Коротко

Новости

Подробно

ТЕОРIЯ ИСКЛЮЧЕНИЙ

Журнал "Огонёк" от , стр. 7

Я давно его знаю, уже лет десять. Он все это время занимался в своем институте солнечными циклами — разные спектры просчитывал, корреляции вылавливал между геомагнитной активностью и приступами рублевой эмиссии... Интересный человек. Приехал я к нему на дачу как раз по поводу последних событий на Солнце, вспышек этих пресловутых. Хотел узнать, чем нам это грозит, то да се, чайку попить с лимоном. А вышел через три часа с тяжелой головой. И виновато в этом было вовсе не Солнце...


ТЕОРIЯ ИСКЛЮЧЕНИЙ

Знаете, почему ученые не верят в чудеса? Потому что они противоречат всем известным нам законам физики, химии, биологии... А знаете, почему ученые не верят в телепатию, НЛО, ясновидение и прочую парапсихологию? Потому что эти явления невоспроизводимы, апериодичны, то есть опытным путем (путем многочисленных прогнозируемых повторений) проверить их существование нельзя. Но что делать ученым, когда происходит то, что произойти не может, причем происходит апериодически? Креститься, что ли?..


А ГДЕ У ВАС ТУТ МОЖНО КИПЯТОЧКОМ РАЗЖИТЬСЯ?

Болдинская осень бывает не только у поэтов. И не только осень. И не только Болдинская. У московского физика Виктора Чибрикина из Института химической физики случилась Малаховская зима. И тоже весьма благотворно повлияла на ход умственной деятельности, надо сказать.

Человек с осени заперся на даче, в Малаховке, на работе в институте не появлялся, а его руководитель по фамилии Петров не только не уволил Чибрикина, а даже, напротив, благословил его на научный подвиг и старался не отвлекать. Потому что понимал — занимается товарищ Чибрикин архиважным для страны делом — чудесами. То есть явлениями, как вы уже усвоили, апериодическими и непредсказуемыми.

Сняв с плиты горячий чайник, небритый Виктор Михалыч в потертых домашних джинсах во время нашего совместного чаепития поделился последними открытиями. Положил передо мной папку с формулами. Я пролистал и закрыл. Попросил на русский перевести. Потому что понял я из этого беглого пролистывания только, что занялся человек тем, чем редко кто занимается, — начал решать методами физики, химии и математики философские вопросы.

А когда Чибрикин рот открыл и стал объяснять, сразу один фантастический рассказ в памяти всплыл, который я в детстве прочел. Сюжет не помню, героев не помню, отложилось только, что герои столкнулись в космосе с чем-то таким, чего быть не могло. И тогда один из героев решился на смелую гипотезу: а вдруг мир совсем не таков, каким мы его себе представляем?

Как мы познаем мир? — рассуждал герой. Мы познаем мир с помощью научной методологии. Что это значит? Ну вот, например, есть некий черный ящик с синей и красной лампой и кнопкой. Ученый проводит серию опытов — двадцать раз нажимает кнопку. И каждый раз загорается красная лампа. Если ученый добросовестный, он проведет еще серию опытов — еще раз двадцать нажмет кнопку. Каждый раз загорится красная лампа. Ученый выведет закон: «При нажатии на кнопку ящика загорается красная лампа». Закон опубликуют в школьных учебниках. Наука сделана...

Это верно. Помню, на самой первой, базовой лабораторной работе по физике в институте нас заставили заниматься какими-то глупостями — мы брали стальной цилиндрик и мерили его высоту микрометром. По десять раз одну и ту же высоту. Значения получались чуть-чуть разные, потому что у каждого прибора есть ошибка, да и цилиндрик не идеален по высоте в разных точках. Потом мы вычисляли среднюю высоту цилиндрика, среднюю ошибку измерений и какую-то там среднюю квадратичную ошибку, кажется... В общем, учились делать измерения по-научному. Формулы специальные были. Но, кроме формул, мы узнали и еще одно правило, не формульное, а жизненное — крайние значения отбрасываются.

