Коротко


Подробно

КОНЕЦ СВЕТА В ЗАПАДНОМ ВАРИАНТЕ

Смотрел я на все это и испытывал противоречивые чувства. Даже не знаю, как вам это объяснить... В общем, иногда, глядя на Америку, я думал: это моя страна! А иногда меня от Америки просто тошнило


КОНЕЦ СВЕТА В ЗАПАДНОМ ВАРИАНТЕ

«Благими намерениями вымощена дорога в ад»
Это изречение как нельзя лучше подходит для сегодняшней Америки

В Америку я попал с «черного хода» — на Аляске гостил. Ну что сказать?.. Смотрел я на эту цитадель свободы и демократии и испытывал противоречивые чувства. Иногда, глядя на Америку, я думал: это моя страна! А иногда меня от Америки просто тошнило.

Если бы не Джек Лондон, что бы мы знали об Аляске? То же, что об Огайо или Айове, — ничего. А так — золотая лихорадка; застывающие на морозе плевки; гонки на собачьих упряжках; Смок и Малыш; бородатый мужик от последней спички хотел костер под елкой зажечь, согреться малость, а с елочной лапы ему в огонь снег упал — бац! Ошибочка вышла, обтрясти надо было сначала. Замерз мужик... Край-то какой суровый!..

Что еще, кроме вечных снегов? Какие, например, есть города на Аляске? Немногие вспомнят Анкоридж. При этом из тех, кто вспомнил, все почему-то уверены, что Анкоридж — столица штата Аляска. Это неправильное мнение.

Впрочем, все по порядку...


СОЦИАЛИЗМ — СВОБОДНЫЙ ТРУД СВОБОДНО СОБРАВШИХСЯ ЛЮДЕЙ

Говорят, познавать Америку нужно с маленьких городков. В этом смысле нам повезло. Наш «Боинг» сел в городке Ном, численность населения коего составляет всего ничего — 4000 человек. Когда-то, во времена золотой лихорадки, сюда приехало и жило в десять раз больше народу — 40.000 разных граждан надеялись малость разжиться тут золотишком. С тех пор город заметно «исхудал»: в наше время золотишко на северах добывать нерентабельно — что в России, что в Америке. Чуть упадет золото в цене на мировом рынке, на Аляске начинают лопаться золотодобывающие компании.

Впрочем, отдельные искатели приключений добывают на Аляске золото несмотря ни на что. Америка — свободная страна (как она о себе думает), поэтому каждый дурак может поставить палатку на берегу Берингова моря и начать мыть золото вручную или с помощью автоматической драги на керосиновом ходу. Все, что намыл, — твое. Бивуачный быт добытчиков по большей части убог, много на золоте не заработаешь, искатели удачи едва-едва оправдывают дорогу и расходы. И это понятно, мировая экономика давно уже не держится на золотых пиастрах, что подметил еще известный арапский пиит Пушкин: «...как государство богатеет, и чем живет, и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет».

Простого продукта в Америке — как грязи. Причем складывается ощущение, что весь американский продукт произведен в Китае. Какую вещь ни возьми — made in China. Доходит до того, что на витрине магазина могут вывесить надпись: «Здесь все товары только производства США». Но во-первых, это сомнительная реклама (американские товары дороже), а во-вторых, такую надпись я видел всего один раз — на маленьком магазинчике в большом городе Анкоридже. Только на один магазинчик и хватило товаров, сделанных в США... Что-нибудь Америка вообще производит, кроме долларов?.. Производит! Дурацкие американские автомобили — неуклюжие длиннобазные пикапы по шесть-восемь цилиндров с тошнотворно мягкой подвеской и вялой коробкой-автоматом. Летом — осенью в их открытые кузова наливается дождь, зимой наваливается снег, который всю зиму водители возят туда-сюда. Но американцы считают, что это круто — иметь пикап. Больше им не в чем крутизну свою проявить, потому что полиция не дремлет. Впрочем, о полиции ниже...

