якеменко, наш идейный руководитель, тоже часто задавал нам такой вопрос и сам на него отвечал. Он считает, что все это потому, что у нас... общество такое.

— Какое?

Денис в своем стиле немного загадочно помолчал, улыбаясь, а уже потом пояснил:

— Наше общество не способно нормально, трезво воспринимать информацию. Наше общество, грубо говоря, не имеет защитных технологий, тут вы запомните, это очень важное понятие... Все это началось с 1991 года, когда к нам в страну хлынула западная культура. Если бы у нас в тот момент была защитная технология, мы бы очень аккуратно впитывали всю эту западную культуру. У нас защитной технологии не было — и что же в результате? Мы взяли только то, что легче всего и быстрее кушается, образно выражаясь.

Денис сделал глубокий вдох, потом глубокий выдох и уже спокойнее продолжил:

— Наша акция — это некоторая попытка стать защитной технологией для людей. Да, пусть в нас плюют, да, пусть мы в этой стране будем козлами отпущения, но свою важную миссию мы выполнили... Мы обратили внимание людей на плохих писателей. Кстати, многие из писателей, которых мы даже не называли плохими, хотели попасть в наш список. Например, Ерофеев... Он сам провоцировал нас. Вы смотрели знаменитую передачу «Свобода слова»? Там Василий Якеменко был... Он вступил в дискуссию с Ерофеевым, долго спорили о том, о сем... А потом Василий Якеменко, наш идеолог, и говорит Ерофееву, мол, Ерофеев, а прочитай свои произведения с матерными словами вслух! Ерофеев долго мялся, потом стал читать, а ведущий Савик Шустер закричал, что у НТВ отнимут лицензию. Тут всем все стало ясно. А на прошлой неделе мы окончательно закончили книжную акцию.

— А каков был логический конец?

— Мы собрали много книг... Пелевина — около 100! Так вот... конец всей этой акции — вернуть книги авторам.

— Для чего?

— Чтоб авторы знали, как к ним относится родная страна, может, им стыдно станет... Ну, это не важно... Короче, главная цель — вернуть книги. Сначала мы понесли возвращать книги Пелевину.

— Прямо к нему домой?

— Ну да. То, что там про него говорят... будто он живет большую часть времени не в России, будто никто не знает его адреса... все это ерунда! Не так сложно найти подъезд, в котором живет Пелевин... Мы туда пришли, а подъездный сторож нам тут же указал квартиру и сказал, что Пелевин дома, и тут же начал на него жаловаться. Он говорил, какие плохие Пелевин пишет книги, какой он в обычной жизни невоспитанный человек, как он себя плохо ведет. Одним словом, и в своем подъезде этот писателишко себя зарекомендовал...

— А вы его видели? — с нетерпением спросил я.

— Не спешите, — успокоил меня Денис... — Пелевин, узнав нас в глазок двери, решил нам не открывать, потому что, видимо, боялся, что мы ему вернем книги и пристыдим его. Он даже телефон отключил у себя в квартире. Ну... мы постояли так с полчаса, а потом забаррикадировали Пелевину дверь входную книгами так, что, когда дверь откроешь, книги сразу на человека упадут... Это мы сделали, чтоб Пелевин знал, как к нему общественность в России относится, чтоб он больше наркоманские кайфы не пропагандировал... Стояли у подъезда, не помню сколько, кричали наши лозунги, речевки... Вот... потом Сорокину тоже вернули книги, потом Карлу Марксу...

— Карл Маркс после вашей акции точно не будет больше писать плохих книг...

— Карла Маркса приносили в основном старые люди... Мы его включили в список запрещенных книг за прошлый вред... А вернули как... Мы послали книги в город Карл-Маркс-Штадт, правда, большую половину книг не взяли, так как книги старые и считаются раритетными... Их мы вернем в Институт марксизма-ленинизма...

— Какая у вас любимая книга? — неожиданно спросил я.

Денис нервно улыбнулся:

— Это лучше у Василия Якеменко спросить, — немного помолчал и добавил: — «Парфюмер»... этого... не помню, кто написал, недавно прочитал, очень сильное впечатление «Парфюмер» на меня произвел...

...Денис Зайцев приехал в столицу из города Волгограда, журналистом был, выпускал собственную газету. Дела у него шли плохо, пока он не встретил Василия Якеменко. И Василий ему объяснил, почему дела у него идут плохо: потому что общество такое. Теперь Денис вместе с Василием исправляет общество.

— Не хотите с нами в тур съездить? Мы поедем по городам-героям вместе с ветеранами, будем воспитывать в молодежи патриотические начала. А я вижу в вас потенцию для патриотизма, вот мы его вам и разовьем... Знаете, в эту поездку может даже сам Василий Якеменко поехать... — Денис широко улыбнулся.

...Я вышел из важно охраняемого офиса «Идущих вместе», и мне стало стыдно за то, что так плохо писал и думал об «Идущих вместе». Мол, опасные это люди и все такое.