Крайние значения всегда отбрасываются. То есть, если в результате десяти измерений одно значение резко выделяется на фоне остальных, оно признается ошибочным. В простейшем случае с цилиндриком это было настолько самоочевидно, что никакого внутреннего протеста не вызывало, напротив — вызывало только внутреннее согласие. Ну в самом деле, если все значения измерений колеблются между 15,1 мм и 15,4 мм, то значение 158 мм, естественно, нужно выбросить при подсчете среднего. Явная ошибка — то ли измерил неточно, то ли записал неправильно. Не может же цилиндрик в десять раз увеличиться в какой-то момент!.. А на практике отбрасывается даже значение 15,8 — такое отклонение измерения на фоне остальных считается недопустимым.

Это я к тому, что если вдруг в газетах появляется сенсационное сообщение: на ящике загорелась синяя лампа, то вывод ясен — явный бред. Какая-то человеческая ошибка. Крайнее значение. А если фанатики не уймутся, можно взять ящик и провести серию опытов — специально для дураков. Сам великий (к тому времени) ученый не будет, конечно, проводить этот опыт, практикантам даст потренироваться — пусть поучатся, даже полезно. Ведь в науке что самое приятное: опыт может провести и убедиться в горении красной лампы любой и каждый, кто умеет жать кнопку, причем сделать это он может в любой точке земного шара. «Да будь я хоть негром преклонных годов...» Это и есть воспроизводимость результата, на которой строится наука.

Ну нажмут практиканты еще двадцать раз на кнопку. Ну сто раз нажмут. Тысячу раз никто нажимать не будет — скучно и бессмысленно. Еще раз подтвердят закон — красная загорается. А что если внутри ящика стоит логическое устройство, которое зажигает синюю лампу в среднем один раз на десять тысяч нажатий кнопки? Или один раз на сто тысяч нажатий? На миллион?.. Тогда это и есть чудо, то есть явление, противоречащее известному физическому закону и происходящее непонятно когда. «А вдруг мир как раз и устроен «чудесно»?» — рассуждал герой того фантастического рассказа. Ведь природа для нас — тот же черный ящик. Вдруг на миллион нажатий один раз случается чудо? И замерзает поставленный на плиту чайник.

...Со времен прочтения фантастического рассказика прошло много времени. Я стал большой дядька, по ходу произрастания выучил всякие науки. Мерил цилиндрик в институте. А главное — понял всю наивность того рассказика (точнее, его автора). Расстался с детскими иллюзиями и неразрешимыми вопросами. Бывает в детстве и отрочестве у каждого мыслящего существа человеческого роду-племени такой период, когда ребенок задумывается о мире, в котором живет. Например о том, фатален мир или нет, в чем смысл жизни, причине любви и прочей ерунде, не имеющей никакого отношения к будущей зарплате.

Потом, на уроках и лекциях по физике, гражданин с удивлением узнает, что физика уже ответила на многие философские вопросы, над которыми бились поколения придворных мыслителей, литераторов и школьников переходного возраста. Например, еще в начале XX века физик Гейзенберг взял и положил конец вековым спорам о фатальности мироздания, открыв принцип неопределенности — один из базовых физических принципов устройства материи. И те, кто изучает физику, облегченно вздохнули: не фатален!

Позже были открыты законы микромира, которые в микромире допускали «чудеса» — частица не может преодолеть потенциальный барьер, потому что энергия ее мала, и все-таки преодолевает этот барьер! Чем не чудо? Это «чудо» назвали туннельным эффектом. В микромире таких странностей много. Например, в нашем, «большом», мире есть объекты, а есть процессы. Мячик — объект. Прыганье мячика — процесс. Вода в луже — объект. Волны, бегущие по поверхности воды, — процесс. Принципиально разные вещи, правда? А вот в микромире нет разницы между объектом и процессом — это одно и то же. Волна — она же одновременно и частица. И наоборот. Единство в принципе несовместимых вещей назвали принципом дополнительности. И это заставило многих земных мыслителей, знакомых с физикой, задуматься о множественности истин и слегка подвинуть в сторону Абсолютную Истину, то есть Бога.