Это все от лени, между прочим, — коробки-автоматы, снег в кузове... Если вы спросите меня, как бы я охарактеризовал американцев, я бы сказал: американцы, как моя жена, — такие же безалаберные. А еще неряхи и в чем-то раздолбаи. Они не умеют одеваться, и им постоянно лень. Зимой в Номе можно наблюдать такую картину — в двадцатиградусный мороз подъезжает груженый (снегом, естественно, чем же еще?) пикап к магазинчику, вылазит оттуда жирная тетка в шортах и футболке и заваливает в магазин. Лень было одеваться, выходя из дому. Все им лень. Жрать только не лень...

Я, между прочим, не оговорился, когда сказал, что продуктов здесь, как грязи. Потому что грязи в городке Ном — как продуктов. Лужи, месиво... Я, честно говоря, не ожидал. Не думал, что в самой Америке есть грязь на дорогах. Ан есть! По некоторым улицам без резиновых сапог лучше не ходить. Можно, конечно, и в кроссовках пройти, но дольше идти придется: в сапогах маршрут прямее.

Между Чукоткой и Аляской десять лет назад налажен безвизовый обмен для аборигенов. Наши чукчи и эскимосы летают к своим родственникам из Провидения в Ном. Тогда же Аляска увидела и первых русских из тогда еще Советского Союза. Русские были встречены с большим энтузиазмом. Жители Нома даже спорили между собой, кто поселит у себя гостей из СССР. Некоторые за 500 километров приезжали в Ном, чтобы только одним глазком взглянуть на живых русских «с того берега». С тех пор пламя американского энтузиазма несколько приутихло, но жар еще тлеет — в этом году янки отправили целый пароход с гуманитарной помощью жителям нищей Чукотки. В основном, это были продукты питания.

Помимо налаживания международных связей, американцам вообще и номцам в частности очень нравится их история. Везде в общественных зданиях Нома висят столетней давности фотографии времен покорения Аляски — классические усатые дядьки в шляпах и с кобурами на поясе. А в качестве подобия изгородей на улице номцы приноровились использовать ковши старых драг, даже цветочки в них сажают.

Возил бригаду «Огонька» по городку и показывал его достопримечательности бывший русский зампредгорисполкома Жора, а ныне уборщик в школе Джордж. Родной язык за девять лет Джордж не забыл, но интонационный строй его русской речи выстроен на американский манер — с усилением к концу предложений. Так говорят у нас менеджеры, рекламирующие тайм-шеры, и супервайзеры, продающие гербалайф.

— Когда я уезжал, была еще советская власть, — говорил Джордж, везя нас на стареньком форде «Бронко», который не держал холостого хода и плохо тормозился. — Не было продуктов, не было колбасы, сыра, водки, гречки, бла-бла-бла... А вон еще одна церковь, смотрите. В Номе семь церквей. Одна из них используется как клуб. Там проводятся торжественные встречи... Говорят, теперь в Москве можно свободно купить автомобиль, это правда?

— Не только в Москве.

— Вау! Сколько же стоит новая «девятка»? Тысяч семь?

— Да нет, семь она до кризиса стоила. Сейчас штуки три, кажется. А что?

— Окей! Но все равно американская система власти устроена лучше. А в России лишь бы нагородить деловому человеку больше препятствий. Ноу вэй! Это не пойдет так. А здесь мы сами нанимаем правительство, и строго спрашиваем с него. У самого президента про Монику конкретно: «Трогал грудь?» А нельзя было! Это практикантка...


СТРАНА ПОБЕДИВШЕГО КОММУНИЗМА

Что не удалось сделать социалистам в России, удалось капиталистам в Америке. Во всяком случае того, что при большевиках называли сознательностью, в американцах больше, чем в бывших совках.

В редакции местной газеты я долго говорил с журналистами. Пытался понять суть экономических отношений внутри Аляски — между бюджетом и дотационными регионами, если использовать отечественную терминологию. Это был разговор глухих. Они не понимали меня, я не понимал их. Иногда мне казалось, что в результате перестройки и последующих за ней пертурбаций постсоветские люди стали большими экономистами и капиталистами, нежели американцы.

Дело в том, что накануне мы съездили на остров Святого Лаврентия, в местное аборигенское село. Живут там эскимосы. Естественно, их быт давно уже не тот, что сто лет назад. Эскимосы живут в двухэтажных домах с телефонами, пылесосами, телевизорами, компьютерами, гигантскими холодильниками, канализацией, радиостанциями и прочими прелестями белого человека. При этом аборигенам позволено то, чего не позволено белым — убивать китов и медведей (аргумент: они привыкли). В одном доме я насчитал 6 стволов, из них 4 — винтовки с дорогими оптическими прицелами, один дробовик и одна маленькая детская мелкашка, чтобы семилетний отпрыск в стрельбе тренировался.

