Коротко

Новости

Подробно

«ЯВЛИНСКИЙ МНЕ БЕСКОНЕЧНО СИМПАТИЧЕН»

Леонид ЯРМОЛЬНИК:

Журнал "Огонёк" от , стр. 16

«ЯВЛИНСКИЙ МНЕ БЕСКОНЕЧНО СИМПАТИЧЕН»


Леонид ЯРМОЛЬНИК:

С Леонидом Ярмольником мы встретились в международном аэропорту Шереметьево-2, откуда он должен был через полчаса улететь рейсом на Прагу. В связи с этим мой первый вопрос был:

Фото 1

— Леонид, зачем вы летите в Прагу?

— Затем, чтобы сниматься в новом фильме Алексея Германа «Трудно быть богом» по повести братьев Стругацких. Я играю главную роль Руматы.

— А раньше вы снимались у Германа?

— Нет, никогда, хотя дружим мы уже много лет.

— Как вы стали актером?

— Окончил Щукинское училище.

— Когда состоялся ваш актерский дебют?

— Смотря что понимать под дебютом. Если первое появление на сцене, то это случилось еще в начальных классах школы. Я разыгрывал пантомимы, насмотревшись Леонида Енгибарова. Более профессионально мне пришлось заниматься артистическим ремеслом в народном театре-студии имени Ленинского комсомола у нас во Львове (не путать с московским «Ленкомом»). Этот театр находился при клубе торговых работников, но соседство торгующих с храмом искусства никакого негативного влияния не оказывало. Театр имени Ленинского комсомола наряду со знаменитым театром Озерова был лучшим театром во Львове. Там моим первым театральным педагогом был актер и режиссер Ефим Романович Ланда, замечательный человек, прошедший войну.

Дальнейшая театральная школа была в Москве, куда я приехал в 1971 году поступать в Щукинское училище. Здесь моим главным учителем стал Юрий Васильевич Катин-Ярцев, прекрасный актер, режиссер и педагог. Но вообще коллег-учителей в Щукинском было очень много. Один из них Александр Ширвиндт, с которым до сих пор дружу. Другой — Алексей Кузнецов из Театра Вахтангова. Среди вахтанговцев назову еще Юрия Яковлева и Михаила Ульянова, которые очень помогли мне своим опытом. Ни разу не виделся я с Чарли Чаплином, но великий комик мне очень помог в овладении тайнами нашей профессии. Особо должен сказать о Леониде Енгибарове. Я успел встретиться с ним всего один раз, поскольку Енгибаров умер в 1972 году, через год после моего приезда в Москву. Но мне много раз довелось видеть его на сцене цирка, и я многое взял от его манеры выступления.

Фото 2

— В чем, по-вашему, значение искусства?

— Когда я был молод, то думал больше об артистической карьере, успехе и популярности. Но с годами все мы начинаем больше задумываться о смысле того, что делаем на сцене. Как бы ни хотелось успеха, но что бы я ни делал в кино и на телевидении, я хочу добиться того, чтобы люди оставались людьми, чтобы они умели ценить такие непреходящие ценности, как доброта, достоинство, честь, чтобы умели радоваться, не разучились улыбаться. Все, что я делаю, — делаю искренне, с любовью. Очень надеюсь, что после моих выступлений зрителям хочется проснуться утром, начать работать, созидать, творить. Искусство должно делать жизнь людей хоть немного лучше.

— Как вы оцениваете современное положение культуры в России?

— Несмотря на то что Россия переживает трудные времена, да и всегда переживала — через тернии, через невозможность, через вечную нехватку денег, — в русской культуре всегда что-то происходит. Несмотря на экономические и политические трудности, мы постоянно доказывали миру, что Россия способна рождать великие таланты.

Мне кажется, наши средства массовой информации привлекают внимание читателей главным образом тем, что тиражируют информацию о трудностях и проблемах. Поэтому создается впечатление, что у нас в стране абсолютно все хуже, чем у других. Конечно, проблемы у нас нешуточные. Но на самом деле у всех стран в мире есть проблемы. Не так все гладко в Европе и Америке, но там об этом не принято кричать на каждом шагу.

— Традиционный вопрос: над чем вы сейчас работаете?

— Сейчас я занят главным образом на телевидении. На РТР стартует мой «Отель» в новом варианте. Первый выпуск был приурочен к Международному женскому празднику. Он посвящен грандиозному успеху мюзикла «Метро». Далее предполагается выпускать его в эфир как спецпроект: один раз в два-три месяца, когда возникнет достойный повод — праздник или какая-нибудь дата. По этому принципу раньше делались «Голубой огонек» и «Вокруг смеха».