Микромир хоть и оказался принципиально непредсказуем, но зато просчитываем статистически. То есть нельзя было заранее предсказать, что произойдет с данной конкретной частицей, но можно было рассчитать вероятность того или иного события. Иными словами, из 100 частиц 10 полетят прямо, а 90 отклонятся от траектории, но какая именно пролетит, а какая нет — неизвестно, потому что частицы все абсолютно одинаковые. А поведение у них разное. «Неужто Бог играет в кости?» — изумляясь, воскликнул Эйнштейн.

Кроме того, в XX веке физики поняли, что знания изменяют мир буквально. Получая информацию о частице, мы изменяем ее. И вообще, любое измерение, любое получение знаний меняет объект узнавания. Потому что информация материальна. Вернее, она не существует вне материального носителя. И это сразу положило конец рассуждениям о бессмертной душе (в среде людей непредвзятых и знакомых с физикой, конечно).

Короче говоря, мы за последнее столетие многое узнали о кирпичиках мироздания. Да, микромир принципиально случайностен. Но! Мы-то живем не в микромире! Мы-то живем в макромире, где чайники, поставленные на плиту, исправно закипают, и мы давно уже научились этой завидной повторяемостью пользоваться. Если даже несколько молекул воды в чайнике случайно и столкнутся так удачно, что взаимно погасят свои скорости («замерзнут»), то их тут же растолкают другие «горячие» молекулы, коих вокруг мириады. Кипение продолжится. В нашем макромире менее вероятные флуктуации микромира тут же затушевываются статистически более вероятными микрособытиями. Поэтому и работают физические законы. Поэтому чайник кипит, Земля притягивает, а пальцы в розетку совать опасно... Поэтому в нашем макромире чудес не бывает.

Но они тем не менее случаются...


ЕСЛИ НЕЛЬЗЯ, НО ОЧЕНЬ ХОЧЕТСЯ...

21 сентября 1921 года в германском городе Оппау «зажглась синяя лампа». Там был крупнейший химический завод по производству азотных удобрений. Аммиачную селитру делали. Ее насыпали в кучи, кучи слеживались, и, чтобы их расколоть, в массиве долбили лунку, туда ставили небольшой зарядик, который взрываясь дробил монолит для погрузки в вагоны. Это было безопасно.

Это было безопасно, потому что десять, двадцать, сто, тысяча взрывиков прошли без последствий. Больше того, двадцать тысяч (!) дроблений взрывом прошли без эксцессов. Это был закон. Правило: удобрения не взрываются. А 21 сентября произошло исключение из правила — сдетонировала вся аммиачная селитра на складе. Если бы, как в гипотетическом примере из фантастического рассказа, действительно просто зажглась дурацкая синяя лампа на ящике, этому чуду никто бы не поверил, да и мало кто его заметил бы. Но здесь взорвался склад, химический завод и полгорода. Полегли сотни людей. А на месте взрыва возникло озеро глубиной 20 метров и площадью 100х165 метров. Не заметить такое «чудо» германским ученым было сложно.

А в 1991 году уже в России, под Рязанью, на окраине города Сасова, в чистом поле, уже без всяких детонаторов, взорвались и испарились 32 тонны сельхозудобрений. Ну что за прелесть эта аммиачная селитра!.. Сразу пошли разговоры о пришельцах и НЛО, потому что поверить в инопланетян нашим людям легче, чем в чистое чудо. А разве не чудо? По всей стране эта селитра десятилетиями кучами лежит. И вдруг ни с того ни с сего, самопроизвольно... Зато теперь про это чудо знает любой чеченский террорист. Чудо удалось вписать в научную и практическую картину мира (учебники по взрывному делу и два дома в Москве — в Печатниках и на Каширке).

...Теперь мир представляется физикам уже не таким примитивно механистичным, как в XIX веке. Была даже подсчитана вероятность того, что вода в чайнике, поставленном на огонь, замерзнет. Это стало чисто теоретическим упражнением, поскольку вероятность замерзания так низка, что времени существования Вселенной не хватит на его реализацию. Для этого нужна практическая вечность.