Каждая здешняя семья имеет по паре снегоходов на зиму и по паре «форвиллеров» на бесснежный сезон. Слово «форвиллер» происходит от двух английских слов и буквально переводится как «четырехколесник». Это мотоцикл японского производства на четырех пузатых шинах. Другого средства передвижения на острове нет, поскольку на острове нет почвы — место, где стоит поселок, представляет собой огромный галечник с мелкой галькой. Здесь и пешком-то ходить трудно, нога в гальке вязнет, поэтому все от мала до велика ездят на форвиллерах. Бабки передвигаются по делу — от порога дома до магазина. А дети просто носятся на них туда-сюда от нечего делать. Один форвиллер стоит примерно 5000 долларов. Местная школа обошлась бюджету в 6 миллионов долларов.

Остров Святого Лаврентия — самая крайняя точка Америки, западнее уже Россия, Чукотка. Чукотка — край света для России. Восточнее уже Америка. Как живут аборигены на Чукотке, известно: в некоторых чукотских селах в магазинах из еды остался только уксус. Канализация и холодильники в этих условиях, как вы понимаете, просто не нужны. Электричества тоже нет — конец света...

При этом большинство жителей национальных сел — безработные. Им просто нечем заняться. Только российские аборигены медленно загибаются, а американские получают... нет, не пособие по безработице, а так называемый велфер, потому что вообще никогда нигде не работали и вряд ли будут: нет в поселке никакого производства, а уезжать они не хотят.

Вот об этом мы и токовали, как глухари, в редакции аляскинской газеты — русские и американские журналюги. Я поначалу грешил на переводчика, думал он плохо переводит, оттого меня и не понимают. Но оказалось, непонимание лежит гораздо глубже.

— Практически во всех аборигенских селах нет работы, — наседал я. — Для чего они нужны?

— Как нет работы? — удивлялись американские журналисты — цепные псы демократии и пропагандисты политической корректности. — Местные жители работают учителями, библиотекарями, завхозами, врачами, содержат магазинчики. Хотя есть и безработные.

— Погодите-погодите, но ведь это все сплошные бюджетники. На что живет само село? Они ничего не производят, только сидят на шее федерального бюджета.

— Но они платят налоги, покупают в магазинах...

— Ну вы даете, — раздражался я от американской тупости. — Но ведь, кроме безработных и бюджетников, которые тратят в своих сельпо бюджетные деньги, штату Аляска эти аборигенские села ничего не дают. Они убыточны. Так?

— Так, — наконец поняли собеседники мои тревоги.

— Но зачем они тогда нужны, эти села?

— В смысле?

— Почему не ликвидировать их за бесперспективностью, почему не переселить в большой город, тем более что в Америке вообще и в Анкоридже в частности сейчас экономический бум и просто не хватает рабочих рук? Сейчас уровень безработицы в Америке кое-где упал до пределов почти катастрофических. Уже невозможно расширять производство — «некем взять», как говорил наш царь Петр I. Для нормального развития экономики безработица должна составлять 4%. А я смотрел статистические данные — в некоторых штатах и графствах Америки она упала до 0,6%! Это экономический тупик.

— Верно. Рабочих рук не хватает. Человека на работу трудно найти, — соглашались американцы. — Но аборигены привыкли так жить.

— Мало ли кто к чему привык! Я привык ногти грызть — платите мне за это!.. Обрезать гадам финансирование, и пусть ищут работу! Бесхозяйственность какая-то!

— Нет, — отвечали мне политкорректные журналисты и цепные псы великой богадельни под названием Америка. — Люди в городах осознают это и согласны платить чуть больше налогов, чтобы местное население жило в привычных им местах.

...Гуманисты... Сознательные... А у нас уже последний уксус кончается.