Безопасные абсолютно.

Саша ИВАНСКИЙ

 

«Уже больше года приходилось наблюдать за медленной агонией старейшего российского журнала «Огонек». Некогда хороший журнал превратился в собственный труп, в котором от прежнего журнала лишь жалкий остов — название, формат, имена бывших главредов. Все остальное — страшное бесформенное месиво, «гроб окрашенный, снаружи красивый, а внутри полный всякой нечистоты», в котором копошатся могильные черви — Никонов, Решетников, Коликов, Назаров и прочие, которым несть числа... Давно пора бы останки убрать, оттащить с дороги на обочину, в канаву — но вроде бы нельзя, «ведь мы не хотим цензуры», как восклицает почти в отчаянии в одном из интервью Олег Табаков. И поэтому каждый раз, открывая очередной номер, приходится зажимать нос и неустанно удивляться одному — оказывается, скотство, хамство, пошлость, ерничество и примитивизм безграничны и бездонны, как и совершенство. Каждый раз, прочтя очередное «откровение» и моя руки, думаешь: «Все, приплыли». Однако, открыв следующий номер, понимаешь, что еще даже не отплывали, что только сдвинулись с места в порту и плыть еще, наверное, неизвестно сколько, а ветер, надувающий драные паруса сеятелей «тупого, мерзкого, скоропреходящего», продолжает крепчать.

Один из номеров донес до «града и мира» очередную статью т.н. «любимца читающей публики», «журналиста» Александра Никонова «Идущие вместе или сидящие за стеклом». Скажу честно, с первого раза прочесть не удалось — приходилось прерываться, чтобы отдышаться, придти в себя, отбормотаться и отвсплескиваться руками. Вот и сейчас, обращаясь к этой теме, я позволю себе, в целях самосохранения, припадать время от времени к живительному источнику, текущему из вечности — Антону Павловичу Чехову, который, среди прочего, велик своей удивительной современностью.

И думаешь в конце — «если это все специально, за деньги — сколько же может стоить подобная мерзость? И неужели за деньги, за очень большие деньги, можно поганить все человечество, можно призывать всех назад на деревья, можно оплевывать тех, кто ничего плохого тебе не сделал? Есть ли границы?»

То, что мы видим — это целенаправленная и хорошо оплаченная маргинализация общества. То, что мы читаем — это неприкрытые призывы к развалу еще сохранившихся моральных устоев, к уничтожению тех принципов, на которых держится любое государство. И мы, порядочные, нравственные люди, ради своего будущего и будущего наших детей должны сделать все, чтобы остановить никоновых и тех, кто держит их за поводок. Любой ценой.

Читая Вас, Никонов, не только я, но и многие другие, очень достойные люди, готовы четко и ответственно заявить — это пишет мразь! Это пишет подонок! Это пишет скотина! Это слова выродка, истребившего и продавшего в себе все человеческое и теперь стремящегося сделать как можно больше людей такими же негодяями и мерзавцами. И мне не страшны судебные иски «о защите чести и достоинства» — у Никонова нет ни того, ни другого. Он и в суд-то если и подаст, то только для того, чтобы не упустить удобный случай еще раз продаться и на собственной, многократно проданной, шкуре еще раз заработать деньжонок.

Главный редактор газеты «Будь лучше» Якеменко Б.Г.»

Уважаемый Б.Г.!

Признаться, немало веселых минут доставило мне Ваше остроумное сочинение. Нисколько не сомневаюсь, что писали Вы искренне, неоднократно прерываясь, чтобы «отдышаться, придти в себя, отбормотаться и отвсплескиваться руками». Однако, несмотря на полученную радость, вынужден Вас огорчить: в суд я на Вас подавать не стану. Вы ведь, намеренно подставляясь под уголовную (!) статью об оскорблении (ст. 130 УК РФ, до года исправительных работ или штраф до 200 МРОТ), сделали это в расчете на рекламу от шумного судебного процесса, не так ли? Не могу доставить Вам такого удовольствия: оно слишком эгоистично с Вашей стороны, ибо если Вас присудят к штрафу, материально пострадаете не только Вы, но и Ваша семья — жена, дети. Огорчены будут также Ваши родители (дай Бог им здоровья). Подумайте о них, прежде чем допускать подобные экзерсисы впредь. Советую это Вам совершенно искренне, как человек сам побывавший под уголовным преследованием за журналистскую деятельность. Желаю дальнейших творческих успехов, в Вашем пере чувствуется задор и определенные творческие потенции, которые необходимо всячески развивать.

Засим разрешите откланяться, искренне Ваш Александр НИКОНОВ
— мразь, подонок, скотина, выродок, могильный червь, истребивший и продавший в себе все человеческое, чтобы сделать как можно больше людей такими же негодяями и мерзавцами...

Комментарии
Профиль пользователя