— Но ведь есть исключения и «менее исключительные». Почему они происходят?

— Вообще говоря, я задумался над этим давно, — говорит Чибрикин, снимая с плиты исправно закипевший чайник (по второй решили выпить). — Когда-то советская власть озаботилась продлением человеческой жизни, и перед учеными ставили такую задачу: искать лекарства от старения — геропротекторы... Вся академия над этим голову ломала. И я тогда вдруг подумал и трепанул кому-то, что даже если изобрести самое правильное, безупречное, идеальное средство для продления жизни и всем его дать, то большинству народа оно жизнь, конечно, продлит, но меньшинство умрет раньше.

— Почему?

— В силу физики. Мне тогда сказали: докажи, если ты не трепач! Я вывел формулы, послал статью в печать. Но был брежневский закат, и статью публиковать не стали. Прошло 20 лет. Я снова попал на очередной семинар, где искали механизмы продления жизни. И вспомнил свою забытую работу. И решил обобщить ее, довести до ума. Я знал, что всегда существуют Правила. И всегда существуют Исключения. Теперь я решил объяснить, почему они возникают. Найти физический механизм Исключений.

Почему, например, нет лекарств без побочных действий? В 1969 году вышла книга некоего Мозера «Болезни прогресса в медицине». Автор пишет, что лекарственная медицина породила столько же болезней, сколько лекарств. Он собрал более 5000 описаний побочного действия лекарств и медицинских процедур. Возник даже новый раздел медицины — ятрагенная патология, посвященная побочным действиям препаратов.

Наиболее известное побочное действие в те годы, когда писалась эта книга, получил талидомид. Это такое лекарство, которое придумали против токсикоза и отторжения плода у беременных. Оно облегчало процесс родов, имело успокаивающее действие... Им за многие годы воспользовались миллионы женщин. И все было хорошо. А потом выяснилось, что в ряде Исключительных случаев талидомид приводит к рождению уродов. Результат — 12 000 пострадавших на миллионы, принимавших лекарство.

— Действительно, интересно. Исключения во зло и Исключения во благо. Ведь наш мир — это мир исключений. Биологические мутации, которые являются двигателем эволюции и которые привели к появлению человека, — это природные ошибки, то есть исключения. Какова природа ошибок?

— Ясно, что природа Исключений лежит где-то в микромире, в мире квантов. Там случайность, то есть неопределенность, «размытость», — имманентное свойство материи, согласно фундаментальной формуле Гейзенберга. А мы такие большие, нам должно быть все равно. До нас ошибки микромира доходить не должны. Все исключения, которые случайно возникают в микромире, должны немедленно сглаживаться, потому что, условно говоря, на одну «ошибку» в микромире случается миллион «правильных» ответов. И большой макрообъект ведет себя вполне предсказуемо.

— Чайник кипит.

— Сейчас выключу... Теперь смотрите...

Чибрикин сгреб со стола несколько вилок и разложил их на столе в ряд, зубцами от себя. Вилки были алюминиевые, слегка помятые и не вполне чистые.

— Физические законы должны работать всегда, но иногда с определенной долей вероятности почему-то происходит сбой. — Виктор Михайлович указал на вилки. — Вот группа людей во времени. Некоторые живы, а некоторые умерли.

Чибрикин перевернул пару вилок зубцами к себе. Это были «мертвые» вилки.

— Или другой пример: всем известно, что консервирование сохраняет продукт. Но некоторые банки вздуваются. И какая именно банка вздуется, предсказать невозможно.

Я внимательно смотрел за манипуляциями Чибрикина. Ловкость рук и никакого мошенничества! Теперь вилки зубцами вверх означали целые банки, а вилки зубцами вниз — испорченные. У вилок было всего два «значения» — зубцами вверх или зубцами вниз. Пациент либо жив, либо... Что-то мне это напоминало. Где-то я это видел...

Спины! Электронные спины мы в институте обозначали стрелками. Ну есть такое свойство у электрона, помимо массы и заряда, — спин — магнитное свойство электрона. Либо стрелка вверх, либо стрелка вниз.