АМЕРИКАНСКИЙ МОЙДОДЫР — КРИВОНОГИЙ И ХРОМОЙ

Конкуренция и обилие товаров порой приводят к забавным результатам... Такого количества самых разных сантехнических кранов я нигде не видел. Ленивые американцы предпочитают одной ручкой сразу все регулировать — и напор и температуру. Однако не всегда у разработчиков это получается. Есть такие конструкции кранов, в которых поворот единственной здоровенной рукоятки сначала открывает полностью холодную воду, дальнейшее кручение добавляет в струю горячую воду, усиливая напор. То есть температуру выставить удается, а нужный напор нет, он является функцией температуры.

Будучи человеком с техническим образованием, я полагал, что сумею справиться с любой примитивной техникой, а уж с сантехнической и подавно. Принцип-то простой: не можешь пустить воду — ищи включатель. Рычаг. Кнопку в стене. Педаль у пола. Наконец, выключатель может быть виртуальным — на фотоэлементах, то есть нужно просто поднести руки под кран, может быть, польется, бывает такое.

Но вот в трехкомнатной квартире, где поселили трех корреспондентов «Огонька», пошел я в ванную с намерением принять душ, и сомнения в собственной технической полноценности охватили меня. Нет, воду-то я открыл, конечно, но как переключить ее с крана на душ? Рычажок под краном служил для затыкания слива в ванной. А больше ничего не наблюдалось. Я обследовал и покрутил саму душирующую установку, торчащую из стены сверху, покрутил кран, исследовал близлежащие стены. Я не сдавался долго. Технарю в такой ситуации сдаваться стыдно. Я перепробовал все по нескольку раз. Тщетно. Пришедшие на помощь коллеги задумчиво крутили и дергали то, что минуты назад дергал я. Увы! Пришлось звать на помощь Джорджа. Уж он-то за девять лет пребывания в стране должен знать все системы...

— О, вы не первые русские, которые мучаются с американскими кранами, — смеялся Джордж, проходя в ванную комнату. — Некоторые здесь открывают воду и закрыть потом не могут, другие не могут открыть. Сейчас разберемся.

Однако пятиминутные разборки ни к чему не привели.

— Вот здесь вот, — вывернув кран вверх, Джордж показал пальцем в дырку крана, откуда текла вода и где стоял пластмассовый рассекатель, — должна быть специальная пимпочка. Видимо, во время ремонта ее сняли. Аут оф ордер, теперь не работает.

...Лишь на следующий день фотограф Феклистов случайно обнаружил штучку, переключающую воду с крана на душ. Вам, конечно, интересно, где она была. Позвольте мне не вдаваться в технические подробности, пусть в статье будет своя маленькая тайна. А вам — приятной помывки в Америке!

Вместе с тем Америка полна парадоксов. Несмотря на обилие самых разных систем водопроводных кранов, все унитазы в Штатах сделаны по одному принципу. Если европейские унитазы «сухие», то американские напоминают наполовину заполненную водой воронку. Это несет в себе некоторые преимущества: во-первых, становится ненужным ершик, ибо ничто уже не прилипает к благородному фарфору; а во-вторых, американский унитаз не лишен некоторого слезливого романтизма в духе «Унесенных ветром». Ибо после спуска озерцо воды вместе с тем, с чем организм решительно расстался, начинает медленно вращаться в ритме вальса, будто прощаясь с нами, заворачивается в воронку и со всхлипом исчезает с глаз долой, после чего унитаз снова наполовину наполняется свежей водой. И уже ничто не напоминает о былом.

Это плюсы американского сортира, как я уже сказал. Но есть и минусы. О, эти противные брызги, обдающие ваши филейные места!..


БЫТ ИЛИ НЕ БЫТ — ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

Каждому аляскинскому жителю правительство штата выплачивает ежегодно чуть больше тысячи долларов в качестве... Нет, не в качестве, а просто так. За то, что он есть. Это нефтяные деньги. Типа, на нашей землице нефть сосут, а что мы с этого имеем? А вот что — штуку баксов. Плюс бесплатные авиабилеты на курорт... Так вот, несмотря на этот ежегодный сюрприз, несмотря на пособия по безработице, пособия на детей, велферы, талоны на еду, некоторые работающие граждане едва сводят концы с концами. Потому что они-то пособий, велферов и талонов не получают. Порой выгоднее не работать, например прикинуться идиотом (инвалидом ума, это легко сделать, почитав книжки по психиатрии) и получать здоровенную пенсию по инвалидности, пальцем о палец не ударяя. Некоторые бывшие наши так и делают.