Следующий проект будет посвящен команде людей, которые делают «Русское радио». Ориентировочно он выйдет на РТР в мае.

Потом будет большая программа про «Машину времени». И, конечно же, каждую пятницу выходит мой «Гараж» — телевизионная семейная игра.

— А в кино вы сейчас снимаетесь? Или, может быть, сами снимаете? Вы ведь оказались очень удачливым продюсером российско-итальянского фильма «Московские каникулы», где также играли главную роль. Фильм пользовался большим зрительским успехом, а вы заслуженно были удостоены приза «Золотой Овен» как лучший продюсер года.

— Сейчас я снимаюсь только у Германа в «Трудно быть богом». У меня с Алексеем эксклюзивный контракт на весь 2000 год. Больше я ни в каких фильмах не имею права сниматься.

— А обратно в театр вас не тянет?

— Честно говоря, нет. После того как я покинул Таганку — после вынужденной эмиграции Юрия Любимова, — в которой проработал семь лет вместе с Владимиром Высоцким, Леонидом Филатовым, Аллой Демидовой, в другие театры меня как-то не тянет. Да в действительности Театр на Таганке умер уже тогда, после отъезда Юрия Любимова. Когда в семье сослан отец, детям его никогда не заменит отчим. Эфрос замечательный режиссер, но он должен был остаться в своем театре. Тут обстоятельства не эстетические, а нравственные.

Фото 3

— Как вы оцениваете современную политическую ситуацию в России и разворачивающуюся кампанию по выборам президента?

— Я устал от политики в нашей стране. Политическая ситуация у нас чрезвычайно изменчива. Многие хотят реализовать свои идеи, тратят на это время, силы и деньги, но вдруг обстановка резко меняется, проходят новые выборы, и все начинания идут прахом. Если бы некоторые политики могли потренироваться на других странах, а нам дать уже готовые результаты! Мы все поневоле вынуждены чувствовать себя участниками какого-то грандиозного эксперимента. У меня у самого постоянно такое ощущение. У нас все время меняются законы и правила игры. Я никогда не знаю, что я могу делать, чего не могу. Все время приходится переживать потрясения, зависеть от грядущей стратегии государства, от грядущих глупостей, а не от собственного таланта, опыта и профессионализма.

— Кто из участников сегодняшней предвыборной гонки вам понятнее?

— Пожалуй, Явлинский. Хотя мы с Явлинским земляки, оба львовяне...

— Между прочим, у вас обоих отцы офицеры...

— Да. Но наши жизненные пути ни разу не пересекались и лично мы не знакомы. Кстати, я его никогда не пародировал. Поэтому я могу поделиться только своим самым общим впечатлением о Григории Алексеевиче. Я горжусь, что мой город дал десять-пятнадцать человек, которые играют выдающуюся роль в современной российской жизни, каждый в своей отрасли. Есть и в актерском цехе. Явлинский же одна из самых ярких политических фигур нашего времени, со своей программой, со своей позицией. Он мне бесконечно симпатичен как человек принципиальный, грамотный, ясно и доступно рассказывающий о сложных вещах. Меня привлекает, что Явлинский твердо держит свою линию, не меняет ее даже в самую штормовую погоду. Его фракция «Яблоко» тоже демонстрирует стабильность своей позиции в Думе. Вот Жириновский, тот меняет свои позиции с легкостью необыкновенной. То он с теми, то с этими. Если ЛДПР — это футбол, то «Яблоко» — шахматы.

В этот момент к нам подошла группа симпатичных девушек-ватерполисток, улетавших на соревнования в Грецию. Они захотели сфотографироваться с Леонидом на память. После вызванной съемкой минутной паузы я задал моему собеседнику последний вопрос:

— Каковы ваши литературные предпочтения?

— Булгаков, Гоголь, Андрей Битов, Юз Алешковский. Юз всего два дня назад был у меня. Он всегда в Москве останавливается у нас с Макаревичем. Любимые мои вещи у Булгакова — это «Мастер и Маргарита» и «Собачье сердце».

— Булгаков и мой любимый писатель, я даже «Булгаковскую энциклопедию» написал. А что в его произведениях вам больше всего нравится?

— У Булгакова та выдумка, которая сильнее правды. Потому что он поэт. Это очень высокое звание. Всего несколько прозаиков в мире могут претендовать на то, что они поэты. Булгаков в их числе, а еще Гоголь. Недаром у него поэма «Мертвые души».

Тут объявили посадку в самолет. Я пожелал Леониду счастливого пути.

Борис СОКОЛОВ
доктор филологических наук

В материале использованы фотографии: Александра БАСАЛАЕВА, Льва ШЕРСТЕННИКОВА
Комментарии
Профиль пользователя