— Вы хотите сказать, что макрообъекты — банки, люди — порой ведут себя как элементарные частицы, как кванты?

— Да, в нашем мире объекты порой ведут себя как элементарные частицы. Мы привыкли, что кванты — очень маленькие. Но кванты не маленькие, кванты — дискретные, то есть неделимые. Мы тоже дискретные — не бывает же полчеловека! И состояния наши дискретны. Не бывает наполовину беременных. Так что людей вполне можно рассматривать с точки зрения квантовой механики... И использовать дискретную математику.

— Погодите. Я не понял: почему микроошибка на уровне какой-то элементарной частицы «вылезает» и распространяется на весь макрообъект? Из мухи нельзя раздуть слона. Просто потому, что мухи элементарно «не хватит».

— А скажите мне, почему чай сладкий: потому что сахар положили или потому что ложкой помешали?

— Из-за обеих причин.

— Верно. Одной причины недостаточно. Если не положить сахар, то нечему и быть сладким. То есть если не будет случайности на уровне элементарных частиц, откуда бы тогда взяться ошибкам в нашем мире? А если не помешать ложкой в чае, сладость не распространится по всему объему воды. То есть, помимо ошибки, должен существовать какой-то механизм распространения ошибки. Некая информационная система, которая делает ошибку «престижной», навязывает ее всему объекту.

— Что же это за информационная система? И какие еще бывают в жизни яркие исключения?


КТО ТАМ ШАГАЕТ ПРАВОЙ?

— Ошибок вокруг нас сколько угодно. Они — везде. Бить палкой по голове, как Правило, плохо для здоровья. Но в результате удара по голове одна слепая от рождения женщина в Англии прозрела. Как Исключение.

Еще пример. Вытекающая из вулкана магма имеет температуру выше точки Кюри... Вы еще помните, что такое точка Кюри?

— Обижаете. Это любой читатель «Огонька» должен знать. Я даже объяснять не буду, чтобы читателей не унижать...

— Ну прекрасно. Остывая ниже точки Кюри, магма становится ферромагнитной, то есть может намагничиваться, как железо. И намагничивается она, естественно, вдоль приложенного внешнего поля, то есть вдоль магнитных силовых линий Земли. Вулканическая порода намагничивается вдоль силовых линий Земли потому, что так энергетически выгоднее. Почему шарик не в горку катится, а с горки скатывается? По той же причине: горка — потенциальный энергетический барьер. Энергетически выгоднее скатиться вниз. Здесь действует главный физический принцип — принцип наименьшего действия. Поэтому шарик никогда в горку сам по себе не закатится. Магма всегда намагничивается вдоль поля планеты... Это Правило. Однако японский вулкан Харуна намагничен ПРОТИВ земного поля. Кимберлитовые трубки в Якутии намагничены тоже ПРОТИВ.

Открыл этот феномен японец Уэда из Токийского университета. Он потом писал, что был совершенно ошеломлен своим открытием. Уэда стал проводить опыты, он ставил кварцевые пробирки с породой в печь, нагревал выше точки Кюри, а потом охлаждал в магнитном поле. И из десятков пробирок несколько намагничивалось «не по закону». Позднейшие попытки связать обратную намагниченность с особенностями породы именно этого вулкана к успеху не привели. То есть дело было не в породе, а в чем-то другом, более глубинном.

— Кстати, среди людей есть такой нечастый феномен, когда человек поступает не так, как ему лично выгодно, а вопреки.

— В мире людей вообще полно исключений. Большинство людей правши, но есть и левши. Другой пример: в большинстве стран мира — правостороннее движение, а в некоторых — левостороннее. В результате случайных факторов, которые вдруг становятся «престижными», приоритетными, левосторонность может захватить целую страну. Например, в Англии это пошло от мореходов. Как бывший яхтсмен я могу сказать, что небольшим парусным судам удобнее расходиться левым галсом. Англия — морская держава. Поэтому там так и получилось.

А вот в Японии другая причина левостороннего движения. Поскольку большинство людей в мире правши, они носят меч, саблю или шпагу на левом боку, чтобы выхватывать было удобнее. Но только в Японии существовал обычай, по которому, если простолюдин на дороге задевал самурайский меч, он тем самым наносил мечу оскорбление. Такому человеку самурай незамедлительно отрубал голову. Поэтому самураев старались обходить с правой стороны, где нет меча. Так в Японии и возникло «неправильное» дорожное движение.

В дальнейшем направление движения привносилось из метрополий в колонии. Английские колонии теперь имеют левостороннее движение; французские, испанские, португальские, русские — правостороннее.

А бывает еще забавнее. В России, как известно, движение правостороннее. У нас 158 000 км правосторонних железных дорог. И при этом есть 200 км левостороннего железнодорожного сообщения — от Казанского вокзала до Рязани. Плюс еще две станции от Люберец по Куровской ветке левосторонние. Это составляет 0,1% от всей длины железных дорог. Исключение.

— По-моему, эту дорогу англичане строили.

— Да. Это была первая частная «железка», до нее железные дороги были все государственными. А на эту акционеры наняли английских инженеров...

Или вот, почему стрелка у механических часов идет слева направо, а не наоборот? Раньше, когда механические часы только-только были изобретены, стрелки на них запускали в разные стороны. Разницы ведь никакой нет, в какую сторону стрелки идут. Но в результате случайного фактора, который стал доминантным для всех производителей, все часы мира выпускаются с привычным нам движением стрелок. Даже выражение возникло — «по часовой стрелке». А случайной причиной послужило движение Солнца в северном полушарии — слева направо.

Другой пример — две фирмы выпускают одинаковые проигрыватели, только у одной фирмы диск вращается налево, а у другой направо. С точки зрения техники это абсолютно все равно. Вопрос: какая фирма победит в итоге? Ответ — скорее всего та, которой в первое время удастся продать наибольшее число проигрывателей. Потому что люди хотят обмениваться дисками. И прежде чем купить проигрыватель, я спрошу своих знакомых, в какую сторону у них диск крутится. И куплю такой же. Чтобы была совместимость.

— Я бы тоже теперь не купил «Макинтош», потому что у всех IBM, хотя, говорят, «Маки» лучше... Но что такое система информационного обмена у людей, мне понятно: мы базар травим. У нас есть реклама, пиар... Но электроны в застывающей магме ведь не обмениваются рассуждениями, как породу намагнитить. У природы-то какая информационная система, она же глупая?..

— А что такое информация?

— Информация?.. Это сигнал.

— Не совсем точно. По Винеру, «информация — это сигнал, которого ждут». Я вам говорю: «40 градусов». Если вы не ждете от меня ответа на конкретный вопрос, то для вас мое сообщение — пустой шум. То ли это температура больного, то ли угол, то ли крепость напитка... А если вы не понимаете русского языка, то ситуация еще темнее. Поэтому обязательно должно существовать некое общее информационное поле, общая информационная сеть, воспринимающая сигналы и навязывающая их в качестве «престижных» всему образцу, который таким образом становится Исключительным в ряду Правильных. Как вулкан Харуна. Он ведь целиком неправильно намагничен, а не пятнами. Подчеркиваю — исключение распространяется на весь объект.

— Как-то подозрительно звучит — «информационное поле». Этак вы сейчас договоритесь до...

— Ничего подозрительного. Информационная система — геомагнитное поле Земли. Если бы оно было однородным в пространстве и времени, никаких сбоев не было бы, и лава всегда застывала вдоль земного поля. Все происходило бы по учебнику. Но поле Земли под воздействием Солнца «гуляет». Это и порождает ошибки.

Вулкан намагнитится против поля. Банка вздуется. Человек заболеет. Лекарство даст побочный эффект. Самолет упадет...


СМЕРТЬ ПРЕЗИДЕНТА БУША (МЛАДШЕГО)

— А почему до вас всего этого никто не открыл, формул тех же не написал? Больше того, есть полным-полно ученых, которые говорят, что никак геомагнитное поле и Солнце не влияют на нашу жизнь...

— Потому что полевая информационная система устроена таким образом, что мы ее аппаратурно наблюдать не можем. Ну просто такова природа безызлучательного спинового обмена между электронами! Его можно наблюдать только косвенно... В основном, все процессы, происходящие вокруг, — это химия. Она внутри нас и вне нас. А что такое химические реакции? Это взаимодействие внешних электронов в атомах. Физический механизм исключений базируется на явлении магнитного резонанса...

Дальнейшие рассуждения Виктора Чибрикина о синглет-триплетном спиновом механизме я вынужден прервать по цензурным соображениям, ввиду их полной непубликабельности в широкой печати. Скажу лишь, что солнечные циклы и вспышки влияют на скорость прохождения всех химических реакций. В том числе и реакций в мозгу. Отсюда эпидемии, повышенная возбудимость некоторых политиков, вспышки насилия и самоубийств, а также всплески гениальных прозрений и изобретений — самые-самые разные формы Исключений.

— А дальше по цепочке — крупные изобретения дают начало экономическим циклам... Впервые длинные экономические циклы, которые базируются на освоении новых технологий, открыл Кондратьев... Меня удивляют ученые, которые говорят, будто Солнце не влияет на нашу земную жизнь. Есть масса работ по этому поводу... Существует даже такое понятие — «биологический экватор» Земли. Там наблюдаются аномальные социальные и биологические проявления. Причем вне зависимости от уровня развития стран и культуры народов, проживающих «на пути» этого экватора. Как вы думаете, с чем совпадает биологический экватор Земли? С ее магнитным экватором: здесь наибольший градиент напряженности поля. Как вы знаете, магнитный полюс не совпадает в географическим на 10Ѓ, поэтому не совпадают на 10Ѓ и экваторы...

— А сколько существует солнечных циклов, которые отражаются на нашей жизни?

— Есть огромнейший перечень солнечных ритмов, на которых сидят войны, землетрясения, эпидемии, извержения вулканов, экономические циклы. 2000-й и 2001 годы — годы активного Солнца. И в Америке началось небывалое экономическое падение. Кстати, об Америке...

Вот совершенно без комментариев приведу так называемое 20-летнее проклятие Белого дома. В Штатах каждый президент, избранный в «нулевой год», то есть в год, оканчивающийся на ноль, умирает при исполнении своих обязанностей. Уильям Гаррисон, Авраам Линкольн, Джеймс Гарфилд, Уоррен Гардинг, Франклин Рузвельт, Джон Кеннеди.

Началось это в 1840 году и продолжается до сих пор с периодом в 20 лет.

Последний — Джордж Буш-младший — избран в 2000 году.

— Конец котенку!.. Скоро вынесут вперед ногами... Слушайте, неужели в этом Правиле не было ни одного Исключения?

— Было, конечно. Рональд Рейган. Избран в 1980 году. Через два месяца в него стреляли. Жизнь президенту спасла быстрая медицинская помощь.

— Жалко. Такое правило испортил!.. А может, это все чистое совпадение? Ну, про нулевой год и смерть на посту...

— Если и так, то в Америке существуют более удивительные совпадения. Линкольн и Кеннеди. О сходных фактах и обстоятельствах их жизни и смерти уже много писали.

— Чудесная страна... Слушайте, если бы эти покушения рассматривал реконструктор истории академик Фоменко, он бы решил, что произошло случайное наложение источников и Кеннеди с Линкольном — одно и то же лицо... Но давайте вернемся к теории Исключений. Как мы можем использовать ваши гениальные прозрения на практике?

— Как из этого делать деньги, я не знаю. Я насыпал сахар. Надеюсь кто-нибудь когда-нибудь его размешает, распространив эту теорию на весь образец нашей цивилизации. И заработает на моем сахаре. Все хорошие теории рано или поздно приносили деньги. Впрочем, возможно, именно эта теория денег и не принесет. В виде Исключения...

Александр НИКОНОВ

В материале использованы фотографии: Александра БАСАЛАЕВА

На фотографиях:

  • ВОТ ОН КАКОЙ — ФИЗИК ЧИБРИКИН!
Комментарии
Профиль пользователя