Вот вам «расклад по бабкам» экс-зампредседателя горисполкома, а ныне уборщика Джорджа. Зимой наш друг обогревает свое жилье керосиновым отопителем, который съедает 4 литра в день. Это 2 доллара. Пустяк, десять минут работы неквалифицированного специалиста.

10 долларов — еда на каждый день. Это 50 минут работы уборщика.

А вот жилье... За него приходится работать уже не минуты, а часы. Сейчас прикинем. Джордж снимает домик. 600 долларов в месяц он платит хозяину жилья; 200 долларов в месяц — за канализацию, воду, свет и уборку мусора; 60 — за керосин для отопления: 20 — телефон; 10 — газ для плиты... В общем, набегает девятьсот с хвостиком. Это за месяц. То есть 30 долларов в день — два с половиной часа работы уборщика.

Ну, еще бензин для двух автомобилей, которые Джордж по русской привычке и американской необходимости ремонтирует сам. Правда, ходят тревожные слухи, что бензин подорожает с полутора до двух долларов за литр.

Мебель, ковры, стиральная машина и сушилка — все у Джорджа с местной помойки. Стиральная машина со свалки прекрасно работает уже 9 лет, ковры он вымыл моющим пылесосом и получились как новые.

— Хорошая раньше была городская свалка, — делится пережитым Джордж. — Сейчас плохая стала, сейчас все прессом, трактором давят, целую стиральную машину уже не подберешь. И автомобили давят. Но покрышки для своей машины я все же беру на свалке. Зачем еще на покрышки тратиться?

Конечно, выгоднее было бы Джорджу взять кредит в банке лет на 10 — 15 и приобрести на него дом из фанеры (в Америке даже в Заполярье все строят из фанеры с утеплителем). Дом стоит 50 тысяч.

— Платил бы я ту же тысячу в месяц за жилье с учетом мусора и банковских процентов, но не бросал бы их на ветер, а вкладывал в свой же карман — в собственный дом.

Но увы, дело Джорджа о получении гражданства уже 9 лет ждет своей очереди на рассмотрение. Он имеет право на работу, но не имеет гражданства. И пока Джордж висит в воздухе, покупать дом не имеет смысла. Да и банк вряд ли даст кредит человеку без гражданства.

Зато телефонные переговоры с Россией чрезвычайно дешевы. Джордж дал нам позвонить в Россию со своего домашнего телефона по какой-то карточке. Минута — 20 центов. Елки-палки, задаром!.. У нас сотовая связь по Москве дороже стоит. И ничего, платим.

Есть у Джорджа еще одна мучительная статья расходов, из-за которой он залез в большие долги — расходы на лоера, то есть адвоката. Джордж экономит на страховке для автомобиля (около 100 долларов в месяц), хотя прекрасно понимает — случись какая авария по его вине, он уже никогда больше не поднимется. А вот на лоере Джорджу сэкономить не удалось. Такова специфика здешней жизни. Если ты живешь в Америке, все время будь готов платить лоеру, который стоит 175 долларов в час. Потому что эта страна создана для врачей и адвокатов.

Джордж долгое время подрабатывал у одного бизнесмена и теперь вынужден судиться с ним, поскольку этот фраер задолжал Джорджу 70.000 долларов зарплаты за несколько лет.

— Нанял я лоера, а что делать? — разводит руками Джордж. — В России я бы сам разобрался, почитал кодексы. У нас это можно. У нас простые законы.

— Да, — киваю я. — Я сам без всяких адвокатов в России два процесса выиграл. Да толку? Денег так и не получил.

— О, ноу проблем. Если в Америке выиграл, все получишь. Окей! От американского правосудия не побегаешь. Каждый человек имеет номер социального страхования, драйверскую лицензию, занесен в компьютер. Должник, даже если он уедет в другой штат, нигде не сумеет устроиться на работу, открыть дело. Все его имущество будет пущено с молотка, а если долг больше ста тысяч, он попадет в тюрьму. Но зато в Америке нельзя выиграть процесс без адвоката. Здесь вся система законов специально так запутана, чтобы дать заработать лоерам.


ОРДНУНГ ЮБЕР АЛЛЕС!

Когда нет преступности — хорошо. Местному номскому полицейскому лейтенанту Кевину Майклсу (по-нашему его должность соответствует замначальника УВД) за 18 лет работы не пришлось ни разу выстрелить. Жители Нома даже не вынимают ключей из замка зажигания, поскольку никто тут машин не угоняет. Некоторые горожане даже входные двери не запирают.

— Иногда смотришь: машины нет там, где ты ее оставил, — рассказывает Джордж. — Значит, кто-то взял, нужно было доехать, потом поставит на место.

Между тем Кевин Майклс поделился, что в день у них бывает примерно по два вызова:

— У нас маленький городок. А в маленьких городках обращаются в полицию в сто раз чаще, чем в крупных. В основном вызывают на семейные конфликты — мать поссорилась с сыном, муж с женой.

— И как же полиция их мирит?

— Ну, уже само присутствие полицейского с оружием приводит ссорящихся в чувство. Мы говорим, что пришли им помочь.

...Да, каждый американец знает, что полиция в случае чего особо с ним церемониться не будет, а сразу «поможет» — положат мордой на асфальт, наденут наручники, в участке откатают пальчики черной краской. Дальше суд, штраф, срок, стул...

Если товарищ очень пьян, полисмен остановится в двух шагах и мягко скажет: «Гражданин, вы выпили и потеряли контроль над собой. Перестаньте махать руками. Мы сейчас отвезем вас домой. А если не прекратите махать руками и вести себя пугающе для обывателей, будете арестованы». И несмотря на то, что товарищ крайне возбужден

и местами даже агрессивен, он соберется, включит остатки торможения и, отчаянно скрипя в мозгу полустертыми колодками,

остановится и согласится со всеми доводами офицера. Американцы — люди дрессированные.

Главная задача зимнего полицейского при обнаружении пьяного эскимосского тела, лежащего в сугробе, — спасти его от замерзания. Когда-то в Номе был вытрезвитель. Стоило вытрезвление пьяного 75 долларов. Но пришлось «вытрезвиловку» закрыть за нерентабельностью: нищие алкоголики не платили, а вытягивать эти деньги с них через суд — себе дороже. Невыгодно. Поэтому теперь алканавтов полицейские развозят по домам.

Гуманизм в Штатах дошел уже до того, что полицейским запретили убивать задерживаемых. То есть если раньше полицейский имел право стрелять на поражение вслед убегающему с места преступления бандюгану, то теперь стрелять вслед нельзя — надо, пыхтя, бежать за ним. А стрелять можно, только если преступник угрожает чьей-то жизни. То есть если он уже убил кого-то и убегает, все равно стрелять запрещено. Потому что пока он убегает, он никому не угрожает. Такая логика...

— Дайте пистолет подержать! — попросил я лейтенанта.

Он дал. Номская полиция вооружена австрийскими «Глоками». Хорошая штучка, доложу я вам! Грех такую носить и не воспользоваться. И пули... Во-первых, здоровенные. Во-вторых, с конической ямкой на носике. При попадании в тело, пуля раскрывается, как тюльпан. У нас с похожими на кабанов ходят. Завидую...


ОТ СУМЫ ДА ТЮРЬМЫ...

Они очень гордятся своим законопослушанием. Они ходят и улыбаются друг другу. На дорогах все ездят медленно, соблюдая непонятные ограничения. Прекрасно! Но как же они этого добились? А очень просто. И дело тут не в двухстах годах демократических традиций. Это в Европе, быть может, за счет традиций. А в США...

...Полицейским в Америке запрещено стрелять в воздух, то есть давать предупредительный выстрел. Если уж достал из кобуры, стреляй только на поражение.

...На той же Аляске есть самые разные полиции — муниципальная, федеральная, дорожная, есть полиция, которая занимается только охраной белых медведей, есть полиция, которая охраняет лосей... Короче, много всяких. У каждой полиции — своя нашивка на рукаве. Нашивка — цветной лоскуток, красная цена ему доллар. Но если простой гражданин нацепит на рукав понта ради полицейскую нашивку — год тюрьмы. Это если он прикинется охранником лосей. А если наденет нашивку федерала — срок вырастет.

...Езда в пьяном виде — год тюрьмы.

...Убил лося не в сезон охоты (браконьерство) — пять лет тюрьмы.

...Убил лося в сезон охоты, но не того... Лосей ведь даже в сезон охоты можно убивать не всяких. У «правильного» лося спереди на рогах должно быть три каких-то там отростка. С тремя отростками убивать можно. С двумя — запрещено. Не разглядел в свой оптический прицел, ошибся в подсчетах — год тюрьмы. Без разговоров.

...В маленьком городке Ном (напоминаю, 4000 жителей) — две тюрьмы. Для взрослых и малолетка.

— Кого и за что тут сажают в малолетку? — спросил я сопровождающего.

— Ну, если дети учителей или родителей не слушаются, совсем распоясались. Родителям же детей нельзя наказывать: у детей есть права, они могут подать в суд на родителей. Поэтому родители звонят в полицию и жалуются на отбившегося от рук отпрыска.

Короче, ремнем лупить нельзя. Поэтому сажают.

...Наша эмигрантка пошла с дочерью в магазин. Там ее пятилетнее чадо увидело какую-то игрушку и потребовало ее купить. Мама отказала. Дочка по русской привычке устроило форменную истерику, разоралась. Нервная мама по той же русской привычке шлепнула дочку по попе. Вечером к маме заявились какие-то люди, охраняющие права детей, и заявили, что если она еще раз ударит своего ребенка, то может быть лишена родительских прав. Видно, продавщица в магазине настучала.

...Выходец из России по имени Николай приехал с семьей в небольшой американский городок. Чтобы наладить отношения, сразу познакомился с соседями, пригласил их к себе на барбекю. Чтоб все по-людски было. В общем, познакомились, улыбались при встрече, раскланивались. А в один прекрасный день приходит Николаю повестка в суд. Оказывается, сосед на него подал. За то, что Николай не стрижет у себя перед домом газон, чем заставляет соседа нравственно страдать от некрасивого вида. Заметьте, Николай СВОЙ газон не стриг. Тем не менее американский суд присудил ему наказание в виде штрафа. Вечером после суда сосед встретил Николая все той же зубастой американской улыбкой и легким поклоном: «Хеллоу!» Не знаю, как стерпел Николай, а я бы подошел к этому соседу и так незаметно, чтобы никто посторонний свидетелем не вышел, чтоб со стороны казалось — приятельски беседуют двое старых друзей... шмазь бы ему сотворил, взяв пятерней за рожу. И сказал бы при этом что-нибудь приличествующее случаю. После чего пошел бы домой, а от порога со сладкой улыбкой помахал ошарашенному козлу ручкой: «Бай-бай, май френд!»

...В Милуоки одного гражданина посадили на 21 год. Угадайте, за что? Он кошку убил. Кошка — это такое маленькое четырехногое животное, их много. Нет, конечно, не только за кошку! Логика судьи была гораздо глубже: он не просто кошку убил, он вообще человек неприятный. Подняли на бедолагу досье и обнаружили, что в 1973 году он подрался, и в 1986 был с ним нехороший инцидент, и в 1988 он мужика бутылкой стукнул. Да еще вот теперь кошку своей жены грохнул! Несчастное существо спряталось от изверга под кроватью, но это не остановило садиста. Пуля из пистолета 22-го калибра оборвала жизнь домашней любимицы. Нужен нам такой зверь в свободной стране? Ясен перец, не нужен... Поэтому — «столыпинский вагончик по рельсам тук-тук-тук». Если бы в России кого-то приговорили к 21 году за кошку, страна бы вздрогнула. Мы говорим, что у нас очень жестокие законы. Да у нас даже при Сталине такого не бывало.

...Впрочем, моих сограждан (из тех, кому я рассказывал удивительные закидоны американского правосудия) больше всего поразила не история с кошкой и дядькой, а совсем другое. В Штате Юта дают год за супружескую измену и полгода за добрачный секс. В штате Мэриленд — ужаснись, сексуально продвинутая Россия! — некто Стивен Шохет получил 5 лет за... оральный секс, который в этом штате запрещен. И не только в этом! Еще в 23 штатах за несанкционированный властью секс можно получить от 30 суток до пожизненного. Кафка! Оруэлл! «Если вы еще на свободе, это не ваша заслуга, а наша недоработка!»

— Дикая страна! — не сговариваясь, воскликнули трое моих знакомых, когда услышали про это. Они правы: подобного нарушения прав человека нет, кажется, уже ни в одном нормальном государстве.

Когда-то мне встретилась странная цифра. Оказывается, относительное число сексуальных маньяков в Америке на порядок превышает число маньяков в других странах. Случайной флуктуацией этого не объяснишь. Теперь я знаю объяснение феномена. Америка — пуританская страна. А как известно, все подавляемое рано или поздно прорывается наружу в самом неприглядном и искаженном виде. В американских фильмах полно насилия. Головы отрываются, кровища хлещет, разлагающиеся трупы бегают. Это считается допустимым. Это дети смотрят. А вот голой сиськи по телевизору не увидишь. Лучше смерть, чем любовь. Министр образования, которая словечко публично промолвила о пользе мастурбации, была вынуждена подать в отставку из-за давления ханжей. В этой ханжеской стране с детства в человеческое подсознание вкладывается: секс хуже насилия, насилие допустимее секса. Чего ж удивляться обилию маньяков, которые выплескивают свои сексуальные комплексы более «допустимым» способом.

Впрочем, не только сексуальные права человека попираются в Америке, но и права на владение личным имуществом. В Орегоне и Нью-Джерси владельцам автомобилей запрещено... самостоятельно заправлять свои автомобили. То есть ты должен подъехать на заправку и ждать, пока тебя заправит бой. Возможно, этот дикий закон был принят для повышения занятости населения. Осталось только запретить гражданам самостоятельно умываться и убирать квартиру. И сажать, поймав с пылесосом.

...Перед человеком отсидевшим в Америке закрываются все двери, перекрываются все возможности карьерного роста. Это происходит неофициально. Это происходит фактически. А сесть в Америке — как два пальца...

Мы уже не удивляемся тому, что в России больше миллиона человек сидит, привыкли, что у нас едва ли не самое большое в мире число заключенных на сто тысяч населения. Делаем скидку на собственную дикость. Мол, вот в цивилизованных странах...

Америка — страна цивилизованная. А сидит в ней народу больше, чем в дикой России. И абсолютно и относительно. Это и есть свобода по-американски... Осознанная необходимость...

Кроме того, в Америке в законсервированном виде существуют разбросанные по разным штатам гигантские федеральные лагеря концентрации, готовые принять в случае чего десятки тысяч людей. Пока они пусты. Но если завтра война с Китаем, например, эти лагеря будут заполнены американскими гражданами китайской национальности. Их посадят в превентивном порядке. Так уже было во время Второй мировой, когда «на всякий случай» сажали американских японцев. А говорят, депортации придумал Сталин... Это и есть демократия по-американски.

Что там еще осталось? Политкорректность и феминизм? Один момент, сейчас оформлю... Честно говоря, даже не знаю, зачем американские мужчины женятся в современной Америке. Ведь при разводе у них отберут не только жену и детей, но и разденут до нитки. Тетеньки этой страны добились реального преимущества перед дядями. Дискриминация на марше.

В Америке все на удивление проникнуто одержимым феминизмом, истеричной идеей равноправия. Однако есть вещи, до которых феминистки еще не додумались. Хочу подсказать американским феминисткам чудное поле для деятельности. Товарищи! В магазине я узрел оскорбительную для женщин вещь: мужские номера обуви больше женских! Это явное неуважение и совершенно неприкрытое унижение женского пола! Унижение каждодневное, незаметное и оттого очень вредное, если вдуматься, ибо подспудно проникает в подсознание женщины, заставляя ее чувствовать себя человеком более мелким по сравнению с мужчиной. Поэтому необходимо срочно провести закон о том, чтобы для женской обуви ввели специальные женские номера. Чтобы у мужчины номер обуви 12, и у женщины тоже 12. Но поменьше. Но 12!

...Когда я возвращался вечером с прогулки в свой «Хилтон», мимо с сиреной промчалась полиция — ловить очередного врага народа. Наверное, кто-то где-то кому-то не улыбнулся при встрече. Ничего, за пару лет тюрьмы у него будет время подумать над своим асоциальным поведением...

Александр НИКОНОВ

В материале использованы фотографии: Александра БАСАЛАЕВА, Юрия ФЕКЛИСТОВА
Журнал "Огонёк" №9 от 01.03.2001, стр. 27

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение